Учет психофизиологических особенностей социальных групп населения при создании новых организационно-правовых форм хозяйствования

12.07.2011 Автор: Рубрика: Антикризисное управление»

Вековой уклад существования в административно-командной экономике породил «слепое» повиновение «команде» и гарантии государства как в обеспечении работой, так и социальных гарантий. Любое же изменение вызывает настороженность у всех слоев населения. В большей же степени, как показывает опыт реформирования, обеспокоены «изменениями» самые незащищенные слои населения. При этом необходимо отметить следующее. Результаты бесед, консультаций, собраний по теме реорганизации сельскохозяйственных организаций зависят от многих составляющих. И, прежде всего, от экономического состояния сельскохозяйственной организации, где проживают пенсионеры.

По понятным причинам пенсионеры, проживающие на территории экономически сильных (прибыльных) организаций, не заинтересованы в изменении организационно-правовой формы хозяйствования. И объясняется это, прежде всего, тем, что наряду с государственным пенсионным обеспечением сельский пенсионер от прибыльной сельскохозяйственной организации получает ряд бесплатных материальных услуг по ведению и обслуживанию личного подсобного хозяйства. Причем эта помощь в условиях усложнения экономической ситуации как в целом по сельскохозяйственным предприятиям республики, так и каждой сельскохозяйственной организации в отдельности, имеет тенденцию усугубляться по известным причинам: моральный и физический износ основных средств производства. Так, к примеру, в 2000 году сельскохозяйственные предприятия Беларуси приобрели 2693 трактора, в 2001 – 1752, в 2002 – 2323, 2003 – 1487, 2004 – 235, а за эти же годы в сельскохозяйственных организациях списано, соответственно, 5088, 8230, 6529,5172, 6589 тракторов.

Естественно, что подобная негативная тенденция в снижении уровня технической оснащенности прямо или косвенно затрагивает интересы не только сельскохозяйственных организаций, а и всего населения, проживающего на территории данного субъекта хозяйствования.

И до тех пор, пока существует кооперативная (государственная форма) собственности, пенсионеру гарантируется всеми доступными и «недоступными» методами материальная помощь (корма, уход за земельным участком, больница и т.п.) за счет сельскохозяйственной организации. Следовательно, сложившаяся почти вековая ситуация, когда пенсионеру оказывается даже небольшая помощь более приемлема, чем лучшая «неизвестность», даже если полученная при акционировании акция сможет обеспечить значительные дивиденды. В такой ситуации объяснением необходимости проведения реорганизации сельскохозяйственных предприятий наряду с методологическим разъяснением применяемых методов является информация по тем сельскохозяйственным организациям, которые подвергнуты процедуре санации (банкротству). Необходимо отметить, что и данных аргументов зачастую недостаточно для принятия решения.

Более восприимчивы члены сельскохозяйственных кооперативов к инновационным проектам в тех коллективах, где они верят руководителю. К примеру, начало реформирования колхоза «Молодово» Ивановского района вызывало вопросы пенсионеров: «…Зачем разрушать колхоз?…. Это же не что иное, как вредительство… Реформаторов необходимо отдать под суд…» И только уверенность руководителя в том, что «…работать так больше нельзя», а также доверие к руководителю позволили поверить в то, что «…из колхоза что-то трудно «выжать», по сути, он исчерпал себя» [31].

Несколько «сговорчивее» пенсионеры и члены кооперативов низкорентабельных и убыточных сельскохозяйственных организаций. Такая ситуа-ция – следствие проблем с задержкой выплат минимальных размеров заработной платы и большая кредиторская задолженность. В этих сельскохозяйственных организациях рабочие убедились на собственном опыте, что колхозно-кооперативная форма хозяйствования полностью себя исчерпала. Пенсионеры и члены кооператива согласны на любые преобразования. Во что это вылилось – общеизвестно. Более 80% колхозов к 1 июля 2003 года преобразовались в сельскохозяйственные производственные кооперативы (СПК), а, по сути, заплатив за преобразование, сменили вывеску.

Последствия последнего, думается, никто не прогнозировал. Что это создает дополнительные проблемы в реорганизации сельскохозяйственных организаций, мы убедились при проведении разъяснительной работы по применению третьего пути реформирования (создание аграрно-интеграционного объединения) в Любанском районе Минской области. Так, приведение в соответствие действующего законодательства учредительных документов субъектов хозяйствования действующих на территории Республики Беларусь (Указ Президента Республики Беларусь № 29 от 17 декабря 2002 года) потребовало перерегистрации колхозов в сельскохозяйственные производственные кооперативы. На практике, как известно, это выразилось в смене вывески.

Естественно, что в такой ситуации проведение информационно-консультативной, разъяснительной работы по созданию «других» моделей (организационно-правовых) форм хозяйствования, даже если они перспективнее, требует от разработчиков дополнительных усилий на их реализацию. Объяснение этому – здоровый консерватизм членов сельскохозяйственных производственных кооперативов. И в большей степени этому подвержены те члены кооператива, которые имеют большой возрастной предпенсионный ценз.

Несмотря на отмеченные проблемы практика реализации экономической модели создания социально-ориентированных субъектов хозяйствования показывает, что социально незащищенные слои населения (пенсионеры, дети до 16 лет) только выигрывают от этого. Трудность состоит только в том, что необходимо приложить усилия для проведения информационной работы в экономически сильных и экономически слабых (низкорентабельных) организациях. В экономически слабых организациях надеждой на лучшее будущее у пенсионеров является только имущественный пай, который гарантирует социальную защиту, имея в виду возможность им распоряжаться: оплачивать оказываемые услуги, продать, передать по наследству и т.д.

В экономически сильных организациях наряду с вышеотмеченным пенсионерам гарантируются дивиденды за счет высокоэффективной работы. Так, к примеру, в частном унитарном аграрном предприятии «Молодово-Агро» из полученной в 2002 году прибыли «в размере 413 млн. рублей» дивиденды на капитал определены решением коллектива в размере 100 млн рублей. Однако в связи со строительством ( прям как строительство бассейнов) животноводческого комплекса на 600 голов «решением общего собрания вся эта сумма направлена на развитие его» [31]. Аналогичные решения были приняты чинами данного коллектива в 2003 и 2004 годах.

Таким образом, если оценивать приемлемость модели создания социально ориентированных субъектов хозяйствования для пенсионеров, то она не вызывает сомнений. Издержкой в данном случае является только уровень информационной работы в работе с населением.

Второй социальной группой, непосредственно принимающей участие в реорганизации сельскохозяйственных организаций, являются члены трудового коллектива. От их понимания и принятия решения зависит в конечном итоге эффективность функционирования новой организационно-правовой формы хозяйствования. При этом осознание необходимости реформирования в условиях временной неопределенности, а также суровые реалии рынка и нормальное человеческое стремление жить лучше по-разному воспринимается членами производительных сельскохозяйственных кооперативов, принимающими трудовое участие в ней.

Последние наши встречи с коллективами сельскохозяйственных организаций Любанского района убедительно доказали, что только рациональное и прибыльное ведение хозяйства спасет от попадания в долговую яму, ненужных стрессовых ситуаций, пессимизма. Насколько «глубока» долговая яма сельскохозяйственных организаций, указывают их долги. Так, на 1 июля 2005 года их суммарный объем достиг 4,0 трлн. рублей. Валовая же продукция сельскохозяйственных организаций республики за 2004 год составила 4,1 трлн рублей. Думается, не требуется дальнейшая интерпретация в сложившейся ситуации на селе. Следовательно, необходимы изменения. Насколько это необходимо реально в условиях принятия за основу третьего варианта реформирования колхоза «Молодово» Ивановского района, показывает следующая информация. В настоящее время финансовое состояние сельскохозяйственного предприятия позволяет обеспечить устойчивый процесс расширенного воспроизводства. Так, в 2004 году рентабельность производства молока составила 66,8%, мяса – 22%, а в целом по хозяйству – 60%. Одних только налогов уплачено в бюджет более 354 млн. рублей. Хозяйство не имеет задолженности по оплате электроэнергии, а также заработной плате (она выплачивается регулярно, к 20 числу за прошедший месяц). При этом доярок (а их на предприятии 42 человека) составляет свыше 300 тысяч рублей каждой в зависимости от объемов и качества продукции.

Производственной программой на 2005 год предусмотрен рост объема производства всех видов сельскохозяйственной продукции за счет повышения продуктивности скота, роста поголовья на основе дальнейшего внедрения интенсивных технологий.

Одним из основных факторов при достигнутом уровне производства, а он составляет по дойному стаду в 800 голов 6300 килограммов на одну корову, является техническое перевооружение хозяйства. Частное сельскохозяйственное унитарное предприятие «Молодово-Агро» включено в Программу развития молочного скотоводства на 2002 – 2005 годы. К этому времени поголовье дойных коров возрастет до 1000 голов, надой на каждую из них – до 7500 килограммов молока в год, а это рост к достигнутому уровню более чем в 2,0 раза.

Все проблемы в животноводстве будут решаться за счет роста объемов и качества кормовой базы, племенной работы, ветеринарного обслуживания. Все данные проблемы будут решать только путем технологического перевооружения хозяйства. Только интенсивные технологии позволили хозяйству получить в прошлом году на балла-гектар пашни 152 килограмма зерна. Естественно, за всем этим стоят рабочие предприятия. Для последних главное – уровень материального благосостояния, обеспечиваемого как величиной заработной платы, так и дивидендами на капитал. И если реорганизация путем создания новой организационно-правовой формы хозяйствования сопровождается ростом материального благосостояния, то модель будет признана. Процесс формирования производственного коллектива (команды) – очень непростая задача. В частном сельскохозяйственном унитарном предприятии «Молодово-Агро» этот процесс был начат задолго до создания предприятия.

Прежде всего, был уточнен списочный состав членов колхоза «Молодово», а те, кто работал 300 дней на «стороне» и 10 дней в хозяйстве, были выведены общим собранием колхозников из членов колхоза «Молодово». Таким образом, к этапу создания новой организационной формы хозяйствования из бывших 302 членов колхоза «Молодово» в списочный состав рабочих частного унитарного сельскохозяйственного предприятия «Молодово-Агро» вошли 157 человек. Из них и начали формировать творческий коллектив (команду).

Работу по формированию производственного коллектива ЧУАП «Молодово-Агро» начали с семинаров учебы по производству на предприятии конкурентоспособной продукции.

Целесообразность формирования производственного коллектива только после проведения семинаров учебы исходит из того, чтобы каждый трудоспособный член создаваемого предприятия осознал свою роль и место в повышении эффективности работы нового организационно-правового образования. Причем учеба должна проводиться с группами по отраслям. Цель учебы – формирование у слушателей мировоззрения собственника, нацеленного на производство конкурентоспособной продукции, а, следовательно, обеспечение основной задачи предприятия, отраженной в Уставе частного сельскохозяйственного предприятия – прибыльное его ведение.

Данная посылка исходит из того, что весь предыдущий этап хозяйствования сельскохозяйственных организаций был направлен на валовые показатели, которые должны были обеспечить продовольственную безопасность страны. Следствием такой экономической политики и явилась ситуация, когда рентабельность производства молока в сельскохозяйственных организациях республики составила в 2004 году минус 10, привеса крупного рогатого скота, а в целом более 300 предприятий сельского хозяйства «сработали» с убытком.

Слагаемые такой проблемной ситуации на селе, если касаться конкретно любого предприятия, – это работа животновода, механизатора, полевода. Именно они производят продукцию. При этом одна доярка доит в одном и том же хозяйстве полторы тысячи килограммов молока от одной коровы, другая – четыре и более тысяч килограммов. Поэтому учеба должна начинаться с необходимости производства конкурентоспособной продукции животноводства.

Проведенные наши многолетние исследования показывают, что производить молоко с удоем ниже 3000 килограммов от одной коровы нецелесообразно, оно убыточно. Можно много дискутировать на данную тему, варьируя вокруг издержек на продукцию молока. Но исходя из требований внешнего рынка, который жестко требует учета, фактор ограниченности ресурсов, проблем производства конкурентоспособной продукции для нашей республики будет все время ужесточаться. Основанием данного тезиса является нижеприведенная информация прибыльности производства продукции растениеводства Германии (ц/га):

озимая пшеница

– 70 – 90

яровая пшеница

– 60 – 65

картофель

– 400 – 500

озимый ячмень

– 70 – 90

сахарная свекла

– 500 – 600

силосная кукуруза

– 400 – 500

Алогичная ситуация с производством животноводческой продукции. В животноводстве необходимо получить следующие показатели:

молоко

– 6000 кг на корову

откорм КРС

– 1200 – 1400 г

среднесуточный привес

откорм свиней

– 700 – 750 г

среднесуточный привес

воспроизводство свиней

– 21 – 23 г

поросят-отъемышей

Почти вековая традиция функционирования сельскохозяйственных организаций на самообеспечение региона всеми продуктами питания «любой ценой» вызывает глубокую озабоченность. Причина состоит в том, что в силу объективных причин (вследствие уменьшения внесения минеральных и органических удобрений, морального старения и технического износа основных средств производства) и сопутствующих субъективных причин (низкая производственная и технологическая дисциплина) продолжает падать воспроизводственная способность земли. Так, согласно новой качественной оценке земли количество хозяйств Минской области с высокоплодородными землями (46 баллов и выше) уменьшилось с 46 до 6, а с низкоплодородными – увеличилось с 6 до 122 (в сравнение с качественной оценкой земли, проведенной в 1986 году). Низкая урожайность сельскохозяйственных культур и продуктивность животноводческой отрасли делают нашу продукцию неконкурентоспособной по сравнению с аналогичной продукцией даже ближайших соседей по СНГ, что наряду с уменьшением производства привело к тому, что экспорт сельскохозяйственной продукции в последние годы упал более чем втрое.

В целом, конкретизируя сложившуюся ситуацию в агропромышленном секторе, необходимо отметить следующее. Сельскохозяйственное производство, зажатое между двумя монополиями – ресурсообеспечивающими предприятиями и переработчиками – уже, начиная с 1995 года, столкнулось с недостаточной платежеспособностью потребителя. Как следствие – сокращение производства, влекущее за собой подрыв финансовой стабильности товаропроизводителей продовольствия. Большинство хозяйств (70 – 80%) утратило собственные оборотные средства. Сегодня практически каждое из них имеет просроченную задолженность. При этом, как уже отмечалось выше, долги зачастую многократно превышают годовые объемы производства продукции. Такая ситуация указывает на наличие кризисного состояния аграрного сектора, в основу которого положены следующее внешние и внутренние причины.

К внешним причинам относятся: ослабление государственной поддержки сельского хозяйства; продолжающийся диспаритет цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию; несовершенство кредитной и налоговой систем.

Внутренние: структура сельхозпроизводства не адаптирована к условиям рынка; низкая технологическая эффективность и производственная дисциплина, а также государственная система управления и хозяйственный механизм.

Такая широкая интерпретация комплекса проблем на селе приведена для того, чтобы трезво оценивать ситуацию на сельскохозяйственных предприятиях при их реформировании, а это, как нами ранее отмечалось, в основном низкорентабельные и убыточные кооперативы.

Наша практика реформирования наряду с вышеотмеченным комплексом проблем выявила и то, что самыми жесткими противниками появления собственника на земле является часть иждивенчески настроенных членов кооператива. Последние не могут отказаться от условий труда, когда им за «отбывание повинности» всегда ставили 8, а зачастую и более часов работы. Отметим, что такая трудовая «повинность» исходила из требований Устава колхоза, а в настоящее время – Устава сельскохозяйственного производственного кооператива.

Предлагаемая же организационно-правовая форма хозяйствования посредством Устава частного унитарного сельскохозяйственного предприятия отменяет «трудовую повинность». В частном сельскохозяйственном унитарном аграрном предприятии на работу можно и не ходить, и не отрабатывать так называемый трудовой минимум. Но и платить наемному рабочему никто не будет.

Наемный рабочий получает имущественный пай в соответствии с трудовым вкладом (стажем и уровнем заработной платы) и приглашается на работу в частное сельскохозяйственное аграрное предприятие наравне со всеми другими членами кооператива. И вполне понятно, что претендовать на лучшие условия приложения своего труда имеет тот член трудового коллектива, который имеет высшую квалификацию, трудовые успехи, , трудовую и технологическую дисциплину. Те же члены бывшего кооператива, которые имели своим приложением труда урожайность 10 – 15 центнеров с гектара, полторы – две тысячи молока от одной коровы, двести – триста граммов привеса крупного рогатого скота, не выдерживая конкурса, пополняют так называемое хозяйственное подразделение. Зачастую в таком положении оказывается от тридцати до пятидесяти процентов рабочих. И это вполне объяснимо. В последние годы значительно увеличивается количество сельскохозяйственных предприятий с низкими производственными показателями. Так, если в 1990 году в республике с урожайностью зерновых до 20 ц с одного гектара было только 7,3% сельскохозяйственных предприятий от их общего количества, то в 1995 году таких хозяйств стало около 50, а в 2000 году более 80%.

А как нами выше отмечалось, основная цель вновь созданной организационно-правовой формы хозяйствования – получение прибыли, то, естественно, вновь нанятый коллективом собственников наемный менеджер- будет ставить цель перед каждым вновь нанимаемым рабочим в коллектив: получение урожайности – не ниже 30 ц с одного гектара, удой от одной коровы – не менее трех тысяч килограммов, привес крупного рогатого скота – не менее шестисот граммов в сутки.

Естественно, что данные требования менеджера-предпринимателя корреспондируются с обязательствами по обеспечению ресурсами (корма, материальные ресурсы, выплаты заработной платы ежемесячно и т. д.). Все данные требования оговариваются с нанимаемым работником в контракте, один из которых хранится у нанимателя, другой – у наемного рабочего.

Такая обоюдная ответственность, принципиальная составляющая новой организационно-правовой формы хозяйствования – частного унитарного сельскохозяйственного аграрного предприятия. Поэтому она не вызывает каких-либо протестов у вновь нанимаемых рабочих, которые эффективно трудились при «старых» производственных отношениях. Последние ничего не теряют. Они приобретают гарантии в высокой заработной плате посредством заключения контракта, дивиденды на капитал и возможность распоряжаться акционерным капиталом.

Необходимо отметить, что и так называемая группа хозяйственных рабочих в частном сельскохозяйственном аграрном предприятии ничего не теряет. Они теряют только низкопроизводительный труд, который, как мы отмечали ранее, привел к тому, что на 1 июля 2003 года убыточные сельскохозяйственные организации составляли уже 66,4% от общего их количества, и у них появляется возможность трудиться на внутрихозяйственных рынках и конкурировать на любом рабочем месте и управленческом участке работы.

К примеру, при создании частного сельскохозяйственного аграрного предприятия «Молодово-Агро» строительная бригада, работающая на полном хозрасчете, расширилась с двенадцати до 50 человек. Чтобы перевести строительную бригаду на хозрасчет при создании частного сельскохозяйственного унитарного предприятия, проведена не одна встреча с каждым из членов бригады. Сопротивляемость перехода на «зарабатывание» денег, а не «табельных восьмерок» со стороны рабочих была невообразимой. Все были приучены к тому, чтобы отбыть восемь часов на работе. А то, что, зачастую, эти восемь часов за них работали доярки, скотники, другие рабочие, они не хотели понимать. Помнится первый разговор с рабочими строительной бригады, когда им было предложено перейти на хозрасчет, а, следовательно, зарабатывать деньги самим. Было предложено начать с помощи пенсионерам в ремонте заборов, хозяйственных построек и т.п. В дальнейшем предлагалось заняться изготовлением столярных изделий: окон, дверей и т.д. Все это было принято за шутку. Сегодня же «…для строительства производственных помещений, сенажных ям с обязательным бетонированием их дна создали свой растворобетонный узел, что позволило в любое время и в нужном количестве замешать свой бетон, который раньше возили из Пинска [19]». Это всего лишь одна составляющая снижения себестоимости сельскохозяйственной продукции. Необходимо отметить, что истинное творчество проявляется только при реальной материальной заинтересованности. Много было разговоров о снижении себестоимости сельскохозяйственной продукции. Однако на практике все наоборот. Идет постоянный ее рост. А то, что это реально, показывает опыт работы частных сельскохозяйственных унитарных предприятий, таких, как «Молодово-Агро». Несмотря на сложности и проблемы институциональных преобразований в аграрном секторе менеджеры-предприниматели изыскивают в этих сложных экономических условиях хозяйствования возможность увеличения прибыльности своих предприятий. К примеру, предприятие «Молодово-Агро» поставляет молоко, несмотря на все жесткие требования системы государственных и хозяйственных органов управления не на Ивановский молочный завод, который расположен в 12 километрах от ЧУАП «Молодово-Агро», а на переработку в открытое акционерное общество «Савушкин продукт» г. Бреста, расположенного в 120 километрах от предприятия. И это делается по понятным экономическим причинам: молоко не занижается по жирности, что имеет место на Ивановском молочном заводе; своевременно оплачивается продукция, предоставляется, при необходимости, аванс и т. д.

Сопротивляемость местных органов управления такой «самостоятельности» ощущается на каждом шагу. Выражается это и в не предоставлении лимитов материальных ресурсов, различных видов государственной (бюджетной) поддержки сельскохозяйственным предприятиям; задерживается оформление документации на новшества и т.д. Разработчики проекта, естественно, предвидели эти проблемы, состоящие в отсутствии институциональных преобразований территориального характера. Поэтому председателю Ивановского райисполкома предлагалось реорганизацию сельскохозяйственных предприятий проводить не в рамках одного сельскохозяйственного предприятия, а всех предприятий сельского хозяйства района, включая перерабатывающие и предприятия агросервиса. Реализация на практике предлагаемой программы создания социально-ориентированных субъектов хозяйствования в Ивановском районе Брестской области позволила бы объединить усилия производителей сельскохозяйственной продукции, перерабатывающих, обслуживающих предприятий и предприятий торговли в работе на конечный результат – прибыль.

Однако новизна разрабатываемого проекта, и особенно экономическая категория «частное», несмотря на то, что «частник» «…директор ЧУАП «Молодово-Агро» С. П. Халько имеет долю 0,4% в стоимости капитала сельскохозяйственного производственного кооператива (собственника капитала), не позволили системно реализовать проект в Ивановском районе».

Системность реализации проекта позволила бы на уровне территории Ивановского района институционально преобразовать систему органов государственного и хозяйственного управления. Прежде всего, она состоит в том, что управление сельского хозяйства районного исполнительного комитета должно трансформироваться при создании открытого акционерного общества в консультативный орган последнего. Естественно, что в консультативном органе коренным образом меняются функции: если в управлении сельского хозяйства – в исполнительные по «властным» требованиям, то в консультативном органе – состоят из консультации на требование заказчика и соответствующую оплату за консультации. Сомнений нет, что это требует соответствующей подготовки специалиста, и реализовать данную проблему возможно через профессиональную переподготовку специалистов верхнего и среднего уровней управления, для чего нужна соответствующая государственная программа подготовки специалистов инновационного менеджмента, аспект которой рассмотрен в предыдущем разделе. Решение данной проблемы коллектив Академии управления при Президенте Республики Беларусь начал три года назад с подготовки специалистов по антикризисному управлению. Подготовлено восемь групп специалистов по антикризисному управлению в количестве около 200 человек для г. Минска, Минской, Витебской и Гомельской областей. Программа подготовки специалистов антикризисного управления содержит широкий спектр проблем досудебного и судебного делопроизводства, по экономической несостоятельности предприятий, что непосредственно корреспондируется с Указом Президента Республики Беларусь № 508 «О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)».

Подводя итоги проблем психофизиологического поведения второй социальной группы сельскохозяйственных предприятий – работающих членов сельскохозяйственных кооперативов в условиях изменения организационно-правовой формы хозяйствования (создание частных сельскохозяйственных унитарных предприятий), необходимо отметить следующее:

  • реакция работающих членов кооператива на процессы преобразований, происходящих на селе, в целом положительная;
  • имеющиеся проблемные вопросы статуса каждого наемного рабочего разрешимы путем:

    -прежде всего, информационного обеспечения;

    -подготовки, переподготовки кадров;

    -создания дополнительных рабочих мест;

    -создания условий для индивидуального приложения труда (и индивидуального предпринимательства).

Опыт преобразований, проводимых в частном унитарном аграрном предприятии «Молодово-Агро», показывает, что во всех мероприятиях, проводимых на предприятии, нужно соответствующее информационное обеспечение. Естественно, что не все будет приниматься так, как этого требует инновационный проект для прибыльного ведения предприятия. Будет противостояние тех, кто против новшеств. К примеру, в ЧУАП «Молодово-Агро» технологическое перевооружение ферм осуществлено путем их механизации (приобретен кормораздатчик за 49 тысяч евро). Противостояние рабочих проявилось в том, что они предприняли попытку вывести его из строя путем механического повреждения. И только находчивость руководителя предприятия позволила избежать огромных издержек на ремонт нового агрегата. Аналогичные технологические преобразования проведены и при реализации проекта в Чечерском районе Гомельской области.

Подобные поступки объяснимы. Ведь только покупка одного такого агрегата по подготовке и раздаче кормов заменяет не один десяток рабочих. Боязнь потерять работу заставляет идти на преступление.

Перед директором-предпринимателем стоит дилемма: снижение себестоимости сельскохозяйственной продукции (конкурентоспособность) и сохранение рабочих мест. Естественно, что эта одна из самых сложных задач, и просто она не решается. И начинать их разрешение нужно с учебы. В ЧУАП «Молодово-Агро» в зимнее время проводится учеба ежегодно со всеми категориями рабочих. Приглашаются специалисты по новшествам и нововведениям. Несомненно, каждое новшество требует материальных и моральных издержек. Первичными несмотря на важность материальных издержек в условиях переходного периода, как показывает практика, являются психологические аспекты моральных издержек. В этом аспекте наглядным является пример экономической целесообразности изменения организационных и производственных процессов в работе ремонтных мастерских ЧУАП «Молодово-Агро».

В условиях функционирования экономической модели исходя из ограниченности ресурсов экономить нужно на всем и везде. Когда данный тезис для директора частного унитарного сельскохозяйственного предприятия «Молодово-Агро» стал правилом, он поставил задачу перед своими специалистами принципиально изменить в зимний период работу мастерских по ремонту сельскохозяйственной техники. В сложившихся условиях ограниченности ресурсов рабочие мастерских, водители, трактористы зачастую отбывали восемь часов. При этом наряду с «табельными» восемью часами работы расходовалась электроэнергия, горючее и т. д. А ведь это слагаемые себестоимости сельскохозяйственной продукции. Понимая это, руководитель своим приказам изменил установившийся порядок работы таким образом, что остались только часть рабочих, которые занимались:

  • дефектовкой и накоплением запасных частей по ремонту машин и агрегатов;
  • обслуживанием животноводческих ферм.

С наступлением длинного дня и сравнительного потепления приказом директора все возвращались на рабочие места с рабочим днем в 10 – 12 часов. Предложенные организационные нововведения позволили предприятию экономно расходовать имеющиеся ресурсы и, самое главное, нацелить всех рабочих на рациональное использование собственного времени. Причем все эти нововведения сопровождаются не уменьшением заработной платы, а ее увеличением за счет уплотнения его в напряженные периоды и работы на «себя» в зимний период. Реализация на практике вышеперечисленных нововведений напрямую зависит от уровня творчества избранного по конкурсу директора-предпринимателя и назначенных специалистов верхнего и среднего уровней управления, т.е. избранной команды предприятия.

Третьей социальной группой, участвующей в процессе реорганизации сельскохозяйственных организаций, являются специалисты. Образно их поведение представлено в изречении председателя Лидского районного исполнительного комитета И. И. Гайдукевича: «Найбольш непадатлівую групу ўтварылi спецыялiсты, якiя ў штыкі сустрэлi рэформу. Бурнай рэакцыi трэба было чакаць. Iм лепш за iншых жылося пры калгасным ладзе: атрымалi адукацыю, мелi дыктоўнае жыллё, затым прыватызаване за капейкi; работу, транспарт, зарплату, хоць і не такую высокую. Пры новай мадэлi кiравання давядзецца разам з усiмi араць, сеяць, збiраць ураджай»[3].

Административно-командная экономика по управлению деятельностью сельскохозяйственных предприятий «выработала» за почти вековой срок специалистов, которые должны были исполнять команды: что производить, где и сколько сеять, по какой цене реализовывать продукцию. Естественно, что для этого не нужно творчество. Творчество и предпринимательство в такой экономической модели только наказывалось. Такие методы управления развитием предприятий сформировали специалистов отраслей сельского хозяйства – «статистов» – сторонних наблюдателей происходящих процессов. Естественно, что подобная практика хозяйствования на земле ни к чему хорошему не могла привести. Даже, несмотря на наметившиеся в конце прошлого века негативные тенденции в развитии сельского хозяйства не предпринимались реальные шаги изменить дискредитировавшую себя систему методов управления развитием сельскохозяйственных предприятий. В конце концов, дело дошло до парадокса: несмотря на убыточность работы сельскохозяйственных предприятий, количество специалистов не уменьшалось. Они сохранялись для учета самими же создаваемых убытков, которые, к примеру, к 1 января 2005 года достигли в среднем по республике 4,0 трлн. рублей с количеством убыточных сельскохозяйственных организаций – 20,4%. Это в среднем по республике, а по областям они имеют значительную дифференциацию. Так, в Витебской области количество убыточных сельскохозяйственных предприятий превышает 50%. Понятно, что не получая заработной платы при убыточном ведении сельского хозяйства на предприятии, специалисты, зачастую, уходят на работу в другие места. Однако по сравнению с требуемым количеством рабочих в условиях работы сельскохозяйственного предприятия на прибыль, как показывает наша практика, количество последних избыточно. Так, при создании частных унитарных сельскохозяйственных предприятий в одном из экономически слабых районов Гомельской области – Чечерском, при формировании команды специалистов по его прибыльному ведению из 42 работающих в хозяйстве специалистов в команду вошли только 12, в бухгалтерии остались работать четыре специалиста, но оснащенные компьютерами. Следовательно, если исходить из того, что по данным прошлого 2004 года более 20% сельскохозяйственных организаций убыточны, в которых работают от полторы до двух тысяч специалистов всех уровней управления, то наяву проблема избыточности кадрового потенциала в сельскохозяйственных организациях. Таким образом, на повестку дня встает решение проблемы подготовки, переподготовки специалистов-управленцев по проблемам инновационного менеджмента. Простым сокращением здесь, как показывает практика, не обойтись. Как показывает практика создания новых организационно-правовых форм хозяйствования в Ивановском районе Брестской области, Лидском районе Гродненской области и Чечерском районе Гомельской области, решить данную проблему без больших потрясений возможно только путем функциональных изменений в системе государственных и хозяйственных органов управления. Именно таким методом предлагают законодательно провести административную реформу в Российской Федерации. На настоящем этапе административная вводится для отмены избыточных и дублирующих функций министерств и ведомств. Всего у правительственных учреждений насчитывается около 5600 функций. К сегодняшнему дню комиссия под руководством вице-премьера Бориса Алешина успела проанализировать 450 из них. И выяснилось, что 87 – избыточные, а еще 24 – дублирующие. «Всего решило отменить 111 функций. То есть каждая четвертая из проанализированных функций правительства оказались на поверку ненужной. У Минюста отняли функцию устанавливать количество нотариусов в округах, а у оборонных агентств – функции контроля за расчетами между субъектами отрасли. Некоторые из функций, которыми раньше занимался госагропром, теперь передаются саморегулируемым организациям, в частности, это относится к функции Минфина в области бухучета» [30]. Следовательно, проблему бюрократии в России пробуют решить исходя из анализа функций министерств и ведомств, что на практике означает: чиновники определяют судьбу чиновников. Подобный подход не исключает субъективизма.

Предлагаемый же вариант реорганизации сельскохозяйственных предприятий по созданию конкурентоспособных субъектов хозяйствования в Ивановском, Лидском, Чечерском районах имеет принципиально иную методологию формирования инновационного менеджмента на предприятии. Таким образом, если в российской административной реформе исходят из анализа функций аппаратов министерств и ведомств, то есть реформу начинают «сверху», то в предлагаемом варианте – «снизу». На уровне предприятия – исходя из его стратегии развития и целей, определяющих систему стратегического управления предприятия, примерная схема которого изложена ниже рис.3.

руководитель отдела управления (штаб предприятия)

сотрудники отдела: бухгалтеры, экономист-финансист, сбытовик-снабженец

руководитель отдела растениеводства

бригадир по полеводству; бригадиры по складскому хозяйству, сушке и размолу зерна, мин. удобр. и ядохим.

рабочие полеводства, складов, подсобные рабочие


Общее собрание акционеров ОАО, совет директоров, правление

 

Директор

ЧУАП

(руководитель предприятия)

зам. руководителя отдела по технике и мастерским

бригадир по технике в растениеводстве, бригадир по технике в животноводстве, бригадир по ремонту

механизато-ры, водители, слесаря, токаря, кузнец и др.

руководитель отдела животноводства

ветврач, бригадиры животноводческих бригад (МТФ)

доярки, доглядчики, другие работники животноводства

директор дочернего унитарного строительного предприятия

бригадиры строительных бригад

строители

 

 

Собственник

предприятия

1-й уровень управления

2-й уровень управления

исполнители

 

Рис. 3. Система менеджмента в частном унитарном аграрном предприятии

Исходя из цели развития предприятия (организации) разрабатывается система стратегического управления, состоящая из пяти следующих взаимосвязанных составляющих.

Первая и самая сложная составляющая системы, как показала практика внедрения вышеотмеченного варианта реорганизации сельскохозяйственных организаций – это лидер-стратег. В предлагаемой модели лидер не только директор-руководитель, он же и предприниматель.

Таким образом, в контексте рассматриваемых социальных групп, участвующих в реорганизации сельскохозяйственных предприятий, более детально рассмотрим сложившуюся в республике ситуацию с кадровым потенциалом верхнего уровня менеджмента директора-предпринимателя. При этом необходимо отметить, что в силу объективных (переходный период к новым производственным отношениям), субъективных (снижение уровня оплаты труда, ухудшение социально-бытовых условий и т. д.) причин продолжает снижаться списочная численность руководителей сельскохозяйственных предприятий, имеющих высокий уровень профессиональных знаний. Так, руководители сельскохозяйственных организаций с высшим образованием составляют 81%. И этот показатель, в силу усиления негативных процессов в сельском хозяйстве, продолжает снижаться. Это только количественная сторона нарастания негативных процессов в кадровом потенциале села.

Более тревожной является сложившаяся ситуация с качественным показателем – уровнем профессионализма верхнего уровня менеджмента на селе. Это, прежде всего, связано с тем, что верхний уровень (руководитель-менеджер) в сельскохозяйственных организациях, в том числе и кооперативной формы собственности назначался (выдвигался) властью «сверху». Контракты заключались не с коллективом, а с председателем райисполкома. Если же учесть к этому сложившуюся почти вековую ситуацию с системой государственного управления сельским хозяйством, имея в виду хозяйственное исполнение только количественных (валовых) показателей, то представляется истинная картина ситуации с уровнем профессионализма руководителей в переходный период к рыночным отношениям.

Рыночные же отношения принципиально отличаются от государственных методов хозяйствования. Стратегия (цель) предприятия в рыночных условиях направлена на получение не только количественных показателей, но и прибыли, которая предопределяется, прежде всего, полноценной системой экономических и административных методов управления. Возглавляет систему стратегического управления лидер, имеющий, с одной стороны, необходимый уровень профессионализма и наделенный определенными полномочиями в управлении предприятием, с другой – разделяющий концепцию стратегического управления, внедряющий ее в своей организации и непрерывно ее совершенствующий.

Насколько данная планка в уровне профессионализма, требуемого рыночными отношениями к менеджеру верхнего уровня управления, высока, наглядно демонстрирует пример создания открытого акционерного общества «Лида-Агро-Инвест» в Гродненской области. Так, при проведении двенадцати собраний колхозников по реорганизации сельскохозяйственных предприятий Лидского района по созданию частных унитарных аграрных сельскохозяйственных организаций только в шести коллективах были выбраны директора частных сельскохозяйственных унитарных предприятий на первом общем собрании колхозников. Другие шесть коллективов колхозников на первом общем собрании по вопросу реорганизации сельскохозяйственных предприятий не смогли выразить доверие бывшим руководителям кооперативных хозяйств по выдвижению их на должность директоров частных унитарных сельскохозяйственных предприятий. При этом в силу кадрового «голода» специалистов инновационного менеджмента шесть вновь назначенных руководителей частных унитарных сельскохозяйственных организаций избирались без конкурса. Если же были бы кандидатуры на конкурсной основе с представлением программы развития предприятия, то ситуация с избранием руководителя была бы еще сложнее. Вышеприведенная аргументация проблемности наличия специалистов инновационного менеджмента требует принятия соответствующего решения правительства на подготовку кадрового потенциала не только в агропромышленном комплексе, но и в других отраслях экономики. Первопричиной же необходимости проведения перемен, идеологами которых должны стать вновь подготовленные специалисты инновационного менеджмента, является достижение обществом нового уровня экономического благосостояния. Эпоха массового производства обеспечила удовлетворение потребностей населения в основных условиях удобства и безопасности физического существования.

Удовлетворение первичных жизненных потребностей и рост дохода, которым потребитель может распоряжаться по своему усмотрению, меняют характер потребительского спроса. Отрасли, обслуживающие первичные потребности и, прежде всего, в продуктах питания в индустриальную эпоху, достигают уровня насыщения спроса. Они не обязательно приходят в упадок, но, как показывает исторический ход развития, темпы их роста снижаются.

Мировые экономические процессы показывают, что наступившее благосостояние ставит под экономический рост как главный двигатель социального прогресса. Общество нуждается уже не в количественных, а в качественных характеристиках уровня жизни и, как следствие, – появление альтернативной концепции нулевого роста. Однако данная концепция не отвечает на главный , каким образом можно сохранить жизнеспособность общества, если рост прекратится?!

Новая эпоха в экономическом развитии требует внимания общества на негативные побочные эффекты деятельности предприятий при извлечении сверхприбыли: загрязнение окружающей среды, неустойчивость экономической конъюнктуры, инфляция, монополистические ограничения рынка, манипуляция поведением потребителя путем специально организованного устаревания товаров, наглая реклама, неполная информация и скверное послепродажное обслуживание.

Констатация требований наступившей в мировой экономике постиндустриальной эпохи дает нам реальную оценку необходимости понимания основных функций и особенностей инновационного менеджмента в методологии варианта создания конкурентоспособных субъектов хозяйствования в социально-ориентированной модели на селе.

В целом концепция создания конкурентоспособных социально-ориентированных субъектов хозяйствования на селе акцентирует внимание на выявление стратегических проблем, определение стратегических целей, разработку соответствующих задач и механизмов их реализации.

Без сомнения, чтобы выполнить данные требования, необходимо иметь высокий уровень профессионализма специалистов команды новой организационно-правовой формы хозяйствования. Приходится уже в который раз повторять, что слишком долго мы жили в системе «исполнения указаний сверху», и, как следствие, принять на себя ответственность в ситуации нефункционирующих рыночных институтов могут только отдельные личности. Почти два года реализации программы в «Молодово-Агро» по реформированию предприятия выявили необходимость в повышении знаний специалистов. И только тогда, когда реально на повестку дня стал вопрос конкурса кандидатов на должность руководителей отделов, впервые за многие годы переподготовки специалистов агропромышленного комплекса, автор данной работы услышал истинное желание специалистов о необходимости повышения уровня знаний.

Всем стало понятно, что выполнить поставленную цель, состоящую в работе на прибыль, невозможно старым багажом и административными методами управления. Превысить урожайность в 30 центнеров и удой от коров в четыре тысячи килограммов только «кнутом» – это уже все поняли в частном унитарном аграрном предприятии «Молодово-Агро» – невозможно. Нужен «пряник», но для этого необходимо овладевать новыми технологиями и хорошо трудиться. Поэтому и переведено все животноводство на интенсивный путь развития путем создания базы генного потенциала животноводства с удоем 8 – 10 тысяч килограммов молока от коровы. Такой подход к прибыльному ведению животноводства доказал всем, что не уровень закупочной цены при низкой продуктивности является основой успеха деятельности предприятия, а рыночные условия с высокой производительностью. Как следствие, уровень эффективности животноводства, даже в период до последнего (июль месяц 2003 года) повышения цен на молоко, в «Молодово-Агро» составил 37,1% при минус восемь по республике в целом, а в 2004 году составил 66,8%. То, что данный высокий показатель формируется на уровне доярки и других работников ферм – понятно. Но необходимо отметить следующее обстоятельство, характерное для переходного периода в агропромышленном секторе, – психологическая боязнь нововведений. Действительно, на данный шаг готовы немногие руководители. Для принятия решения в ситуации, в которой оказался колхоз «Молодово», необходима «трезвая» оценка ситуации, своих возможностей и научного обеспечения. Ситуация, сложившаяся к моменту реорганизации колхоза «Молодово» Ивановского района Брестской области, характерна для тысячи предприятий республики.

Опыт работы в высшей школе по формированию инновационного менеджмента показывает, что наряду с вышеотмеченным, важным фактором в принятии решения руководителем является информационное обеспечение на всех уровнях управления сельскохозяйственным производством.

В связи с тем, что спектр преломления проекта создания открытого акционерного общества «Чечерск-Агро» охватывал весь район, информационная работа здесь носила системный характер. Сущность последнего состояла в том, что область включилась в данную работу и было принято соответствующее решение по проведению эксперимента в Чечерском районе, основные составляющие которого представлены ниже.

  •  
Метки текущей записи:
, , , , , , , , , , ,
Автор статьи:
написал 302 статьи.
Комментарии:

Оставьте комментарий!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.