Пугачев под стражей

18.08.2015 Автор: Рубрика: Бизнес, Политология»

Пугачева везли через российские города под стражей, а затем поместили для следствия на Московском монетном дворе.

Помню, как в детстве меня очень удивляло, отчего такого важного государственного подследственного не везли сразу в столицу или хотя бы не поместили по приезде в Москву в одну из тюрем, которых в старой столице России тогда уже имелось несколько. Зачем же его держали на Монетном дворе (ближе к деньгам и государственным секретам их производства) , а при этапировании до Москвы оставляли под конвоем на ночлег в обычных домах губернских городов по пути следования?

Так, в моем родном Симбирске Пугачева содержали в кандалах в частном доме, на месте которого сейчас стоит городской драматический театр, о чем повествовала мемориальная доска на стене здания. Я в детстве проходил мимо театра по дороге в школу (за сто лет до меня этой же дорогой и в ту же гимназию ходил симбирский гимназист Володя Ульянов, еще тогда не Ленин) и тоже удивлялся.

Ведь в 1774 году в Симбирске был и укрепленный кремль, и надежная тюрьма при нем, но почему-то Пугачева посадили под арест в обычный дом в самом центре города. Только повзрослев, я понял: и по дороге в маленьких российских городках, и на Московском монетном дворе арестованного Пугачева держали в клетке для предъявления народу российскому, как в зоопарке, чтобы массы убедились, что перед ними не бывший император Петр, а мятежный безграмотный казак и дезертир.
Из-за этой тактики сыск однажды едва не потерял своего важного арестанта. В Самарской губернии в частном доме села Мосты, где оставили на ночь Пугачева, случился пожар, арестованного вывели из клетки и посадили в телегу посреди двора, при этом сам известный на весь мир полководец Суворов всю ночь караулил Пугачева. В Симбирске народ тоже валил толпами смотреть на «Петра Федоровича» в оковах. Помнится, в той самой школе, что стоит в двух шагах от места содержания Пугачева в Симбирске, нам об этом эпизоде в героической биографии Суворова предпочитали не рассказывать. Как не говорили об этом вообще в советской школе, как ни словом не поминали ту бойню войсками Суворова при штурме Варшавы в ноябре 1794 года, которая шокировала всю Европу. Советским школьникам все больше рассказывали о героизме Пугачева, значительно приукрашивая его историческую личность почти до образа идейного большевика из XVIII века и ни словом не поминая о зверствах его воинства. Говорили и о его почти идейном героизме на следствии, хотя здесь Пугачев дерзил следствию больше с отвагой обреченного, но стойкого человека, чем идейного оппозиционера.
Кстати, тот самый знаменитый диалог с присланным из столицы для первого его допроса графом Паниным (о вороненке и вороне, который еще летает) у Пугачева состоялся именно на крыльце этой обычной симбирской избы в окружении толпы собравшихся симбирян. Эту перебранку, которую Петр Панин в письме императрицы назвал затем допросом Пугачева, наблюдали десятки собравшихся здесь же на главной площади города симбирских обывателей — это им Панин показывал, что перед ними обычный дерзкий бунтовщик из черни, для чего ударил при всех Пугачева в лицо и дергал его за бороду. Вряд ли Панин был так разозлен явлением перед ним нераскаявшегося самозванца, что не сдержался с рукоприкладством, скорее всего, он изначально имел задание доказывать как можно большему количеству свидетелей, что речь идет о простом беглом казаке. Ничем ДРУ’ гим этот нелепый допрос с мордобоем на городской площади не объяснить, это была пиаровская акция по дегероизации пугачевского образа до статуса обычного уголовного злодея. К Монетному двору в Москве смотреть на Пугачева тоже собирались массы зевак, именно отсюда Пугачева забирали для допросов специально приехавшие для расследования Степан Шешковский и его подручные.
С Шешковским в Москву выехала целая бригада заплечных дел мастеров для допросов Пугачева и его сподвижников. Кроме идеи предъявить арестованного самозванца как можно большему числу народа, этим «командированным» из Тайной канцелярии предстояло выяснить много важных для верховной власти вопросов. Перед Шешковским в этой командировке императрица поставила две главные задачи следствия: узнать, где зарыта легендарная казна Пугачева и откуда он взял голштинское знамя, так любимое покойным Петром III и служившее армии самозванца официальным штандартом. По нашим меркам, это довольно странно узкий круг вопросов к организатору невиданного до того восстания в Российской империи и человеку, под именем покойного .императора Петра III претендовавшему на русский престЬл. Хотя понятно, что фактические обстоятельства бунта сотрудники Тайной канцелярии выясняли и при допросах сподвижников Пугачева или рядовых участников его мятежа, а истинная личность казака Емельяна Пугачева была сыском установлена еще до его ареста.

  •  
Автор статьи:
написал 5377 статей.
Комментарии:

Оставьте комментарий!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.