Естественно-научная и гуманитарная формы культуры

21.04.2012 Автор: Рубрика: BIP-IP»

1. ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНАЯ И ГУМАНИТАРНАЯ ФОРМЫ КУЛЬТУРЫ. НАУЧНЫЙ МЕТОД

 

1.1. Естественно-научная и гуманитарная формы культуры

 

Под культурой в самом широком смысле принято понимать все то, что создано человечеством в ходе его исторического развития.

Иначе говоря, культура – это совокупность созданных человечеством материальных (материальная культура) и духовных (духовная культура) ценностей, а также способность человека производить и использовать данные ценности.

Нельзя забывать, что культура воплощает целостную систему представлений о мире, которая характеризует уровень развития, как всего общества, так и отдельной личности.

Понятие культуры в наше время недопустимо ассоциировать только с гуманитарным знанием, включающим философию, психологию, теорию литературы, музыки, изобразительного искусства и их отдельные феномены в виде тех или иных произведений. Культура определяет духовный мир человека, а он между тем формируется также и под воздействием осмысления Природы, поэтому естественнонаучное знание – это также часть общечеловеческой культуры.

Классическая и неклассическая стратегии естественнонаучного мышления развивались на основе наблюдений за природой и оформились благодаря естествознанию, так что можно уверенно утверждать, что оно обогатило сокровищницу мировой культуры бесценным вкладом – даром понимать природу и одновременно осознавать зависимость характера получаемого знания от своей мысленной позиции.
В
определенном смысле человек понял, что природа открывается ему настолько, насколько он внутренне настроен что-либо узнать о ней. Где, как не в этом, можно увидеть ярчайшее проявление единства человека и природы, гуманитарного и естественнонаучного начал культуры.

Очевидно, что человек может существовать только при соблюдении определенных условий бытия. Прежде всего, должны быть удовлетворены его потребности в пище, одежде, жилище, тепле, т.е. его материальные (биологические) потребности. С развитием цивилизации материальные потребности непрерывно растут.

Однако материальные потребности людей не исчерпывают всех их потребностей. Человек – существо разумное и биосоциальное. В связи с этим у человека, помимо материальных, имеются еще и так называемые духовные потребности. К понятию «духовное» обычно относят сознание, , психологию, волю, характер, ощущения, естественную потребность человека в познании окружающего мира (природы и общества).

Таким образом, духовные потребности человека – это потребности в развитии его знаний, чувств и ощущений с целью более полного и всестороннего ощущения красоты мира, развития воли, характера и т.д. Все это создает духовный мир человека, его духовную культуру. Развитие и совершенствование духовного мира является, в конечном счете, одним из важнейших элементов смысла существования человека на Земле.

Для удовлетворения духовных потребностей люди создали науку, искусство, философию, литературу, мораль, религию и т.д. Материальные носители духовного – язык, книги, художественно-изобразительные средства.

Осваивая эти ценности, человек постепенно развивает свой внутренний духовный мир: знания, интересы, ценности, т.е. все элементы духовной культуры. И, в конечном счете, можно образно сказать, что именно духовная культура делает человека Человеком.

Важнейшей частью духовной культуры, как было уже отмечено, наряду с искусством, правосознанием, религией и т.д., является наука.

Наука это особая сфера деятельности человека, направленная как на получение новых знаний, так и на разработку новых методов их получения.

Современная наука – сложная и многообразная система отдельных дисциплин. Науковеды насчитывают их несколько сотен.

К настоящему времени сложилась устойчивая традиция разделения всех дисциплин на две большие группы: естественно-научные и социогуманитарные знания, в связи, с чем выделяют два типа нар естественные и гуманитарные. Очевидно, что естественные и гуманитарные науки различаются, прежде всего, объектами исследования первые изучают природу, а вторые – человека и общество, характеризуются присущими только им особенностями познавательно деятельности. Они различаются не только объектом познания, но средствами и методами познания, формами результатов познания стилем мышления и методологическими установками.

Совокупность систем ценностей, идеалов, стилей мышления, методологических установок, присущих отдельным дисциплинам и их комплексам, называют научной культурой.

Различают формы культуры естественно-научного и гуманитарного познания. Так возникло и получило широкое распространение представление о «двух формах культуры» в науке − естественно-научной и гуманитарной.

Естественно-научная форма культуры система знаний о природе.

Гуманитарная форма культура система знаний о позитивно значимых ценностях бытия человека, социальных слоев, государства, человечества.

Наличие в единой культуре двух разнородных типов знания (естественно-научного и гуманитарного) стало предметом философского анализа еще в XIX в. Однако в XX в. произошел заметный и все более увеличавающийся разрыв между естественно-научной и гуманитарной культурами. Это связано с тем, что XX в. отмечен грандиозными успехами естествознания и последовавшей за этим научно-технической революцией. Овладение атомной энергией, создание всемирных глобальных телевизионных систем, выход человека в космос, расшифровка генетического кода и т.д. – эти и другие достижения естественно-научной культуры существенно изменили стиль и образ жизни человека. Гуманитарная же форма культуры предъявить что-либо равноценное не смогла.

Принимая также во внимание то обстоятельство, что развитие естествознания в XX в. связано с глобальной математизацией науки, приведшей к успешному применению математического моделирования для описания явлений и природных процессов, и на этой основе получены выдающиеся достижения и открытия, естественные науки приобрели «точных наук», а естествознание – «точного знания». Соответственно гуманитарные науки в массовом сознании перешли в разряд «неточных наук», или вообще «не наук».

Специфика естественно-научной формы культуры заключается в том, что знание о природе отчуждено от исследователя. Последний находится как бы за пределами сферы знания, сторонним наблюдателем. Поэтому естественнонаучное знание может постоянно совершенствоваться: на смену одному естествоиспытателю приходит другой, потом третий и т. п. Одни и те же естественно-научные законы могут открываться разными учеными, могут быть «синтетическими», т. е. включать в себя несколько различных открытий.

В то же время естественно-научное знание становится все более специализированным, во многих случаях недоступным представителям других специальностей. В связи с этим широкое распространение получила научно-популярная литература, как бы «перекидывающая мост» между обыденным сознанием и узкоспециализированным научным знанием.

Когда возникли и обособились отдельные науки о природе, вызревание подобных идей не то чтобы затормозилось, но перешло в латентную (скрытую) фазу. Долгое время они формировались подспудно, так как параллельно шел независимый процесс накопления и осмысления того, что происходит в природе. Мультидисциплинарные идеи обретали плоть по мере умножения конкретных знаний.

Гуманитарная форма культуры ориентирована на общечеловеческие ценности, такие, как гуманизм, демократия, мораль, человека и т. п. Но исследователь этой культуры находится внутри рассматриваемых проблем. Философские системы, религии, филологические исследования включают в себя особенности, присущие их творцу. Вся его жизнь часто неразрывно вплетена в «ткань» этих систем, религий и т.п. Поэтому и методы исследования, используемые в области гуманитарного знания, разительно отличаются от естественно-научных и сводятся преимущественно к интерпретациям, толкованиям, сравнениям.

Постепенно между двумя типами наук и форм культур образовалась научная пропасть, которая постепенно расширялась, и ученые, посвятившие себя изучению естественных и гуманитарных наук, стали все меньше понимать друг друга. Возникла опасная тенденция раскола научной интеллектуальной элиты современного общества.

К счастью, в последние десятилетия процесс конфронтации двух типов наук стал сменяться их сближением, а в ряде случаев и процессами интеграции.

Сама дифференциация наук по предметам изучения возникла сравнительно недавно. В древности существовала единая наука о природе. Она называлась натурфилософия. На природу смотрели как на единую сущность, и поэтому это была одна наука.

С течением времени в связи с расширением практических потребностей человека появились спектр отдельных наук о природе. Сначала астрономия и небесная механика, потом механика земных движений, далее учение о теплоте. Возник спектр междисциплинарных наук, таких как биохимия, физическая химия, и др. из-за специфических предметов исследования. При изучении пограничных явлений возникли методы смежных наук, в которых появилась новая тенденция, заключающаяся в интеграции научного знания, ибо много наук порождало больше незнания, специфичность отдельных наук и их языка. Создаются физическая, химическая, биологическая и др. картины мира, каждые из которых имеют свои границы. Вот и пришли к парадоксальной ситуации изучения единой природы по частям, которые отнюдь не способны естественным образом к взаимному проникновению и взаимопониманию. Это случилось по причине ухода от единого предмета и объекта, как бы его не называли. Ведь на улице «чужих детей не бывает», а «у семи нянек – дите без глаз». Так может быть в этом и состоит тормоз развития цивилизации, как закате единой культуры, понимаемой как способ жизни, а не выживания по второму сценарию?

Сумма частных картин не дает цельной картины и не только из-за неконтролируемого взаимодействия в природе и ничейных территорий (промежуточных предметов) разных наук, сколько в том, что такой подход и тенденции к дифференциации и интеграции оставляют за пределами наших формализованных знаний большие массивы тех знаний, умений и обладаний, которые как бы «выбрасывают с водой и ребенка».

Обращаясь к аналогиям, вспомним, что в искусстве также существуют направления, различающиеся методами отражения действительности. Это реализм, модернизм, импрессионизм и т. д. Нам трудно было бы оценить достоинства живописного произведения, в котором причудливо сочетались бы разные стили. Эклектика не порождает гармонии. Также и дисциплина «Концепции современного естествознания» может выродиться в набор большого числа отдельных наук, не рождающих вместе синергетического эффекта постижения природы на фундаментальном уровне без отторжения, поскольку упорное деление единого предмета по определению отторгает субъекта и делает его «сторонним наблюдателем», недоумевающим от того, что его готовят для энциклопедических знаний всего того, что содержится в этом множестве наук никогда не используемых в его жизни.

Необходимо отдавать себе отчет в том, что современное естествознание как мультидисциплинарная наука вовсе не сводится к совокупности знаний, полученных в частных науках. Оно использует эти знания, но особым образом. Здесь подразумевается более высокий уровень интеграции, усиления, взаимопроникновения, чем при традиционном междисциплинарном синтезе, а именно мультидисциплинарный синтез, порождающий взаимопроникновение наук, взаимоусиление итогового познавательного результата. Дело в том, что современное
естествознание это мультидисциплинарная научная область знания, предназначенная для формирования умений и обладаний человека, являющегося часть естественной и искусственной природы. Этим обозначается его направленность на поиск единых, универсальных закономерностей природы, воплощенных в объединяющих идеях и представлениях, признаваемых во всех естественных науках. Поэтому для становления современного естествознания необходим очень высокий уровень развития частных наук. Сейчас еще нельзя сказать, что он достигнут, поэтому современное естествознание находится в стадии формирования своих фундаментальных парадигм (систем основополагающих представлений), объединяющей идеей, например, служит синергетическая парадигма фундаментальности.

Другая важнейшая особенность современного естествознания связана с тем, что осмысление накопленного знания невозможно без исследования процедур его получения, т.е. знания истории науки и техники. Они принципиально влияют на результаты, формируя ту или иную стратегию научного мышления. Однако сейчас отметим, что на этом уровне современное (со-временное) естествознание интегрирует не только совокупные знания о природе, но и возвращает исследователя в новый диалог с природой на фундаментальном уровне без отторжения. Человек не противопоставляется миру природы, а рассматривается как его органическая часть.

В XX в. на основе неклассической стратегии естественнонаучного мышления зародилась новая неклассическая научная ментальность, главный смысл которой – отражение мира не в виде аддитивного множества объектов, явлений и типов, форм культур, а в виде сложной нелинейной, (мультидисциплинарной) системы взаимодействия частей и целого. Благодаря ей мир в нашем сознании обретает целостность, т. е. становится принципиально не делимым на отдельные фрагменты. Он наполняется внутренней гармонией вопреки внешне разрозненным и неоднозначным проявлениям. За многогранностью и многообразием объектов и процессов нашему пониманию открывается сложность открытого нелинейного мира.

В понимании всего сказанного выше заключается инновационная культура
как специфика мышления современного образованного человека (см. разд. 9.7). Благодаря системе образования эти качества личности должны формироваться и воспроизводиться в последующих поколениях. Тем более огорчительно, что современная система образования фактически не выполняет этой миссии, т.е. не формируем инновационной и интеллектуальной культуры в процессе обучения, воспитания и развития. Даже в наметившемся «болонском процессе» в двухступенчатом образовании бакалавр-магистр образуются лестница компетенций: знать, уметь, владеть, быть, как бы перевернув познание с ног на голову и отделив его, т.е. субъекта познания (человека) от объекта (природы). Древние люди по меткому выражению П. Флоренского понимали, что «прежде чем хотеть, нужно быть»: в единстве с природой и познавать, не отторгаясь от нее. Стало быть, что стоит такое , которое, по сути, подразумевает бытие после становления. По алгоритму И. Пригожина новый диалог человека и природы должен происходить «от бытия к становлению, от существующего к возникающему», т.е. постижение природы на фундаментальном уровне без отторжения. То есть целью постижения должно быть не владение, а обладание, присущее познающему субъекту на всех стадиях, поскольку «знание действительно становится силой, когда через владение приводит к самообладанию» (прим. ред.) Таким образом, лестница компетенций должна быть такой: быть, (если не будешь, то и не станешь), знать, уметь, обладать. Что может быть выше этого? Владеть (овладеть можно и силой) не обладая это временно, поскольку силу и можно потерять, а «обладать, владея» это нельзя потерять, отнять, купить и т.д., поскольку это является атрибутом, внутренней сущностью образованного интеллигентного человека.

Классическая ментальность более соответствует грубому повседневному опыту человека, а потому ее становление происходит без особых затруднений, как бы самопроизвольно. Несмотря на это, наше образование от школы до университета построено так, что львиная доля усилий (явных и неявных) тратится именно на ее усовершенствование. При этом для всего иного уже не остается времени, и большая часть студентов университетов оказывается обладателями преимущественно классического, а не синергетического стиля мышления. Резонно все же поставить вопрос: а так ли уж это опасно?

Нам думается, что опасно по следующим причинам. Во-первых, такая личность духовно обделена – она имеет представление лишь о части мира, потому что неклассическая его сторона навсегда скрыта от нее. Во-вторых, доминирование классического подхода в преподавании настраивает на восприятие природных и социальных процессов как некоего нарушения здравого смысла, как экзотического отступления от нормы, требующего для своего объяснения особых, специфических теорий. За подобными представлениями кроется не только общая научная малограмотность, которая не должна проявляться у образованного человека. Это чревато и профессиональной несостоятельностью, поскольку инновационная культура определяет успешность деятельности в любой сфере. В-третьих, подобные реакции к тому же вызывают и психологический дискомфорт – ведь встречаясь с неожиданными для классического мировоззрения фактами, человек испытывает эмоциональный и интеллектуальный стресс вместо того, чтобы воспринять их как естественное проявление неклассичности, нелинейности окружающего мира.

Наилучшим тренировочным полем для овладения неклассической стратегией мышления является процесс освоения знаний в естественнонаучной области.

Человеческое общество вступило в век господства принципиально новых, высоких технологий в различных сферах деятельности. И совершенно естественно, что новому, более высокому уровню цивилизации должна соответствовать новая, более высокая ступень развития человека и человеческого общества в целом в их взаимодействии с природой. Возникает задача целостного, гармонического развития духовных и материальных сил человека. А путь к ее решению – в единении и интеграции естественных и гуманитарных знаний, путь к единой (инновационной) культуре.

  •  
Метки текущей записи:
, , , , , , , , , , , , ,
Автор статьи:
написал 5565 статей.
Комментарии:

Оставьте комментарий!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.