Режиссер А. Ридаль и замороженные продукты. Есть ли связь?..

23.10.2015 Автор: Рубрика: Бизнес»

Перед зрителем уже в первом действии представала старая, невежественная, варварская Россия, которая волею обстоятельств вступала в столкновение с новыми людьми и их делами.

И чем дальше шел спектакль, тем яснее звучала мысль о том, что «уездное варварство» встретилось лишь с цивилизованными варварами новой формации. Безжалостный приговор этим людям, бессильным и никчемным в своей жизни, в которой нет места героям, и становился нравственным выводом спектакля.

Также вам может показаться, что такая тема как замороженные продукты никак не связана и даже не тематична. Хотя, может быть и связана. В любом случае зайдите сюда. На этом сайте можно узнать много интересного на тему замороженные продукты. Это очень важная для многих людей тема. Спасибо за эту информацию.

С. Ассуиров в роли Черкуна уже в первом акте обозначал все точки над «и», не оставляя у зрителя никакого сомнения в разрушительной силе его энергичного прагматизма. Для С. Ассуирова особый смысл имели слова его героя из первого акта: «Все, что я вижу, сразу нравится или не нравится мне». Эта категоричность оценок Черкуна, приводящая к неизбежной ограниченности его жизненной позиции, становилась ясной зрителю уже в первом действии спектакля. Он сторонник решительного обновления всех устоявшихся порядков. Но в той спешке, с какой герой С. Ассуирова «саморазоблачался», нечетко просматривалась авторская оценка его судьбы. Потому что художественному исследованию характера Черкуна мешало «преждевременное развенчивание, снижая социальную значимость образа, обедняя его».

Такое «преждевременное развенчивание» образа заслонило очень важную черту характера Черкуна: его победоносную уверенность в первой половине спектакля в свои силы, в свое предназначение на земле. Его душевный настрой в этих сценах можно передать словами лирического героя С. Есенина:

Я сегодня рукой упругою Готов повернуть весь мир…

Контраст между этой готовностью героя в первой половине спектакля и его бессильной капитуляцией перед жизнью в последнем акте не прозвучал в спектакле в полную силу.
Зато с «необычайной пластичностью» раскрывалось в спектакле «варварство» Цыганова. Ю. Мизецкий рисовал «блестящий образ гурмана, бывшего законодателя мод, утонченного циника, опустошенного жизнью… В нем закономерно все: и желание развратить окружающих» и большое чувство к Надежде Монаховой…

  •  
Автор статьи:
написал 6026 статей.
Комментарии:

Оставьте комментарий!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.