Нравы в России в эпоху правления Елизаветы

23.07.2015 Автор: Рубрика: Бизнес, Философия»

В эпоху Елизаветы нравы несколько смягчились, императрица, как известно, на время вводила даже мораторий на исполнение смертных приговоров. Однако машица «Слово и дело» продолжала крутить свои маховики, а Тайная канцелярия Ушакова по-прежнему искореняла крамолу в государстве привычными методами.

Также может иметь смысл заглянуть на сайт rublank.ru, ведь именно там можно узнать много нового на тему журнал бетонных работ. Тема журнал бетонных работ может показаться на первый взгляд незначительной и даже не тематичной. Но стоит посетить сайт rublank.ru, и тема журнал бетонных работ начинает проявлять себя с неожиданной стороны и вызывает всё больший интерес. Дело в том, что тема журнал бетонных работ очень подробно представлена на сайте rublank.ru. Трудно найти более детальное освещение темы журнал бетонных работ чем это сделано на сайте rublank.ru. Спасибо сайту rublank.ru за такое доскональное преподнесение темы журнал бетонных работ.

Правда, несколько изменилось положение самой канцелярии в системе органов управления империи. Всесильный при Елизавете канцлер, фактический глава правительства, Бестужев-Рюмин ведал многими-делами в государстве, и он безо всяких указов сам взял на сГебя руководство Тайной канцелярией.

Ушаков стал исполнителем его воли, признавая в Бестужеве-Рюмине руководителя, хотя формально никакого указа о надзоре Бестужева-Рюмина над Тайной канцелярией не было, и Ушаков юридически по-пре- жнему подконтролен был только императрице Елизавете.

Впервые с момента, когда Петр I создал в 1718 году Тайную канцелярию, между этой спецслужбой и фигурой российского императора-самодержца появляется прослойка в лице другого сановника империи, пусть пока еще не законодательно, а по факту. Алексей Петрович Бестужев-Рюмин был таким же типовым порождением Петровской эпохи, как Петр Андреевич Толстой, они во многом похожи лично и по своей служебной биографии. Бестужев-Рюмин такой же талантливый русский дипломат и руководитель при императрице Елизавете российской разведки и тайного сыска, каким был при ее отце Толстой, и такой же безжалостный инквизитор, безнравственный казнокрад и взяточник.

Он сделал дипломатическую карьеру при Петре I на посту российского посла в Ганновере, при Анне Иоанновне входил в ближайшее окружение всесильного Бирона, по его протекции после ареста Волынского уже успел недолго посидеть в кресле кабинет-министра Российской империи. Главный шаг к своей канцлерской карьере в Российской империи Алексей Бестужев-Рюмин сделал банальным доносом: в 1733 году именно к нему пришел с доносом на измену смоленского губернатора князя Черкасского дворовый человек Миклашевич, а уже Бестужев-Рюмин сообщил об этом в ведомство Ушакова, что повлекло арест и допросы Черкасского. После свержения военным переворотом Бирона в тюрьму был брошен и его соратник, арестованный гвардейцами Миниха в ту же ночь, что и его покровитель. Но вскоре севшая на престол Елизавета Бестужева-Рюмина помиловала и приблизила к себе, сделав канцлером и первым министром своего двора. Поскольку граф А.П. Бестужев-Рюмин вплоть до своей опалы в 1758 году являлся и главой российского внешнеполитического ведомства, а также много внимания уделял внешней разведке, которая тогда еще не имела своего органа и велась стихийно руками дипломатов, то к годам его кураторства Тайной канцелярии относится и первая в Российском государстве попытка свести в одну систему разведку, контрразведку и политический сыск. Отправляемых за рубеж с разведывательными целями посланников Бестужев-Рюмин инструктировал лично, а ведомству Ушакова в этой системе помимо привычного розыска антигосударственной крамолы поручалось противостоять таким же разведчикам из числа иноземных дипломатов в России. В задачи Тайной канцелярии Ушакова вошло в том числе и превентивное наблюдение за иностранцами в России.
Полномочия и задачи Тайной канцелярии, таким образом, резко расширялись. Непосредственно для разыскных и следственных действий внутри канцелярии в то время был выделен Сыскной приказ. В эти же годы у нее растет число постоянных осведомителей-агентов при сохранении разовых доносчиков по системе «Слово и дело». В те же годы по указанию Бестужева-Рюмина ведомство Ушакова наладило постоянную практику перлюстрации дипломатической переписки иностранных посольств, что ранее делалось также в разовом порядке. При этом для раскрытия секретных шифров и кодов иностранных дипломатов-разведчиков Бестужев-Рюмин привлек виднейшего в те годы немецкого математика Гольдбаха, так были заложены в России основы шифровального дела. Таким образом в 1744 году были доказаны шпионские действия французского посла в России маркиза Ше- гарди, после чего Ушаков с вооруженной охраной пришел’к нему домой, зачитал указ императрицы о высылке из страны и препроводил лично к карете, увозившей посла-развед- чика в Париж.

  •  
Автор статьи:
написал 6020 статей.
Комментарии:

Оставьте комментарий!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.