Толстой при Петре Первом – репрессированный инквизитор

11.07.2015 Автор: Рубрика: Бизнес, Политология»

После смерти Петра в начале 1725 года спираль биографии Петра Толстого начинает закручиваться к своему началу: он опять становится заговорщиком и участником борьбы за трон. Когда еще у постели умирающего Петра птенцы его гнезда разбились на две придворные группировки, у Толстого выбора не было. Он примкнул к тем, кто потребовал позведения на престол вдовы покойного императора Екатерины I, вместе с Меншиковым, Бассевичем и Бутурлиным составив штаб этой группы и руководя этим мини-переворотом в осиротевшей империи.

К той группе петровских выдвиженцев, которая под руководством Голицына и Репнина требовала на царство малолетнего внука Петра и его полного тезки Петра Алексеевича, Толстому хода никак не было — царевич знал, кто руководил розыском и убийством его отца Алексея. Кроме того, партии «за Екатерину» и «за Петра» сложились автоматически. За маленького внука покойного царя стояла старая русская знать под началом Голицына, Долгорукого, Апраксина и Репнина, надеявшаяся свернуть слишком европейский крен реформ Петра на более спокойную и национальную дорогу. Поэтому Толстой, как и другие «выскочки» петровского окружения из мелких дворян, иностранных авантюристов и детей московских пирожников или литовских свинопасов (Меншиков, Бассевич, Девиер, Ягужин- ский и др.), немедленно собрались в противоборствующую партию сторонников продолжения петровского дела. А взятая царем в жены бывшая ливонская прачка Марта Скавронская (Екатерина после крещения в православие) в этом смысле была самым настоящим их символом и последней надеждой этих людей.

Этот дележ власти прошел почти бескровно. Как известно, Петр I отменил прежний порядок наследования в России, а сам завещания дописать не успел, и вопрос о наследнике решали в жарких спорах первые сановники империи и родственники почившего императора. Группа Толстого и Меншикова сыграла на опережение, стянув к дворцу вовремя верную им гвардию. А присутствие в этой группе сторонников Екатерины «первого инквизитора» империи Толстого, без сомнения, оказало на голицынскую группировку отрезвляющее психологическое воздействие. Здесь, без сомнения, уже сказывался мрачный имидж новой спецслужбы и страх, посеянный за восемь лет ее работы в стране.

В фильме Светланы Дружининой из сериала «Тайны дворцовых переворотов», где показаны события 1725 года у постели умершего императора Петра I, есть очень характерный и исторически вполне достоверный эпизод. Когда обе партии заговорщиков стягиваются во дворец для решения вопроса о наследнике, расставленные фельдмаршалом Репниным караулы пытаются не пускать во дворец сторонников «екатерининской партии» для обеспечения своего численного превосходства, но одного крика кучера толстовской кареты: «Не видишь, Тайная канцелярия» — достаточно для того, чтобы часовой в испуге убрал штык и бросился открывать ворота. Все это вполне могло происходить в тот день в Санкт-Петербурге, созданный имидж уже работал на молодую тайную полицию России.

  •  
Автор статьи:
написал 5956 статей.
Комментарии:

Оставьте комментарий!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.