Значение спектакля «Последние» в художественном становлении

23.10.2015 Автор: Рубрика: Бизнес»

Значение спектакля «Последние» в художественном становлении коллектива трудно переоценить.

Это был принципиально новый уровень актерского мастерства и в то же время своеобразное обновление профессиональной актерской техники. Как писала критика, «„Последние” с неожиданной и удивительной яркостью показали: как вырос театр, какими силами он обладает».

Трудную и ответственную роль Ивана Коломийцева Н. Тороцкий играл с той мерой нравственного растления героя, которая определяет все его поступки и действия. Бесхребетный, растерявший какие бы то ни было устои «дворянской чести», он идет на службу в полицию, пытаясь придать своему падению ореол «защитника царя и отечества». Неожиданно лишившись службы и лихорадочно добиваясь места исправника, Иван с трудом сохраняет перед окружающими свое привычное «величие». Ему нелегко играть «льва, которого лягают ослы». Когда Иван – Н. Тороцкий говорил Лещу – Н. Нельскому «Вот это я – лев», он верил в эти секунды в свою «львиную породу». Он не хотел признаваться себе, что уже давно превратился в «цепного пса» самодержавия, охраняющего жалкое право властителей физически уничтожать все живое и светлое в России.

Н. Тороцкий раскрывал в характере Ивана безвольного человека. Его попытки «навести порядок» в семье превращают дом Коломийцева в душный застенок. И хотя сам он готов даже лебезить и пресмыкаться перед никчемным Лещом, его воспитательный пыл по отношению к детям не знает никакого такта и жалости.

Трактовка Н. Тороцкого воспринималась как глубоко самобытная. Яркая актерская индивидуальность исполнителя, раскрывшаяся в таких его ролях, как Несчастливцев в комедии А. Островского «Лес», как его «положительные» герои в современном репертуаре, придавала и образу Ивана Коломийцева действенный драматизм. Н. Тороцкий был актером, сценические создания которого всегда задевали современников за живое, так как поднимали важные нравственные проблемы.
Верное понимание горьковской драматургии показала и М. Брандт в роли Софьи. Актриса оставила нам описание своего актерского замысла, в котором особенно интересно ее указание, что она «старалась не впасть в сентиментальный тон, а показать живого человека».
Характер Софьи очень сложен, в конфликте пьесы она оказывается страдательной стороной. Но для Горького важно не только и не столько то, что она жертва, а то, что она разделяет с Иваном Коломийцевым тяжкую вину за судьбу своих детей.
Понять характер столкновений и взаимоотношений Софьи с другими героями пьесы невозможно без учета принципиального новаторства горьковской драматургии. В заметках Б. Брехта «Новое содержание – новая форма» высказана интересная мысль, что «форма столкновений между людьми» является «для драмы самым важным». Горького и интересует в «Последних» такой характер столкновений, при котором пребывание героев в бесконечных раздорах и спорах ничего не меняет по существу. Именно эта особенность взаимоотношений героев, если воспользоваться формулировкой Брехта, «самое важное» для драматургии М. Горького. (Вспомним например, столкновение старших и младших Бессеменовых). И поэтому так опасно в трактовке таких ролей, как Софья и Яков, поддаться сентиментальной чувствительности, не увидев за их добротой и отзывчивостью капитуляции перед обстоятельствами жизни.
Исследователь русской драматургии Е. Холодов в статье «Уроки Добролюбова» отмечает драгоценнейшую черту героев А. Островского, которая будет развита в последующие годы в драме А. Чехова и М. Горького.

  •  
Автор статьи:
написал 5585 статей.
Комментарии:

Оставьте комментарий!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.