Раздел II ПРИНЦИПЫ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО СОЦИАЛЬНОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА КАК ОСНОВАПРАВОТВОРЧЕСКОЙ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (Василевич ГА)

11.04.2011 Автор: Рубрика: Общая теория права»

Раздел II

ПРИНЦИПЫ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО СОЦИАЛЬНОГО ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА КАК ОСНОВА

ПРАВОТВОРЧЕСКОЙ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ

__ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Государство и право неотделимы друг от друга, они существуют вместе. Разумнее правовое регулирование — эффективнее в итоге деятельность государства. Право является важнейшим социальным регулятором общественных отношений.

В Республике Беларусь продолжается формирование правовой идеологии как систематизированного выражения правовых взглядов и идей. Участвуют в этом процессе ученые и преподаватели академических и учебных учреждений. С учетом зарубежного опыта у нас формируется представление о роли национального и международного , конституционности в становлении правового демократического социального государства. При этом белорусские ученые и специалисты, используя опыт других стран, содействуют созданию достаточно эффективного государственного механизма. Сейчас очень важно найти и установить оптимальный уровень взаимоотношений между государством и отдельным человеком, свести к минимуму «вторжение» государства в ту сферу индивидуума, в которой он может действовать автономно, исключить «избыточность» правового регулирования, внедрить в законотворческую и правоприменительную практику в качестве императива принципов, стандартов правового демократического государства.

В статье 1 Конституции Беларусь определяется как демократическое социальное правовое государство, что налагает соответствующие обязанности не только на правотворческие органы и тех, кто непосредственно исполняет нормы актов законодательства (государственные органы, должностных лиц, граждан), но и на Конституционный Суд.

15

Основой для такого движения являются принципы правового демократического государства, сформулированные либо «выводимые» из текста Конституции Республики Беларусь, международных документов, прежде всего посвященных статусу человека и гражданина. На их реализацию и направлена деятельность Конституционного Суда Республики Беларусь.

В юридической литературе (СССР, России, Беларуси) распространенным является мнение о делении всех принципов права по сфере их действия на общеправовые, специально-правовые и принципы отдельных институтов.

Как полагает Н.В. Васильев, к общеправовым следует относить те из них, которые являются основой всех отраслей права. К ним он относит такие принципы, как законность, гуманизм, равенство всех перед законом, ответственность за вину, справедливость1. Специально-правовыми (отраслевыми) признаются принципы, характерные для конкретной отрасли права.

Как справедливо отмечалось в литературе, для советской правовой доктрины было характерно исключительно позитивистское понимание права, что приводило к отрицанию принципов как самостоятельных источников права. В результате принципы (как конституционные, так и закрепленные в обобщенной форме в основах отраслевого законодательства) не применялись непосредственно судами и иными органами2. Как отмечает Р. Давид, первыми, кто возвел юридический позитивизм в ранг господствующей теории, были французские юристы3. В современный период такие представления должны быть пересмотрены, и именно французские юристы первыми попытались освободиться от этих взглядов4. Формирование нового подхода предопределяет как нынешний уровень правопонимания, так и предписания самой Конституции. Так, согласно статье 8 Основного Закона Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.

Основные принципы права содержатся в Конституции и актах текущего законодательства. Однако их перечень не является исчерпывающим: некоторые из них вытекают из самой природы правового демократического социального государства и выявля-

1 См.: Васильев, Н.В. Принципы советского уголовного права: учеб. пособие. М., 1983.

2 См.: Кононов, А.Л. Об общих принципах права во французской и бельгийской судебной практике по административным делам // Государство и право. 2001. № 3. С. 82.

3 См.: Давид,, Р., Жоффре-Спинози, К. Указ. соч. С.110.

4 Там же.

16

ются в процессе правоприменения судами либо иными органами в процессе разрешения юридических споров.

Наиболее активно выявляет и формирует права, которые предопределяют его позиции, Конституционный Суд Республики Беларусь. В целом такая линия действий характерна для всех современных органов конституционного контроля, а также Европейского Суда по правам человека.

Общие принципы предоставляют дополнительную защиту гражданам в силу того, что они позволяют заполнять пробелы в писаном праве.

На первом этапе признания роли общих принципов как источников права они рассматривались в генетической связи с писаным правом и в этой связи не признавались выше законов. Однако постепенно они стали рассматриваться как обязательные требования (а не рекомендации).

Французский исследователь Г. Брэбин рассматривает в качестве источников законности как писаное право, так и общие принципы права, включающие материальные и процессуальные нормы.

Общие принципы права позволяют судье обеспечить справедливое правосудие, ведь закон или иной писаный акт может быть неопределенным, устаревшим, содержать пробелы. По существу, общие принципы исправляют недостатки закона. Безусловно, что правоприменителю легче действовать, когда общие принципы сформулированы непосредственно в позитивном праве.

Ранее в публикациях нами обращалось внимание на то, что конституционные установления, содержащиеся в преамбуле Конституции, в силу их программного содержания имеют всеобщий (нормативный) характер1.

Конституционные принципы обладают нормативным характером. Как справедливо отмечает А. Голощапов, законодатель и закрепил их в Конституции с целью придания им общеобязательного характера2. По мнению В.О. Лучина, конституционные принципы аккумулируют, обобщают наиболее важные, социально значимые явления и процессы материальной и духовной жизни общества, дают им оценку и вводят их в рамки принятых в государстве нормативов3.

См.: Василевич, Г.А. Республики Беларусь: науч -правовой коммент. Мн., 2000. С. 30.

См.: Голощапов, А. Прямое действие конституционных норм и принципов // Законность. 2004. № 4. С. 46.

См.: Лучин, В.О. Конституция Российской Федерации: проблемы реализации. М., 2002. С. 11.

.com Нормативность конституционных принципов заключается помимо всего прочего в оказании направляющего воздействия на всю правовую систему; ими должны руководствоваться все правотворческие и правоприменительные органы.

В юридической литературе слово «принцип» раскрывается как начало, основа, руководящая , исходное положение. Дод принципами права понимают руководящие нормативные начала, лежащие в основе права, которые выражают его сущность и определяют общую направленность правового регулирования1.

В зависимости от формы закрепления принципы правовой системы подразделяют на «принципы-идеи (существующие в форме правосознания) и принципы-нормы или нормы-принципы, т.е. те принципы-идеи, которые закреплены в источниках права»2.

Нормы права часто подразделяются на отправные (первичные) и нормы — правила поведения. К первой разновидности норм относят нормы-начала, нормы-принципы, нормы-дефиниции3.

Особую роль в регулировании отношений между государствами, оказании влияния на внутреннюю политику, включая и правовую, играют общепризнанные принципы международного права, которые определяются как «исторически обусловленные, основополагающие общепринятые нормы, выражающие главное содержание международного права, его характерные черты и обладающие высшей императивной юридической силой»4.

Понятие «общепризнанные принципы», как отмечается в литературе, имеет исключительно международно-правовую природу, и именно здесь можно говорить о признании или непризнании разными государствами тех или иных идей и нормативов5.

По мнению А.Н. Талалаева, общепризнанными следует считать такие нормы, которые официально признаны общеобязательными (нормативными) всеми или почти всеми государствами6.

1 См.: Толстик, В.А. Общепризнанные принципы и нормы международного права в правовой системе России // Журн. рос. права. 2000. № 8. С. 70.

2 Толстик, В.А. // Журн. рос. права. 2000. № 8. С. 70; см. также: Карта-шов, В.Н. Принципы права. Теория государства и права: учебник / Под ред. М.И. Байтина, В.К. Бабаева. М, 1999. С. 22.

3 См.: Нормы советского права / Под ред. М.И. Байтина, В.К. Бабаева. Саратов, 1987.

4 Курс международного права: в 6 т. Т. 2. М., 1989. С. 5.

5 См.: Толстик, В.А. // Журн. рос. права. 2000. № 8. С. 71.

6 См.: Талалаев, А.Н. Соотношение международного и внутригосударственного права в Конституции Российской Федерации // Журн. рос. права. 1994. № 4. С. 5.

18

И.Н. Лукашук придерживается более мягкого подхода, полагая возможным рассматривать в качестве общепризнанных принципов и норм те из них, которые признаны достаточно представительным большинством государств. При этом он полагает, что общепризнанные принципы и нормы существуют в форме обычая1.

В литературе обращается внимание на то, что с точки зрения реальной практики имеет значение, какие государства «входят» в состав «подавляющего большинства» (например, Уганда или США)2.

В силу нормативности общепризнанных принципов возникает , являются ли они обязательными и для тех государств, которые их официально не признали? Ответ скорее отрицательный.

Обращение к принципам демократического правового государства обусловлено и тем, что мы уже прошли ту первоначальную стадию становления, когда в основе действий органов государственной власти, в том числе и Конституционного Суда, преобладало простое сопоставление норм Конституции и актов текущего законодательства. Развитие правовой культуры, интенсификация нормотворческого процесса, динамизм общественной жизни обусловливают необходимость проникновения в глубинную суть правовых норм.

Необходимо формировать уважение к собственной Конституции. Этого можно добиться в том случае, если на практике утвердится взгляд о непосредственном, прямом действии ее норм. Ведь конституционные нормы являются важнейшим рычагом для решения правовых конфликтов. В этом отношении потенциал Конституции неисчерпаем. Не затрагивая достаточно конкретные и однозначно понимаемые нормы, обратимся к такому базовому принципу, закрепленному в статье 6 Основного Закона, как верховенство права.

Верховенство права — это не что_ино.е^как торжество справедливости. Реализации этого принципа на практике наряду с законодательными и другими судебными органами содействует Кон-ституционнЩТ^уХРесг^лйки Беларусь.

Право должно содействовать экономической, социальной, духовной, демографической безопасности государства и общества, формированию политической системы, в основе которой находятся конституционные принципы и нормы.

Лукашук, И.Н. Нормы международного права в правовой системе России: учеб.-практ. пособие. М., 1997 С. 9.

2 См.: Толстик, В.А. // Журн. рос. права. 2000. № 8. С. 72.

19

В силу того, что право используется как средство реализации экономических и иных концепций развития, оно должно содействовать прогрессивному развитию общества. Примером уважительного отношения к правовым предписаниям обязаны быть должностные лица, органы государственной власти. Это будет подчеркивать роль и значение права в нашем обществе как важнейшего фактора развития государства по цивилизованному пути.

Установление правового (конституционного) порядка в любом современном государстве является целью юридического регулирования общественных отношений. Ведь в конечном счете мало принять демократическую по своей сути Конституцию, более важно обеспечить исполнение ее положений.

Во имя установления конституционного порядка принимаются законы и иные нормативные правовые акты, совершенствуется практика их применения.

Обеспечивая реальное верховенство Конституции, государство, общество, граждане тем самым укрепляют правовой порядок.

С принятием новой Конституции главной задачей является формирование конституционной практики, отвечающей букве и духу Основного Закона, обеспечение непосредственного действия Конституции, ее единообразного применения. Необходимо сделать все, чтобы юридическая и фактическая Конституции совпадали.

Роль права, и прежде всего конституционного, как политико-правовой категории в современный период, особенно в связи с трансформацией политической системы, переходом к рыночным отношениям, возрастает чрезвычайно. Это обусловлено необходимостью формирования человека как существа по своей природе правового, способного к политическим и правовым формам организации социальной жизни в новых экономических условиях. Да и в целом конституционное право давно перешагнуло рамки отдельной отрасли права; его следует рассматривать в качестве огромного слоя права, возвышающегося над всеми отраслями права и предопределяющего их развитие.

Задача правового регулирования общественных отношений — упорядочить их таким образом, чтобы право выступало в качестве катализатора прогресса во имя блага общества и отдельного человека, направить законотворческую энергию таким образом, чтобы совпадали уровни позитивного права и уровень политического, социально-экономического, духовного развития. По существу, можно говорить о том, что право должно отвечать вызову времени.

20

Потенциал Конституции неисчерпаем, что предопределяется закреплением в ней не только юридических норм, но и принципов, имеющих базовый характер.

Если конституционные нормы определяют порядок деятельности государственных органов, их компетенцию, правовой человека и гражданина, то конституционные принципы сочетают в себе как обязательные на данный момент правила, так и юридический вектор, не только определяющий настоящее, но и указывающий, как правовая система должна развиваться в будущем, из каких краеугольных камней она должна состоять и куда в каркас правовой системы новые правовые «кирпичики» должны встраиваться. В этом отношении даже преамбула Конституции содержит основополагающие идеи, которые мы можем определить как конституционные (а значит, обладающие юридическим верховенством) принципы. В ней мы находим такие принципы, как неотъемлемость государственного суверенитета, народовластие, обеспечение прав и свобод каждого человека, обеспечение гражданского согласия. В этой связи считаем ошибочной норму Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь», согласно которой «преамбула Закона не имеет нормативного содержания».

Конституционные принципы и нормы соотносятся как общее и частное. Первые помогают понять конкретные факты жизни. Без конституционных принципов связи между людьми утрачивают цивилизованную основу, а юридическое регулирование общественных отношений приобретает субъективный характер, признаками которого являются хаотичность правовой регламентации. Соблюдение конституционных принципов позволяет исключить формирование юридических «черных дыр»; можно утверждать о стабилизирующей роли конституционных принципов.

Конституция в виде содержащихся в ней руководящих идей дает законодателю и судам, прежде всего Конституционному Суду, не только инструмент определения содержания будущего закона, но и его толкование, являясь критерием для Конституционного Суда при установлении конституционности либо неконституционности конкретного закона.

Конституционные нормы и принципы формируют правовую парадигму, так как они отражают и одновременно формируют концепции законодательного развития государства и общества. Конституционный Суд как высшая юридическая инстанция по разрешению правовых коллизий фиксирует в своих решениях истинность той или иной концепции. В этой связи он не имеет права на ошибку.

21

Конституция стала основой национальной правовой системы. Интересно в этой связи вспомнить, как развивалось белорусское законодательство. С 1990 по 1994 г. было принято около 400 законодательных актов, т.е. столько, сколько было принято Верховным Советом всех созывов начиная с 1938 по 1990 г. Законотворческая деятельность стала еще масштабнее после принятия Конституции: за период с 1994 по 2003 г. принято 709 законов (в том числе 22 кодекса), 199 декретов, 2080 указов Президента, около 16 тыс. постановлений Правительства, а также 256 актов Конституционного Суда, 118 постановлений Пленума Верховного Суда, 75 постановлений Пленума Высшего Хозяйственного Суда, более 10 тыс. ведомственных нормативных актов.

Однако можем ли мы быть довольными качеством нормативных актов? Конечно, нет. Противоречивость, запутанность законодательства, несистемность, двусмысленность формулировок снижают уважение к праву, ведут к нарушению законодательства, а часто — и к необоснованному привлечению к ответственности граждан и субъектов хозяйствования. Такие факты устанавливают органы прокуратуры, другие правоохранительные органы, а также Конституционный Суд, проверяя конституционность нормативных актов и практику их применения, в том числе и судебную.

На фоне развития права, законодательства у нас сформировался такой тип правопонимания, правообразования, суть которого сводится в основном к необходимости быстрого увеличения законодательного массива. Действительно, пробелы в правовом регулировании следует безотлагательно восполнять, особенно в области основных прав и свобод граждан. Однако при этом необходимо уделять повышенное внимание согласованности нормативных актов, соподчиненности с учетом их юридической силы.

Ограничения должны быть необходимыми, законодателю следует выбирать наименее обременительное средство ограничения прав. Принцип пропорциональности^ должен рассшщшвадъса_как допущение такого вмешательства в права и свободы, которые конституционно необходимы. Основой для определения законности действий является статья 23 белорусской Конституции, а также положения международных документов о правах и свободах граждан.

В уголовно- и административно-правовой сферах принцип пропорциональности должен применяться с наибольшей степенью значимости. Мера ответственности должна быть адекватна тяжести содеянного. При этом речь идет не только о сроках лишения свободы, но и об административной ответственности. Например, сохраняя свою карательную функцию, административные штрафы

22

не должны иметь «разорительный» характер. В сфере уголовно-процессуальных отношений актуальной остается проблема принятия решения о заключении под стражу до суда при условии, что ограничение свободы в данном случае будет мерой, пропорциональной характеру предполагаемого преступления и наказанию, которое влечет совершение такого преступления.

Для правового государства характерно создание отлаженного механизма восстановления нарушенного права. Разумеется, абсолютное большинство судей и прокурорских работников стремятся надлежащим образом выполнять свои функции. Суд действительно должен быть независимым, беспристрастным и компетентным. Этому содействует бессрочный характер назначения судьи на должность, что всегда поддерживалось Конституционным Судом Республики Беларусь. Вместе с тем, увлечение анализом причин так называемой судебной волокиты часто уводит в сторону от решения другой, самой важной задачи — правильности отправления правосудия. Следует опасаться не отмены судебных постановлений, а сохранения неправосудных постановлений. Конечно, пока судебное постановление не отменено, оно должно исполняться. Другого утверждения быть не может.

,Рдним_ из важнейших является птлшцип непридания актам, устанавливающим или усиливающим ответственность, обратной силы. И хотя в статье 104 Конституции Республики Беларусь речь идет о законах, указанный принцип имеет универсальный характер и распространяет свое действие на все акты законодательства, т.е. декреты, указы, постановления Правительства, акты министерств, ведомств, местных Советов депутатов, исполнительных и распорядительных органов.

Подводя итог изложенному, кратко выделим наиболее важные правовые принципы, которые должны быть основой действий законодателя и правоприменителя.

Контроль за конституционностью нормативных актов в государстве осуществляет Конституционный Суд. Причем его решения занимают верхнюю строчку в иерархии нормативных правовых актов, располагаясь вслед за Конституцией.

Безусловно, фундаментом всей правообразующей деятельности является Конституция, международные акты, которые содержат не только правовые нормы, но и принципы (руководящие идеи, определяющие основные направления деятельности). Если проанализировать Конституцию любой страны, то можно найти закрепленные в ней принципы правового демократического государства. Их соблюдение — важнейшее условие разумного правового

23

регулирования, т.е. такого правового воздействия на общественные отношения, которое способствует прогрессивному развитию общества в силу учета объективно складывающихся закономерностей.

К таким важнейшим правовым принципам следует относить следующие.

1. Принцип конституционности, т.е. верховенство Конституции, ее непосредственное действие, выстраивание всей иерархии правовых актов и практики в соответствии с Конституцией.

2. Связанность государственных органов принятыми решениями, в том числе и собственными, недопустимость придания актам, устанавливающим или усиливающим ответственность, а также ухудшающим правовое положение субъектов хозяйствования и граждан, обратной силы. В то же время это допустимо при расширении преимуществ (льгот). При решении проблем экономического порядка допустимо придавать акту обратную силу лишь в случае чрезвычайных, исключительных обстоятельств, когда необходимо решить жизненно важные вопросы, которые нельзя было предвидеть заранее.

3. Отступление от принципа недопустимости придания обратной силы закону, ухудшающему правовое положение участников общественных отношений, приводит к нарушению других принципов правового государства, а значит прав и свобод граждан. В этом случае нарушается принцип доверия гражданина к государству. Государство, по существу, произвольно посягает на уже приобретенные и охраняемые права.

Государственные органы должны быть последовательны в деле правового регулирования, обеспечивая тем самым уверенность граждан в предсказуемости действий властных структур. Поэтому усилия органов законодательной и исполнительной власти, конституционных судов должны быть направлены на утверждение в повседневной практике не только таких важнейших принципов, как запрещение обратной силы закона, но и на поддержание доверия гражданина к государству при осуществлении его органами правотворческой функции, а также защиту приобретенных прав.

4. ^Закрепление в законодательстве прав граждан и их реализация “должны иметь стабильный характер. Гражданин должен быть уверен, что он не подвергнется таким правовым последствиям, которые он не мог предвидеть в момент принятия своего решения. Вряд ли мы имеем основания утверждать об эффективности управления, если само законодательство нестабильно, подвержено конъюнктурным корректировкам. При этом, конечно, нельзя искусственно «консервировать», сохранять акты неизменными,

24

устанавливая какие-либо искусственные запреты на их корректировку, например, определяя срок, в течение которого недопустимо вносить изменения и дополнения в ранее принятый правовой акт.

5. Важнейшим является пгжнцип информированности граждан о принятых актах законодательства. Правилом, а не исключе-иием, должно быть установление соответствующих переходных сроков для вступления в силу новых правовых актов.

6. Нормативные акты должны быть понятными для правоприменителя, а не являться юридическими «головоломками». Именно по причине неясности нормативные акты могут быть оспорены в Конституционном Суде. Когда права сформулирована неясно, необходимо весьма осторожно подходить к вопросам ответственности конкретных лиц. Законодательство должно быть стабильным, в плане не его консервации, а принятия таких юридических актов, которые бы предвосхищали потребности завтрашнего дня. Стабильное современное законодательство — залог стабильного развития государства и общества.

7. Важна системность законодательства, исходя из тех целей, которые провозглашены в преамбуле Конституции. Законодатель в лице Парламента призван устанавливать основополагающие принципы правового регулирования. Приоритетность закона – не в механическом увеличении удельного веса законов в правовой системе, а в решении им основных, наиболее важных вопросов.

8. Правильный выбор формы акта имеет принщшия пьнпр значение. Результатом правотворческих предписаний должна быть определенность их содержания, ясность формулировок и их доступность для понимания. Без этого также трудно добиться эффективности в сфере управления.

9- ^прав0™Р1>55^9^ деятельности должен учитываться принцип пропорциональности (соразмерности) ограничения того или иного права достигаемым целям. Данный принцип имеет самостоятельное значение. Ограничения должны быть необходимыми, законодателю следует выбирать наименее обременительное средство ограничения прав. Принцип пропорциональности должен рассматриваться как допущение такого вмешательства в права и свободы, которое конституционно необходимо. Основой для определения правомерности действий является статья 23 Конституции, а также положения международных документов о правах и свободах граждан.

С рассматриваемой проблемой тесно связан и вопрос необоснованного «льготирования» тех или иных категорий граждан, субъектов хозяйствования.

25

вает ранжирование актов, либо исходя из анализа природы, роли и места того или иного органа в общей системе государственной власти. Ведь, как справедливо отмечается, определение юридической силы акта не может носить произвольный характер. Более детальное развитие конституционных норм может быть осуществлено путем принятия специального закона. В настоящее время в Республике Беларусь действует Закон от 10 января 2000 г. «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» (с последующими изменениями и дополнениями).

В публикациях обращается внимание на ранее сформулированные в теории права и конституционном праве правила разрешения коллизий между актами, находящимися в одной (горизонтальной) плоскости. Здесь следует иметь в виду, что: 1) новая (последующая) норма имеет приоритетное действие по отношению к предыдущей; 2) специальный акт имеет верховенство по отношению к общему. Руководство указанными правилами способно обеспечить системность (сбалансированность) законодательства.

В российском законодательстве и юридической литературе сложилась и получила широкое распространение позиция об иерархическом приоритете кодифицированных федеральных законов над некодифицтированными; причем одни из. кодифицированных актов наделяется большей силой по отношению к другим, включая и межотраслевой уровень. В то же время Конституционный Суд Российской Федерации в своем определении от 5 ноября 1999 г. № 182-0 отметил, что в статье 76 Конституции России не определена иерархия актов внутри одного вида, в данном случае — федеральных законов. По его мнению, ни один федеральный закон России не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой.

На недопустимость придания кодифицированному акту более высокой юридической силы обращалось внимание в литературе. Однако с таким подходом трудно согласиться. Законодатель вправе установить правила, следуя которым обеспечивается разделение властей, соблюдаются принципы правового государства, в том числе складывается сбалансированная правотворческая деятельность.

28

Юридическая сила правового акта — это свойство, ориентируясь на которое можно установить его сопоставимость и сопод-чиненность с другими правовыми актами.

Исходя из разной юридической силы различных видов источников права можно определить иерархическую структуру и связанную с этим соподчиненность источников в органически цельной системе. Следует также иметь в виду и горизонтальную структуру актов.

Определение юридической силы акта способствует укреплению вертикали, или, как иногда говорят, пирамиды права.

В.Д. Зорькин в этой связи заметил, что именно «пирамида есть образ правовой жизни. Наверху ее — принципы и высшие нормы, которые фиксируются в Конституции и на самом высшем уровне переводят на юридический язык самые общие контуры, основные параметры… Они прямо или косвенно фиксируют тот или иной вектор развития, ту или иную общую цель, а также образ будущего и общий идеал. Далее пирамида идет вниз, разрастаясь в бесконечность в виде последовательных, иерархически соподчиненных друг другу пластов — законов, потом различного рода и уровня подзаконных актов (указов, постановлений и пр.), судебной практики и прочих правоприменительных актов в центре и на местах. Все это переводится в плоскость конкретных правоотношений, множество которых уходит в бесконечность (но постоянно в рамках и образе пирамиды). Это и составляет юридическую жизнь общества, государства, индивида. Такая пирамида может сохраняться только в том случае, если соблюдается жесткая иерархия всех правовых актов и нахождение их в данной пирамиде в целом… В противном случае жизнь «переходит в режим бесправия, иными словами, в теневую или даже черную пирамиду, в произвол, в конечном счете и в безнормие, т.е. хаос».

Как верно отмечается в литературе, системный поход к организации актов-документов — нормативных, правоприменитель-

См.: Фарбер, И.Е., Ржевский, В.А. Вопросы теории советского конституционного права. Вып. 1. Саратов, 1967. С. 70.

См.: Тихомиров, Ю.А. Курс административного права и процесса. М., 1998. С. 145-146.

См.: Кутафин, О.Е. Источники конституционного права Российской Федерации. М., 2002. С. 24.

4 Зорькин, В.Д. Выступление на «круглом столе», посвященном десятилетию перестройки // Правовое государство в Росии: замысел и реальность. М., 1995. С. 28.

29

ных — направлен на взаимообеспечение ими друг друга в процессе юридического регулирования и создание единого правового пространства1.

Акты одного уровня не должны диссонировать друг с другом или актами иного уровня.

С помощью классификации актов по юридической силе можно сбалансировать законодательство, получив четкие ориентиры для такой работы, определения места каждого из них в системе юридических актов.

> Сейчас одной из приоритетных является проблема вертикального построения системы законодательства и в целом источников права, так как при этом условии обеспечивается конституционность, а значит, правовой порядок, что отвечает интересам государства, общества, граждан. При этом условии можно говорить о создании целостного (а не лоскутного, противоречивого) правового пространства.

Проблема заключается не только в необходимом количестве нормативных актов, но и в их системной увязке.

Система актов (в силу уже самого определения понятия системы) предполагает стабильность, формализованность, четкость, ясность, иерархичность, внутреннюю согласованность . ■-■) ■

С позиций расположения в иерархической системе национального законодательства среди нормативных правовых актов первое место занимает Конституция, вслед за которой идут законы, а также иные акты текущего законодательства.

Наряду с Конституцией выделяют несколько разновидностей законов, а именно: конституционные, программные законы и обычные законы; имеющие силу закона акты Главы государства.

Программные законы упоминаются в статье 104 Конституции, правовых системах некоторых стран, например в сфере государственного строительства Франции, хотя, как отмечают французские авторы, это понятие не обладает никакой спецификой. Программные законы – это обычные законы, которые, как принято считать, содержат изложение скорее общих принципов, чем конкретных предложений, что, естественно, предполагает издание большого числа актов регламентирующего характера, относящихся к их применению.

1 См.: Шопина, О.В. Система правовых актов: проблемы выстраивания // Правовая политика и правовая жизнь. 2002. № 2. С. 78.

2 См.: Тиунова, Л.Б. Системные связи правовой действительности. СПб., 1991. С. 55-56.

30

Обычные законы регулируют отдельные вопросы государственной и общественной жизни. Они образуют основной массив законодательных актов. В некоторых странах, где сильны позиции парламента (например, “в ТТёликобританйй)’, предмет законодательного регулирования практически неограничен, т.е. парламент вправе принять закон по любому вопросу, в других (например, во Франции) — сфера правового регулирования жестко распределена между законодательной, исполнительной властями и Президентом. Как отмечают Р. Давид и К. Жоффре-Спинози, французская Конституция 1958 г. реализовала идею о наделении парламента лишь теми полномочиями, которые он имеет возможность осуществить фактически, т.е. сфера закона была сужена до установления законодателем лишь основополагающих принципов1.

Регламенты Парламента (палат Парламента) следует относить к законодательным актам. Хотя они определяют структуру, порядок организации и деятельности самого Парламента (его палат), однако в силу регламентации законодательного процесса их положения обязательны для всех субъектов, взаимодействующих с законодательным органом (в частности, при проведении парламентских слушаний, внесении законодательных предложений, других вопросов, например кадровых, на его рассмотрение).

Имеющие силу закона акты исполнительной власти или Главы государства обычно имеют иное, чем закон, название (декрет в Республике Беларусь, ордонансы во Франции). Они принимаются либо в силу прямых предписаний Конституции, либо в порядке делегирования Парламентом своих полномочий Главе государства, Правительству или даже иному органу исполнительной власти.

Если органом исполнительной власти издается акт, имеющий силу закона, в порядке делегирования полномочий, то, как правило, он должен быть в последующем одобрен либо подтвержден законодательным органом. В Беларуси сформировалась практика («обычай») принятия таких актов (декретов) к сведению.

Следует иметь в виду, что Конституция (ст.ст. 8, 116) достаточно четко определяет место международных договоров как источников в правовой системе. Для законодательства и практики его реализации очень важен учет положений международных документов, которые выступают в качестве своего рода стандарта для страны, вступившей на путь демократии.

С одной стороны, государство в силу суверенитета свободно в определении собственной государственно-правовой системы, а с

31

другой — оно должно сообразовывать свои обязательства с международным правом.

Известно, что основным принципом нормотворческой деятельности является обеспечение соответствия актов нижестоящих государственных органов актам вышестоящих государственных органов, однако на практике так происходит не всегда. Поэтому очень важно установить, какой акт обладает более высокой юридической силой. Немаловажно определить также приоритетное положение актов одного уровня.

В свое время с учетом полномочий субъектов власти мы определяли иерархию законов и указов. Автор ранее неоднократно обращался к данной проблеме. Поэтому изложенные в данной книге суждения не являются абсолютно новыми, однако обратиться к ним заставляет то, что в правоприменительной практике продолжаются споры, имеют место недоразумения, высказываются противоречивые мнения, что не содействует единообразному и правильному применению правовых норм как важнейшему условию конституционной законности.

Анализ Конституции, действующего законодательства (исходя из необходимости его обязательного соответствия Основному Закону) позволяет выстроить следующую правовую пирамиду.

Главенствующее место в правовой системе, как указывалось выше, занимает Конституция. При этом смысл и содержание конституционных норм предопределяются общепризнанными принципами международного права. Именно такой вывод можно сделать из содержания статьи 8 Конституции. За Конституцией Республики Беларусь следуют: 1) конституционные законы, включая и законы о толковании Конституции (ст. 140 Конституции); 2) международные договоры Республики Беларусь, ставшие обязательными для Республики Беларусь (ст.ст. 8, 116 Конституции); 3) программные законы (ч. 4 ст. 104 Конституции). К ним следовало бы отнести и закон о бюджете, по крайней мере, при сопоставлении актов приоритет должен отдаваться закону о бюджете, если он принят в соответствии с Конституцией и регламентами палат Парламента (следует иметь в виду, что принятие закона в нарушение регламента палаты может привести к признанию его Консти-

32

онным Судом не имеющим юридической силы. Поэтому Можно утверждать, что принятый в соответствии с Конституцией регламент палаты Парламента является основой для принятия замни ш и этим предопределяется его юридическая сила и место в | |ц теме актов законодательства); 4) законы, декреты и указы, и 11,1 иные на основе Конституции (в данной статье мы не будем

…..порять нашу точку зрения о соотношении законов и декретов);

>) указы, изданные на основе закона (т.е. указы, имеющие подза-мнIими характер); 6) постановления Правительства и Национальной банка; 7) акты министерств и других республиканских органов I учетом их’компетенции; 8) акты местных Советов депутатов с учетом их уровня (областные, базовые, первичные); 9) акты местных |п иолнительных и распорядительных органов с учетом их уровня; 10) локальные нормативные правовые акты. В пределах данной сис-К’мы можно определить и место правоприменительных актов (пос-|.шовления палат, распоряжения Президента, премьер-министра).

Каждый из названных уровней актов имеет свою характерис-шку и классификацию, например законы: программные законы, кодексы, новые и «старые» законы, общие и специальные.

  •  
Метки текущей записи:
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Автор статьи:
написал 303 статьи.
Комментарии:

Оставьте комментарий!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.