Реакция Екатерины на самиздат Радищева

25.08.2015 Автор: Рубрика: Бизнес, Статьи»

Яость у Екатерины II вызовет другая изданная в Европе книга, правда, уже не эмигранта-анонима, а бывшего французского дипломата в России Рюльера, где будут описаны жестокости екатерининского тайного сыска, а также подробности свержения Петра III с доказательствами причастности самой Екатерины к его убийству графом Орловым.

Но тогда хотя бы автор был известен, и послы Екатерины требовали у Версаля ареста и помещения Рюльера в Бастилию (хотя и безуспешно), как и запрета к продаже самой «клеветнической книги».

Тогда Екатерина тоже ставила перед своими дипломатами-разведчиками задачу скупать во Франции как можно больше экзепляров книги Рюльера для их уничтожения, а также распространять «во французской земле» анонимное опровержение на рюльеровские сенсации якобы от имени анонимного русского писателя под названием «Противоядие», на самом деле написанное самой Екатериной II.

Так что в деле политической пропаганды и контрпропаганды русская разведка и тайный сыск первые шаги сделали уже в середине XVIII века.

Радищев же оказался нашим самым известным самиздатчиком благодаря твердо установленному его авторству «Путешествия из Петербурга в Москву» и направлению своих либеральных взглядов, позволившему затем Ленину и соратникам- большевикам объявить его своим идейным предшественником. Хотя в целом Радищев всего лишь выступал против варварского, на его взгляд, крепостного права и несоблюдения законности в России, как тот же сосланный в монахи купец-воль нодумец Попов, запертый в крепость поручик Кречетов или невыявленные авторы «Писем из Московии».

А были и другие, менее замеченные историей самиздатов- ские или анонимные пионеры российской либеральной оппозиции. Было знаменитое дело об антиправительственных стихах майора Паскова, которым также занимались в Тайной канцелярии. Сами стихи Паскова в деле сохранились, выглядят сейчас они довольно невинно, и трудно даже понять, какие намеки крамолы углядела в них екатерининская тайная полиция. Но Паскова, признавшего свое авторство, раскаявшегося и просившего о снисхождении, за эти вирши отправили отбывать заключение в крепость Динамюнде. По его делу, между прочим, привлекали не только самого выявленного автора крамолы в стихах, но и тех, кто их читал или переписывал. В архивах осталось упоминание об аресте и допросе в провинциальном украинском Кременчуге губернского чиновника Симоновича, которого в 1792 году обвиняли в рукописном переписывании книги Радищева и стихов Паскова. В докладе по этому делу императрице Самойлова, исполнявшего в последние екатерининские годы обязанности генерал- прокурора вместо уже неизлечимо больного Вяземского, тот сообщает: Симоновича сослали в Сибирь. При этом наказание провинциального чиновника ссылкой в дальние края Александр Самойлов называет милостью к нему со стороны доброй императрицы, как и к самому автору возмутительных стихов Паскову. А ведь чиновник Симонович всего-навсего переписывал в свои тетрадки чужие стихи, возможно, понравившиеся ему исключительно с художественной стороны. Но по тем временам ссылку его в сибирские дали всерьез считали милостью. Имелось в виду, что Радищеву, Кречетову, Паскову, Симоновичу и их собратьям не рубили головы, хотя и могли по тогдашнему закону.
Такую же милость Екатерина Великая проявила и к другому либералу от литературы, поэту и драматургу Денису Фонвизину. Хотя главный тогдашний драматург Российской империи и раздражал периодически императрицу своими колкостями в адрес власти, хотя на него в Тайную канцелярию часто приходили доносы, от преследования его до самой смерти в 1792 году спасали литературное имя и всероссийская известность. А вот поэту Княжнину увлечение либеральными идеями и интерес к наследию французской революции стоили не только ареста, но и жизни. Яков Борисович Княжнин, поэт, дипломат, член Академии наук и преподаватель литературы в Кадетском корпусе Санкт-Петербурга, осмелился в книге «Горе моему отечеству» предположить, что внутреннюю политику России надо либерализовать, чтобы избежать всеобщего возмущения и революции в стиле французских событий. Кроме этого, он осмелился написать об императрице Екатерине II совершенно дерзкие по понятиям тех лет строки: «Погибни, злая мать, то сердце варварско, душа та, алчна власти…» Итогом этих рассуждений поэта и литератора стал его вызов для допроса к Степану Шешковскому, после которого Княжнин, обвиняемый в призыве к свержению царской власти, скончался от причиненных ему телесных повреждений в духе «следственных действий» грозного первого инквизитора империи. Тираж же его пьесы «Вадим Новгородский», в тексте которой замаскированные под исторический сюжет и отыскались эти крамольные намеки на личность Екатерины II, тайным сыском уже после смерти Княжнина был практически целиком конфискован и сожжен.
В случае Радищева, Паскова, Княжнина, да и в делах других первых авторов политического оппозиционного памфлета в России Тайная канцелярия обрушивалась на них не совсем в слепой злобе. Видимо, сыску уже тогда хватило дальновидности разглядеть будущие опасности царскому престолу от этих первых и робких начинаний. Опасность эту Шешковский разделял и делился своими соображениями об «авторах- смутьянах» на аудиенциях у императрицы.

Та тоже разделяла опасения сыска, об этом же свидетельствет и резолюция Екатерины на радищевском деле о том, что автор «Путешествия из Петербурга в Москву» будет похуже Пугачева. Идейный агитатор против верховной власти приравнивался к бунтовщику, взбаламутившему незадолго до того половину империи русским беспощадным бунтом. Время подтвердило правоту Шешковского в вопросе об опасности для монархии в целом появления такого направления общественной мысли в России. Только к концу XVIII века российский политический сыск начал делать какие-то первые прогнозы, это были зачаточные ростки политической аналитики сыска для власти. Понемногу первая спецслужба России переставала быть совсем уж слепым топором в руках монарха, что было характерно для первых двух вариантов Тайной канцелярии от времен Петра Великого до Елизаветы.

  •  
Автор статьи:
написал 5894 статьи.
Комментарии:

Оставьте комментарий!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.