Контрольная самостоятельная работа №3 По дисциплине Римское Частное ПравоНа тему: «ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ДОГОВОРОВ»

08.12.2011 Автор: Рубрика: КСР»

«БИП – »

 

 

 

 

 

 

Контрольная самостоятельная работа №3

По дисциплине Римское Частное

На тему: «ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ДОГОВОРОВ»

 

 

 

 

 

 

 

 

Минск 2011

 

План КСР:

1. Обязательства из договоров

1.1. Обязательства возникшие из законного действия. 1.2. Развитие учения о contractus. 1.3. Виды контрактов.

2. Вербальные и литеральные контракты

2.1. Вербальные договора – sponsio, stipulatio. 2.2. Формальные требования к стипуляции.2.3. Порядок заключения и содержание.2.4. Абстрактный характер стипуляции. 2.5. Развитие поручительства в форме стипуляции.2.6. Литеральные контракты: синграф и хирограф. 2.7. Возникновение литеральных контрактов в результате развития торгово-экономических отношений в республиканский период.

3. Реальные контракты: заем, ссуда, хранение, залог

3.1. Реальные договора. 3.2. Заем и ссуда (mutuum, commodatum). 3.3. Различие между этими договорами, хозяйственное значение этих договоров. 3.4. Договор хранения (depositum). 3.5. Пределы полномочий и критерии ответственности поклажепринимателя. 3.6. Разновидности договора хранения. 3.7. Характер обязательств по договорам ссуды и хранения. 3.8. Договор ручного заклада (pignus). 3.9. Права и обязанности сторон в договоре, потенциально двусторонний характер обязательства.

4. Консенсуальные договора

4.1. Консенсуальные договора. 4.2. Купля-продажа (emptio-venditio). 4.3. Права и обязанности сторон в этом договоре. 4.4.Ответственность сторон. 4.5.Договор имущественного найма (locatio conductio) и его виды. 4.6.Права и обязанности сторон. 4.7.Права нанимателя в случае перехода права собственности на нанятую вещь к другому лицу. 4.8.Наем услуг (locatio conductio operarum). 4.9.Договор подряда (locatio conductio operis). 4.10. Права и обязанности сторон. 4.11. Несение риска случайной гибели предмета подряда. 4.12.Договор поручения (mondatum), его содержание. 4.13.Договор товарищества (societas). 4.14.Происхождение данного договора. 4.15. Виды товарищества, права и обязанности участников договора по отношению друг к другу и к третьим лицам. 4.16. Прекращение договора товарищества.

5. Безымянные договора

5.1. Безымянные контракты и их характеристика. 5.2. Типы безымянных контрактов. 5.3. Договор мены (permutatio), оценочный договор (contractus aestimatorius).

 

 

1. Обязательства из договоров.

Возникновение понятия обязательства из договора с вытекающими из этого юридическими последствиями происходит постепенно. В древнейшее время не существовало разграничений между уголовным преступлением и гражданским правонарушением, неисполнением договора. Поэтому еще долгое время при неисполнении договора ответственности подлежала сама личность должника – черты мщения. Однако это не могло отвечать имущественным интересам кредитора, которые направлены на получение долга. В древнее время очень часть использовали институт заложничества, когда должник вместо себя давал кредитору поручителя до исполнения обязательства. Для придания большей убедительности обещанию исполнения обязательства должник давал религиозную клятву.

Постепенно и в этой сфере отношений государство устанавливает взыскания за нарушение договоров, гарантируя их получение. Это известный перечень признанных цивильным правом договоров.

1.1. Обязательства возникшие из законного действия.

В наидревнейшем римском праве термины contrahere, contractus еще не обозначали один из источников возникновения обязательства, т.е. правоотношения, в силу которого определенный субъект обязан произвести в пользу другого субъекта определенные действия имущественного характера, а лишь указывали на сами обязательственные узы, на те узы, которые происходят из законного действия, из юридической сделки, которая определяется здесь как contractus.

1.2. Развитие учения о contractus.

В классическом праве представление об обязательственных сделках меняется, меняется значение термина “contractus”. Соглашение субъектов становится необходимым элементом понятия contractus. Под соглашением Ульпиан понимал “совпадение желаний двух или нескольких лиц об одном и том же и их согласие” (D. 2.14.1.2). Однако не любое соглашение могло являться договором (cоntractus). По римскому праву только некоторые соглашения давали право на иск, именно они устанавливали цивильные обязательства. Из источников права мы видим, что римские юристы различали два вида соглашений: pactum или pactio в техническом смысле слова и contraсtus.

Ульпиан писал: “Те соглашения, которые порождают иски, не остаются при своем (общем) названии (pacta), но обозначаются присвоенным данному виду названием “контракты”, таковы: купля-продажа, наем, товарищество, ссуда, хранение и прочие подобные контракты” (D. 2.14.7.1).

Таким образом, в классическом римском праве к контрактам стали относить только определенные договоры, признанные ius civile и снабженные исковой защитой. Впоследствии появляются безыменные контракты.

Но одного соглашения для установления договора было недостаточно. Требовалось, чтобы это соглашение между субъектами было заключено в определенной форме. Как указывал Гай, обязательства возникали “вследствие передачи вещи, или торжественными словами, или письменным образом, или простым соглашением” (Гай, 3.89). Соблюдение указанных форм придает соглашению юридическую силу, устанавливает обязательство, пользующееся исковой защитой.

В отличие от contractus, пакты – это неформальные соглашения самого разнообразного содержания, по общему правилу не пользовавшиеся исковой защитой. Со временем некоторые пакты получили исковую защиту. Они стали называться “одетыми” пактами. А те, которые так и не были признаны цивильным правом, назывались “голыми” пактами.

1.3. Виды контрактов.

В зависимости от формы возникновения обязательства контракты подразделялись на четыре вида:

вербальные контракты, которые устанавливались “торжественными словами”;

реальные контракты, которые возникали “вследствие передачи вещи”;

литтеральные контракты, которые устанавливались “письменным образом”;

консенсуальные контракты, которые устанавливались “простым соглашением”.

В зависимости от формы контракта момент его заключения был различным.

Вербальные контракты – это устные договоры, которые считались заключенными, когда должник в ответ на кредитора торжественно заявлял, что берет на себя обязательства.

Реальные – договоры, которые заключались простой передачей вещи.

Литтеральные – договоры, которые заключались составлением письменного документа о достигнутом соглашении.

Консенсуальные – договоры, которые заключались достижением соглашения сторон.

Позднее, в I в. н.э., возникли новые, безыменные контракты (по определению средневековых юристов). Они возникли, когда систематизация контрактов уже была проведена, и поэтому они не вошли ни в один из видов договоров.

Безыменные контракты относительно момента возникновения обязательства ближе всего стоят к реальным контрактам, однако в отличие от них исполнение по ним может заключаться не в одной только даче и возврате вещи, но также и в совершении каких-нибудь других действий.

В зависимости от распределения прав и обязанностей между кредитором и должником договоры делились на односторонние и двусторонние. Если одна сторона наделена только правами, а другая несет только обязанности, такой договор считается односторонним (в договоре займа обязанности лежат только на заемщике). Если у каждой стороны есть и права, и обязанности, такой договор считается двусторонним (например, наем). Двусторонние, в свою очередь, делились на двусторонние равные и двусторонние неравные. Те договоры, в которых у одной из сторон была основная обязанность, а у другой – второстепенная обязанность, которая могла возникнуть при наступлении определенных условий, являются двусторонне-неравными (в договоре ссуды основная обязанность у ссудополучателя, а второстепенная – у ссудодателя, например в случае причинения вреда предметом ссуды).

Двусторонние равные договоры – это те, в которых должник и кредитор несли равноценные обязанности (в договоре купли-продажи обязанности продавца передать вещь соответствует обязанность покупателя уплатить покупную цену). Обязанности покупателя и продавца равнозначны. Такие двусторонние договоры, в которых обязанности сторон равнозначны, соответствуют друг другу и возникают одновременно, назывались синаллагматическими.

В зависимости от того, учитывалась ли цель (мотив) заключения, договоры делились на абстрактные и каузальные.

Абстрактные – это такие договоры, цель заключения которых не имела значения. Поэтому судьей она не выяснялась, действия его ограничивались только установлением факта заключения договора и обязанностей сторон.

Каузальные – это такие договоры, в которых мотив их заключения имел значение. Поэтому помимо факта заключения договора и обязанностей сторон должен был установить законность мотива.

Договоры строгого права (stricti iuris) и договоры, основанные на доброй совести (bonae fidei). Договоры строгого права должны были быть заключены в строго определенной форме, и их содержание должно было в точности соответствовать букве закона. Намерения сторон при этом не учитывались. Договоры, основанные на доброй совести, – это те, в которых учитывались намерения сторон. Договоры srticti iuris и договоры bonaе fidei также отличались по способу правовой защиты.

Договоры строгого права защищались кондикциями и специальными исками. При этом интенция должна была строго соответствовать кондемнации.

Договоры доброй совести защищались соответствующими исками, которые были основаны на преторском праве, с учетом нравственного поведения сторон.

2. Вербальные и литеральные контракты.

Вербальные договоры – это договоры, которые заключались в словесной форме посредством произнесения вопроса и ответа, что и придавало им юридическую силу.

К вербальным договорам относились следующие: sponsi, stipulatio, iurata operarum promissio и dotis dictio.

До сих пор нет единого мнения относительно происхождения sponsio и stipulatio: является ли sponsio древнейшей формой stipulatio или нет, но можно привести некоторые отличия между ними.

Sponsio – это договор религиозного характера, при котором дававший обещание произносил клятву. Иногда это сопровождалось религиозным актом (sponsio ad aram Maximum). Не установлено, имела ли sponsio юридические последствия для неисполнившего обещания. Sponsio заключалась только между римскими гражданами, а stipulatio – “между всеми людьми” (Гай, 3.93)*(69). Других различий между ними не установлено.

Stipulatio – это основной вид вербальных контрактов, который заключался “посредством вопроса и ответа” (Гай, 3.92)*(70). Помпоний определял stipulatio как “словесную формулу (conceptio), согласно которой одно лицо, отвечающее на вопрос другого, обязуется дать или сделать то, о чем его просят” (D. 45.1.5.1)*(71). “Обещаешь дать мне сто сестерциев? – Обещаю”. С момента произнесения ответа договор считался заключенным. Процесс заключения стипуляции первоначально характеризовался следующими чертами.

Присутствие обеих сторон.

Устная форма заключения договора, в которой не могли участвовать глухие и немые.

Непрерывность действия: ответ должен следовать сразу за вопросом.

Соответствие глагола в ответе глаголу в вопросе.

Это обязательство stpicti juris: кредитор может требовать только то, что было обещано, без всяких дополнений; он не может требовать ни убытков, ни процентов.

Стипуляция носила абстрактный характер. Обязательство возникало независимо от основания и цели договора. В форму стипуляции могло быть облечено любое обязательство благодаря простоте ее заключения, что послужило ее широкому распространению.

Стипуляция была односторонним обязательством: у кредитора – право, у должника – обязательство. Форма договора упрощала рассмотрение судебного спора, так как устанавливалось только соблюдение формы, возражения должника не рассматривались.

Со временем в требованиях к договору происходят изменения.

С конца республики стипуляцию стали дополнительно оформлять письменно. Составлявшийся документ подтверждал сделку и получил название cautio (instrumentum). Постепенно значение документа возросло, и в постклассическую эпоху стали признавать стипуляцию заключенной, если она имела письменное подтверждение. В период империи допускается свобода оборотов речи на любом понятном друг другу языке. В праве Юстиниана стал допускаться разрыв во времени между произнесением вопроса и ответа.

С течением времени также происходит ослабление абстрактного характера сделки. Происходит это в связи с предоставлением претором должнику таких средств защиты, как exceptio doli и иска о признании сделки недействительной.

Стало возможным участие на каждой стороне договора по нескольку кредиторов и должников, т.е. соучастие.

Сложные формы стипуляции. Различалось соучастие солидарное (корреальное) и акцессорное (субсидиарное): несколько кредиторов или должников.

При корреальном соучастии сокредиторы (активно-солидарное) поочередно один за другим произносят вопрос, а должник отвечает всем сразу; содолжники (пассивно-солидарное) последовательно друг за другом отвечают на вопрос кредитора, который он задает каждому из них без перерыва.

Сначала стипуляция была единственным способом для установления такого соучастия. Но затем оно было признано и в ряде других случаев.

Сокредиторы и содолжники в солидарных обязательствах занимали равное друг с другом положение. Поэтому обязательство полностью погашалось, если долг уплачивался одному кредитору или одним из должников, а также в случае предъявления иска одним из кредиторов или одному из должников.

Акцессорное (дополнительное) соучастие, когда сокредиторы и содолжники не находятся в равном положении, так как один соучастник выступает в обязательстве в качестве главного, присоединив другого лишь в качестве дополнительного соучастника. Поэтому право и обязанность этого другого является дополнением к праву или обязанности главного. Впервые такие отношения были выражены также в форме stipulatio.

Акцессорное соучастие было возможно в виде adstipulatio и adpromissio:

а) при adstipulatio дополнительное лицо участвует на стороне кредитора. В этом случае сначала предлагает вопрос и получает ответ главный кредитор, потом тот же вопрос предлагает кредитор добавочный и получает второй ответ от должника. Адстипулятор – это “лицо, которое стипулирует то же, что и сам стипулятор” (Гай, 3.110)*(72), но все, что адстипулятор получил (от должника), он обязан передать главному кредитору (Гай, 3.111)*(73). Причина появления этой формы соучастия – недопустимость в легисакционном процессе представительства;

б) adpromissio – присоединение добавочного должника. Это более распространенное соучастие. Главной его целью является поручительство.

Защита кредитора в стипуляции осуществлялась с помощью специальных исков: в древнем праве – actio per pegnoris capionem, а в классическом и постклассическом – cоndictiones.

Все стипуляционные иски – абстрактные (устанавливался факт долга и предмет обязательства). Это иски строгого права намерения сторон, обстоятельства заключения договора в них не учитывались.

К вербальным контрактам также относятся:

Jurata operarum poromissio – торжественное (в форме клятвы) обещание вольноотпущенным услуг своему патрону.

Dotis dictio – обещание установителя приданого мужу или его paterfamilias.

Эти контракты заключались в устной форме, но не посредством вопроса и ответа, а произнесением обещания.

Литтеральный контракт – это договор, который заключался в письменной форме, основывался на письменном документе. Именно письменная форма придавала договору юридическую силу – возникало обязательство.

Различались древнеримские литтеральные контракты и контракты императорского периода. Они существенно отличались друг от друга.

Появились литтеральные контракты достаточно поздно – в конце II в. до н.э. Возникли они из практики деловых людей вести приходно-расходные книги и книги текущих счетов, необходимые для ведения хозяйственной деятельности. В эти книги pater familias записывал приход и расход, долги. Из этих записей никаких новых обязательств не возникало.

Устанавливалось литтеральное обязательство посредством обновления прежнего обязательства новым, возникающим при новой бухгалтерской записи.

Это самый ранний литтеральный контракт, называвшийся expensilatio или nomina transcriptica – перезапись кредитных обязательств.

Гай писал: “Внесение долга в домашнюю книгу бывает двоякого рода; или от вещи к лицу, или от лица к лицу. Запись от вещи к лицу имеет место тогда, когда то, что ты мне должен по купле, найму или товариществу, я запишу за тобою как сумму, следуемую мне. Занесение долга в счетную книгу от лица к лицу имеет место в том, например, случае, когда то, что мне следует с Тиция, я занесу как сумму, тебе уплаченную, т.е. если долг Тиция переводился на тебя” (Гай, 3.128-130)*(74).

В первом случае происходит замена основания обязательства между теми же субъектами. Во втором – происходит замена должника.

Таким образом, древнереспубликанский литтеральный контракт можно определить как договор, заключавшийся посредством записи в приходно-расходную книгу кредитора долга данного должника (или долга другого должника, переведенного на данного) на основании соглашения сторон. Возникновение обязательства не зависело от действительной выдачи денег.

Прекращался литтеральный контракт внесением в книгу записи кредитора о получении долга.

В период империи этот литтеральный контракт выходит из употребления.

Кроме рассмотренного литтерального контракта письменное обязательство возникало, как пишет Гай, “вследствие долговых расписок, если кто напишет, что он должен или что он дает” (Гай, 3.134)*(75). Этот вид обязательств был распространен между иностранцами, но в классический период он стал применяться и между гражданами, и между гражданами и иностранцами и были двух видов: хирографа и синграфа.

Синграфа – это долговая расписка, изложенная от третьего лица. Возникла на почве процентных займов. Составлялась она в двух экземплярах в присутствии сторон и свидетелей; подписывалась свидетелями, должником и кредитором.

Хирографа заменила синграфу в императорский период. Излагалась она от первого лица и подписывалась должником.

Во времена Юстиниана было установлено, что любое письменное обязательство, которое не было отозвано в течение двух лет, становилось источником абстрактного литерального договора.

3. Реальные контракты.

Реальные контракты – это договоры, обязательства из которых устанавливались при передаче вещи. Права и обязанности сторон возникали именно с момента передачи вещи, являющейся предметом договора. До передачи вещи соглашение о будущем заключении договора не имело значения.

К реальным контрактам относились mutuum, commоdatum, depositum и pignus. Также к ним относят fiducia и безыменные контракты.

Mutuum (заем) – это самый древний реальный контракт, который возник в III в. до н.э. Определение данного договора дает Гай в Институциях: “Обязательство заключается передачею вещи, например, когда дают взаем. Заем в тесном смысле возникает при тех вещах, которые определяются весом, счетом и мерою, как, например, наличные деньги, вино, масло, хлеб в зерне, медь, серебро, золото; эти вещи мы даем или счетом, или мерою, или весом для того, чтобы они сделались собственностью получающих и чтобы со временем были возвращены нам не те же самые вещи, но другие того же свойства и качества” (Гай, 3.90.)*(76).

Сторонами договора являются заемщик и заимодавец.

Из приведенного определения усматриваются следующие характерные черты договора займа.

Это реальный договор, так как заключается передачей вещи.

Предметом договора являлись потребляемые, заменяемые вещи, т.е. определяемые родовыми признаками. Чаще всего это были деньги. Павел писал: “Мы даем взаймы с намерением получить обратно не ту же самую вещь, которую мы дали, но вещь того же рода” (D.12.1.2.)*(77).

Вещь передавалась заемщику в собственность.

Срок договора мог быть или определенным, или неопределенным (тогда предмет займа должен быть возращен по требованию заимодавца).

Mutuum был односторонним договором, так как заимодавец имел только право требовать у заемщика возврата взятой взаймы вещи. Обязанность по договору была возложена только на заемщика, а именно: обязанность возврата заимодавцу вещи того же свойства и качества.

Безвозмездность договора

Хотя по договору mutuum начисление процентов не устанавливалось, но на практике стороны могли об этом договориться. Соглашение об этом заключалось посредством стипуляции. Процентные ставки были достаточно высокими, в постклассическом периоде они были снижены со 100% до 50% годовых. Запретили начисление процентов на проценты. Самый большой процент были при морском займе (до 1000%).

Mutuum являлся договором строгого права. Нельзя было требовать больше, чем это было предусмотрено договором, встречных претензий относительно плохого качества вещи должник не мог предъявить.

Риск случайной гибели по договору лежал на заемщике как собственнике вещи.

Кредитору были предоставлены следующие способы защиты: actio certaе creditaе pecuniaе при займе денег; и condictio certaе rei при займе других заменимых вещей.

В период империи в подтверждение mutuum стали составлять письменный документ.

Commodatum (ссуда)

Из отдельных высказываний, содержащихся в источниках римского права, этот договор можно определить как договор, в силу которого одно лицо (коммодант, ссудодатель) передает другому (коммодатарию, ссудопринимателю) индивидуально-определенную вещь во временное безвозмездное пользование, а ссудоприниматель обязывался вернуть ее в неповрежденном состоянии.

Основные характеристики договора ссуды

Договор ссуды являлся реальным договором.

Предметом договора могли быть только индивидуально-определенные, т.е. незаменимые вещи, а также непотребляемые.

Предмет договора передавался во временное пользование.

Договор являлся безвозмездным.

Срок договора мог быть определенным и неопределенным. Во втором случае кредитор мог в любое время потребовать вернуть вещь.

Это двусторонне-неравный договор.

Устанавливался он как односторонний, так как обязательство в момент заключения договора возникало только у ссудополучателя, а права – у ссудодателя. Ссудодатель имел право требовать от ссудополучателя возврата взятой в ссуду вещи в неповрежденном состоянии. Ссудополучатель обязан был пользоваться вещью в целях, предусмотренных договором или предназначением вещи, возвратить ее неповрежденной по окончании срока. Если данная в ссуду вещь причинила ссудополучателю убытки, то у него возникало право требовать от ссудодателя их возмещения.

Предмет ссуды возвращался со всеми его приращениями и плодами.

Риск случайной гибели лежал на собственнике вещи – ссудодателе.

Для защиты ссудодателю давался иск actio commodati directa, а если ссудополучатель пользовался вещью в целях, не предусмотренных договором, – то actio furti. Ссудополучателю давался иск actio commodati contraria.

Ссудополучатель отвечал за сохранность вещи, и поэтому он отвечал за ее гибель, утрату или кражу.

Коммодатарий должен был вернуть вещь в неповрежденном состоянии. В случае повреждения или гибели вещи он отвечал за всякую вину со своей стороны – за omnis culpa (dolus – умысел, culpa lata – грубая небрежность, culpa levis – легкая небрежность). С другой стороны, иногда может возникнуть требование коммодатария против коммоданта, если данная в ссуду вещь причинила коммодатарию убытки.

По поводу этих убытков коммодант отвечал в случае, если в его действиях имелись dolus – умысел или culpa lata – грубая небрежность.

От сommodatum следует отличать precarium – предоставление вещи в безвозмездное пользование до востребования и без всякого обязательственного характера для дающего. Прекарист по отношению к третьим лицам в отличие от коммодатария пользовался самостоятельной поссесорной защитой, однако к хозяину вещи он никаких претензий предъявлять не мог. Precarium употреблялся в древности в основном в отношениях между патронами и клиентами, бывшим господином и вольноотпущенниками и т.п.

Depositum (поклажа или хранение) – это такой договор, в силу которого одно лицо (депонент, поклажедатель) передает другому (депозитарию, поклажепринимателю) индивидуально-определенную вещь на сохранение, а депозитарий обязывался безвозмездно хранить ее в течение определенного срока или до востребования и по окончании хранения возвратить ее в целости и сохранности. “Внесенное на хранение – это то, что дано другому для сбережения” (Ульпиан, D.16.3.1)*(78).

Поклажепринимателем могло быть любое заинтересованное лицо, не обязательно собственник вещи. Но поклажеприниматель не может взять на хранение свою собственную вещь. Отношения между сторонами складывались аналогично отношениям при commodatum: депонент имеет actio depositi directia о возвращении вещи, но депозитарий отвечает только за dolus и culpa lata.

Договор хранения – это реальный договор.

Предметом depositum являлись индивидуально-определенные, незаменяемые вещи.

Вещь не передавалась ни в собственность, ни во владение. Депозитарий был только держателем вещи.

Договор мог заключаться как на определенный срок, так и до востребования.

Договор хранения являлся двусторонне-неравным договором. Возникал он как односторонний: у хранителя – обязанности, у поклажедателя – права. Хранитель был обязан хранить вещь, не пользуясь ею, и возвратить ее в положенное время поклажедателю. Поклажедатель имел право требовать от хранителя хранить переданную ему вещь и возвратить ее неповрежденной.

Если хранитель терпел убытки в результате хранения, то он получал право требовать их возмещения.

Договор хранения был безвозмездным договором.

Хранитель отвечал только за dolus и culpa lata; если же поклажеприниматель сам вызвался хранить вещь или передача вещи имела место при чрезвычайных обстоятельствах, то он отвечал при невозврате вещи в двойном размере. За пользование вещью хранитель отвечал за furtum usus.

Для защиты поклажедателю давался иск actio depоsiti directa, а хранителю – actio depоsiti contraria.

Специальные виды поклажи:

поклажа при чрезвычайных обстоятельствах: при стихийных бедствиях, во время военных действий. Ответственность хранителя была повышенной в связи с тем, что у поклажедателя при таких обстоятельствах не было выбора в хранителе;

секвестрация, т.е. передача спорящими лицами спорной вещи на время спора третьему лицу (секвестору) с тем, чтобы он выдал ее выигравшему . Секвестрация пользовалась самостоятельной поссесорной защитой;

необычная поклажа. Предметом ее являлись заменимые вещи. Передавались они в собственность, поэтому хранитель должен был вернуть не те же предметы, а того же рода, качества и в том же количестве. От договора займа необычная поклажа отличалась тем, что она устанавливалась в интересах поклажедателя (договор займа в интересах заемщика).

Pignus (закладной договор) – это договор, в силу которого одно лицо (залогодатель) передает другому (залогопринимателю) вещь во владение в целях обеспечения долга.

Это был реальный, акцессорный, двусторонне-неравный договор. Основная обязанность из договора у залогопринимателя: в случае уплаты долга он обязан вернуть вещь в неповрежденном состоянии, а при неуплате должен наиболее выгодно продать ее и выдать залогодателю излишек.

Иск залогодателя – actio pigneraticia in personam directa. Ответственность залогодателя наступала в том случае, если заложенная вещь причинила залогопринимателю убытки. В связи с этим залогоприниматель имел actio pigneraticia in personam contraria. Оба отвечали друг перед другом за omnis culpa.

В древнейшей форме залога (fiducia) вещь передавалась в собственность. Юридической обязанности возвратить вещь в случае уплаты долга у залогового кредитора не было. Только в I в. до н.э. должнику стали давать иск actio fiduciae.

4. Консенсуальные договора.

Как писал Гай, консенсуальные контракты заключаются путем простого соглашения. Этого было достаточно для того, чтобы между договаривающимися субъектами возникло обязательство. К консенсуальным контрактам относятся emptio-venditio, locatio-conductio, mandatum, societas (Гай, 3.135)*(79). Далее он указывает, “что в этих случаях возникает обязательство в силу соглашения сторон, потому что нет никакой нужды ни в словах, ни в письме, но достаточно, чтобы те, которые заключают юридический акт, пришли к соглашению” (Гай, 3.136)*(80).

Emptio-venditio (купля-продажа)

Emptio-venditio – это договор, по которому одна сторона – продавец (venditоr) обязуется предоставить другой стороне – покупателю (emptor) в собственность вещь – товар (merx), а другая сторона – покупатель обязуется уплатить ему за нее определенную денежную сумму – цену (pretium).

Это консенсуальный, двусторонне-равный договор.

Существенными элементами договора являлись предмет договора – товар и цена. Это видно из следующих высказываний римских юристов: “Купля и продажа заключается, как скоро сошлись в цене, хотя бы цена не была еще уплачена и не был даже дан задаток…” (Гай, 3.139)*(81). Ульпиан писал: “Если же у сторон имеется разногласие в отношении самой купли, или в отношении цены, или в отношении чего-либо другого, то купля является несовершенной” (D.18.1.9)*(82).

При разногласиях в предмете купли-продажи договор являлся ничтожным.

Предметом договора или товаром купли-продажи могло быть все, что имело имущественную ценность и находилось в обороте: вещи телесные и бестелесные, уже существующие и будущие вещи, чужие вещи.

Цена должна представлять собой известную денежную сумму – pecunia numerata. Цена должна быть определенной, реальной и справедливой.

Определенная цена – та конкретная сумма денег, которую устанавливали стороны за товар. Могли также установить способ, которым можно определить ее.

Реальная цена – это действительно существующая цена, а не назначенная для вида, для прикрытия дарения.

До Диоклетиана цены устанавливались сторонами свободно. Однако своим постановлением он ввел понятие справедливой цены.

Справедливая цена предполагала приблизительное соответствие действительной стоимости товара и его цены.

Диоклетиан установил, что если уплаченная цена по договору меньше 50% стоимости вещи, то ввиду чрезмерного ущерба продавцу сделка будет признана недействительной.

Обязанности сторон

Поскольку договор купли-продажи – двусторонне-равный, то обязанностям продавца соответствуют обязанности покупателя.

Основной обязанностью покупателя являлась уплата покупной цены. В Юстиниановом праве было закреплено, что “продаваемые и передаваемые вещи становятся собственностью покупателя, если последний оплатил ее стоимость продавцу либо удовлетворил его иным образом, например, передав ему некоторую вещь в залог либо предоставив ему поручителя. Но если тот, кто продал, принял честное слово покупателя, то должно сказать, что вещь делается собственностью покупателя тотчас же” (Институции Юстиниана, 2.1.41)*(83). Продавец мог требовать уплаты денег за вещь, даже если он ее не доставил. Также и покупатель должен был принять предоставленный продавцом товар.

Обязанности продавца заключались в следующем. Основной его обязанностью являлось предоставление товара покупателю. Продавец должен был передать вещь покупателю в установленные время и место; в беспрепятственное владение, пользование и распоряжение купленной вещью. Особенностью римской emptio-venditio было то, что передача права собственности самой куплей-продажей не осуществлялась. Африкан, цитируя Юлиана, писал, что “продавец обязывается только в том, чтобы он обеспечил покупателю возможность правомерно обладать вещью, но не в том, чтобы сделал (вещь) принадлежащей ему (как собственнику)” (D. 19.1.30.1)*(84).

Продавец должен был предоставить покупателю товар того качества и в том количестве, которое устанавливалось договором; а также плоды и приращения от вещи, если они были получены после заключения договора.

С момента заключения договора и до передачи товара продавец обязан хранить его, заботиться о нем как bonus paterfamilias. Продавец нес ответственность в случае наступления ущерба вещи по его вине.

Кроме основных обязанностей продавец должен был нести ответственность за эвикцию вещи.

Эвикция – это лишение покупателя в судебном порядке вещи, проданной ему несобственником, которая подлежала возврату действительному собственнику. Для наступления ответственности продавца за эвикцию покупатель должен был сообщить ему о предъявленном иске, для того чтобы получить от продавца помощь и защиту. В случае отказа в защите или проигрыша в процессе, покупатель мог взыскать с продавца двойную цену вещи в качестве штрафа. В классический период стали заключать дополнительную стипуляцию об ответственности за эвикцию. Это было возможно, если не истек срок для приобретения вещи по давности.

По цивильному праву ответственность продавца была установлена только в случае, если он прямо указывал на какие-либо положительные качества вещи, которых на самом деле не было, или на отсутствие недостатков вещи, в то время как они были. При заключении договора купли-продажи в форме стипуляции стало необходимым заключение особого соглашения об ответственности также в стипуляционной форме. В последующем несообщение продавцом об известных ему недостатках вещи покупателю стали приравнивать к обману. Тогда покупатель имел право на возмещение убытков.

За неизвестные недостатки вещи продавец ответственности не нес. Но эдиктом курульных эдилов этот порядок был изменен: продавцы рабов и животных обязывались объявлять покупателю обо всех их недостатках. Однако продавец отвечал за обнаруженные недостатки независимо от того, знал он о них или не знал, исходя из предположения, что должен знать. В случае обнаружения недостатков вещи покупатель мог потребовать расторжения договора или уменьшения покупной цены. Затем это стало общепринятой нормой права.

Риск случайной гибели с момента заключения договора лежал на покупателе, даже если ему не была передана вещь. Покупатель обязан был уплатить оговоренную сумму даже в случае гибели вещи. “Если ясны предмет, качество и количество проданного, ясна цена и продажа совершена просто (без условия), то купля является совершенной” (Павел, D.18.6.8)*(85).

Для защиты интересов покупателя ему давался иск actio venditi, а продавцу – actio empti. Это иски доброй совести, поэтому судья должен был рассматривать все обстоятельства, все условия и оговорки договора. Были также и другие специальные иски.

Дополнительные соглашения или оговорки могли устанавливаться в интересах той или другой стороны: о вступлении договора в силу, о расторжении договора в случае лучшего предложения, о предоставлении вещи на пробу и др.

Договор имущественного найма (locatio-conductio), его виды

“Наем стоит очень близко к купле и продаже и подчиняется тем же юридическим правилам; ибо как купля и продажа заключаются, если имеется соглашение о цене, так и наем считается заключенным, если имеется соглашение о плате” (Гай, D.19.2.2)*(86).

Классическое римское право знало три вида договоров locatio-conductio:

наем вещей (locatio-conductio rerum);

наем услуг (locatio-conductio operarum);

наем работы или подряд (locatio-conductio operis).

Все договоры являлись двусторонне-равными, консенсуальными (подряд стал таковым с I в. н.э.).

Договор найма вещей (locatio-conduсtio rerum) – это договор, по которому одна сторона – наймодатель (locator rei) – обязывалась предоставить другой стороне – нанимателю (сonductor rei) – определенную вещь для временного пользования, а другая сторона должна была уплачивать за пользование ею вознаграждение и возвратить ее по окончании пользования наймодателю.

Предметом договора являлись движимые непотребляемые вещи, недвижимые телесные и бестелесные, а также чужие вещи. Плата устанавливалась в денежном выражении, за исключением арендной платы за пользование сельскохозяйственным участком. Срок договора мог быть как определенным, так и неопределенным. Наниматель мог отдать вещь в поднаем.

В обязанности наймодателя входило:

своевременно предоставить вещь с ее принадлежностями (вещь должна быть годной, исправной);

следить за качеством вещи, ремонтировать ее (ответственность наступала даже при легкой небрежности);

при нарушении договора – возместить ущерб;

платить налоги и платежи;

защищать нанимателя от лиц, препятствующих ему пользоваться нанятой вещью.

Риск случайной гибели вещи лежал на наймодателе.

Обязанностями нанимателя являлись:

оплата наемной платы;

использование вещи в целях, предусмотренных договором;

содержание вещи в исправном состоянии, устранение недостатков, возникших по его вине (ответственность даже в случае легкой небрежности);

возврат вещи по окончании договора;

ответственность за сохранность вещи в классический период, за culpa – в Юстиниановом праве.

Договор найма вещей мог быть прекращен по одностороннему отказу любой из сторон. Договор, в котором срок его действия точно определен, прекращался по истечению срока. Но если стороны не заявляли желания о расторжении договора, то он продолжал действовать по молчаливому их согласию. В этом случае обязательство могло переходить к наследникам.

Для защиты сторонам были предоставлены иски доброй воли: actio locati и actio conducti. Оба несли ответственность в зависимости от величины culpa levis in abstracto.

Договор найма труда (услуг) – locatio-conductio operarum

Эта разновидность договора найма не получила в Риме широкого распространения в связи с тем, что для выполнения всякого рода услуг рабовладелец использовал прежде всего рабов, а свободные работники чаще всего работали по договору подряда. Содержание договора составляли главным образом повседневные домашние работы, не предполагающие специальных знаний или особых способностей.

Наем услуг – договор, по которому одна сторона (нанявшийся – locator) принимала на себя обязательство исполнить в пользу другой стороны (нанимателя – conductor) определенные услуги, а наниматель обязывался платить за эти услуги определенное обусловленное вознаграждение.

Этот договор являлся двусторонним. Консенсуальным он был не всегда – лишь с I в. н.э. До этого он заключался в форме mancipatio или stipulatio.

Предметом договора являлась рабочая сила или физическая и интеллектуальная деятельность работника (operaе), реализуемая в предмете труда, предоставленном ему кондуктором.

Величина оплаты определялась соглашением сторон. Она могла быть повременной (за определенную единицу времени) или сдельной (за выполненную работу). Устанавливалась оплата в денежной сумме, но могла быть выражена и натуральным продуктом (во времена империи – почти всегда).

Это срочный договор, но он мог иметь и молчаливое продолжение, если срок договора был неопределен.

Обязанности нанимателя: оплачивать услуги согласно обусловленному размеру и способу, не привлекать работника для не предусмотренных договором работ, оплатить услуги, которыми наниматель не воспользовался по не зависящим от нанявшегося причинам.

Обязанности нанявшегося: исполнять в течение срока договора услуги, предусмотренные в договоре, лично, в том месте и столько, как требовал наниматель, выполнять работу как добрый домохозяин.

Прекращение договора было допустимо по соглашению сторон до истечения срока в одностороннем порядке обеими сторонами: нанявшимся, если наниматель не соблюдал условия о виде работы; нанимателем – ввиду невыполнения работы работником, его недисциплинированности, неспособности выполнять работу, в том числе по болезни и другим причинам.

Договор прекращался в случае смерти нанявшегося. В случае смерти нанимателя действие договора переходило на его наследников.

Для защиты прав наемного работника служил actio locati, а для защиты нанимателя – actio conducti. Каждый отвечал перед другим в зависимости от величины culpa levis in abstracto.

Договор подряда (найма результатов труда) – locatio-conductio operis

Это договор, по которому одна сторона (нанявшийся, подрядчик, conductor) принимала на себя обязательство исполнить в пользу другой стороны (нанимателя, заказчика, locatora) определенную работу, а наниматель обязан был уплатить за эту работу определенное вознаграждение.

Предметом договора являлась работа, имеющая конечный результат (opus):

либо производство какой-либо вещи (постройка дома, а не просто его строительство);

либо исполнение точно определенной физической работы, необходимой для достижения заранее утвержденного результата (обработка какого-либо земельного участка). Плата производилась не за работу, а за тот результат, который она принесла. Если результат не достигался, то договор считался не выполненным. В этом его отличие от договора найма услуг, отличие также в том, что наименования контрагентов меняются: locator – заказчик, conductor – подрядчик и др.

Вознаграждение, как правило, состояло в определенной сумме денег, но могло выдаваться и в натуре, могло оплачиваться по частям, по мере выполнения работы. Договор подряда был срочным.

Если стороны не устанавливали срок, то исходили из того, что работа должна быть выполнена в разумный срок, обычно необходимый для выполнения подобной работы с учетом ее объема и качества.

В обязанности заказчика входило: предоставить подрядчику материал, необходимый для исполнения работы соответствующего качества; необходимые инструменты; принять произведенную работу; уплатить предусмотренное вознаграждение при необоснованном отказе в приеме работ – в том числе.

Обязанности подрядчика. Он должен был добросовестно выполнять все работы и своевременно сдать результаты работы заказчику. Подрядчик отвечал за всякую вину, даже легкую. Он нес ответственность за вину субподрядчиков – лиц, выполнявших работу вместо него или вместе с ним. Личного участия в работе по этому договору не требовалось.

Подрядчик не нес ответственности за ошибки, происшедшие от указаний заказчика, за исключением тех, которые требуют специальных познаний – самого подрядчика.

Риск случайной гибели до сдачи работы лежал на подрядчике. Исключения состявляли: 1) если гибель произошла по причине, зависящей от заказчика; 2) в случае непреодолимой силы. После сдачи работы риск случайной гибели лежал на заказчике.

Для осуществления прав заказчика служил actio locati, подрядчика – actio conducti.

Римские юристы отличали договор подряда от договора купли-продажи, проводя различие между ними в зависимости от того, кто дает главный (основной) материал для выполнения работы (Помпоний, D. 18.1.20)*(87).

Договор мог передаваться по наследству, кроме того случая, когда opus был такого рода, что требовалось личное выполнение работ подрядчиком.

Особенности морской перевозки

Это особый случай договора подряда. В договорах морской перевозки применялся lex Rhodia de iactu – Родосский о выбрасывании. Если во время морской опасности для спасения корабля была выброшена за борт часть груза, то убыток распределялся пропорционально на всех, кому угрожала предотвращаемая опасность (хозяина корабля и всех прочих владельцев груза). “Родосским законом установлено, что если в целях облегчения корабля произведено выбрасывание товаров, то возмещается путем взноса всех то, что отдано в интересах всех” (Павел, D.14.2.1)*(88). После того как определялись объем всего имущества, ради которого был причинен вред, а также размер причиненного вреда, участие в ущербе каждого заинтересованного лица определялось пропорционально его интересу. Собственники выброшенных за борт грузов имели право на предъявление к хозяину корабля actio locati, а хозяин корабля имел право собирать денежное возмещение с собственников спасенного товара с помощью actio conducti (Павел, D.14.2.2)*(89).

Договор поручения (mandatum)

Это договор, по которому одно лицо (доверитель, мандант) поручало, а другое лицо (поверенный, мандатарий) принимало на себя безвозмездно исполнение каких-либо действий.

“Поручение имеет место, если мы доверяем совершение известных действий для нас самих или в интересе другого. Стало быть, поручу ли я тебе ведение моих дел или чужих, договор поручения заключается, и мы ответствуем друг перед другом относительно того, что в доброй вере или я должен предоставить тебе, или ты – мне” (Гай, 3.155)*(90). “Если же я дал тебе поручение только в твоих интересах, то поручение является излишним, и потому из него не возникает никакого обязательства” (Гай, D.17.1.2)*(91).

Этот договор двусторонне-неравный, так как обязанности сторон неравнозначны: основная обязанность лежит на поверенном.

Договор поручения был безвозмездным, это его существенный признак. Но в постклассическом праве практикуется выплата гонорара поверенному как благодарность.

Предметом договора могли быть юридические действия, совершение сделок, выполнение процессуальных действий и другие услуги (физическая – починка одежды, отделка платья).

В зависимости от объема и характера работ договоры поручения делились на: договоры, на основании которых поверенный должен был выполнить все действия, необходимые для правильного управления имуществом доверителя, – mandatum generale; договоры, по которым поверенный должен был совершить точно определенные действия – mandatum speciale; договоры, по которым поверенный должен был дать какую-либо определенную сумму денег в долг, – mandatum gualifiсatum*(92).

В обязанности поверенного входило: точно и добросовестно исполнить поручение и предоставить доверителю результаты исполненного поручения. Он отвечал за culpa lata, а с постклассического времени – и за culpa levis in abstracto. Если поручение невозможно исполнить так, как это указывал доверитель, поверенный должен был сообщить об этом ему, иначе он отвечал за причиненный ущерб.

Видоизменять поручение, даже с целью выгоды, поверенный не мог.

Личное исполнение поручения не всегда было обязательно – если предмет договора этого не предполагал и если в договоре это не было предусмотрено. Тогда мандатарий вправе был привлечь к исполнению поручения других лиц – заместителей или субститутов. Но даже если поручение должно было исполняться лично, то могла возникнуть ситуация неизбежного участия третьих лиц.

Если поверенному не было предоставлено договором право пользоваться услугами третьих лиц, а он заменил себя по необходимости, то он отвечал за действия субститута, как за свои собственные, и обязан был возместить весь вред, причиненный действиями субститута. Если же у него такое право было, то он отвечал только за тщательный выбор субститута (culpa in eligendo), но не за его действия.

Поверенному давался иск actio mandati directa для возмещения расходов и ущерба. Присуждение по этому иску влекло infamia.

Обязанностями доверителя были: возместить издержки, ущерб, причиненный тремя лицами и самим доверителем. Случайный ущерб возмещению не подлежал. Доверителю давался иск actio mandati contraria. Присуждение по иску также влекло infamia.

Основания прекращения договора: кроме общих оснований в случае одностороннего отказа той или другой стороны (отказ поверенного допускался в исключительных случаях), смерти одной из сторон.

Доверитель мог отменить свое поручение в любое время, но если к этому времени оно уже выполнено, доверитель должен принять его.

Поверенный мог отказаться, но если этот отказ не причинял ущерб доверителю.

Смерть доверителя не освобождала поверенного от исполнения договора.

Смерть поверенного возлагала на его наследников обязанность известить об этом доверителя, который мог отменить договор или поручить его исполнение наследникам.

Договор товарищества (societas)

Это договор, по которому два лица или несколько лиц объединялись для достижения какой-либо общей хозяйственной цели. Это соглашение двух или более лиц об объединении имущества и совместной деятельности для достижения заявленных целей.

“Договоры товарищества заключаются или для объединения всех имуществ, или для какого-либо промысла, или для сбора государственных налогов, или даже для какого-либо одного дела” (Ульпиан, D. 17.2.5)*(93).

Цель должна быть дозволенной. “Если товарищество образовано со злым умыслом или в целях обмана, то в силу общих принципов права оно является ничтожным, так как добросовестность является противоположностью обману и умыслу” (Павел, D. 17.2.3)*(94). Объединялись деньги, имущество, собственные усилия.

Это консенсуальный, двусторонний или многосторонний, срочный или бессрочный, обусловленный договор. “Товарищество может быть образовано или постоянное, то есть пока живы его члены, или на время, или с известного времени, “или под условием” (Павел, D. 17.2.1)*(95).

Различались четыре вида societas:

societas omnium bonorum – товарищество по совместному проживанию и деятельности. В нем самая полная общность, общность всего имущества, даже доставшегося случайно – по завещанию от постороннего. “Оно некоторым образом заключает в себе отношения братства” (Ульпиан, D. 17.2.63)*(96). Это самая древняя форма объединения.

Другие три вида основывались лишь для совместной деятельности;

societas guaestus – производственные, или доходные товарищества.

В них общность имущества уже охватывает только имущество, приобретаемое хозяйственной деятельностью, и получение общих доходов;

societas negotiationis – производственные, или товарищества для выполнения какого-нибудь определенного дела. Создаются только для одной какой-нибудь экономической деятельности (сообща ведется торговое дело для получения общих доходов);

societas unius rei – временное товарищество для одной какой-нибудь сделки.

Товарищество не являлось самостоятельным субъектом права, т.е. юридическим лицом. Субъектами права являлись товарищи. Каждый из них действовал от своего имени, имел права и нес обязанности.

Основной обязанностью каждого товарища являлось внесение в товарищество вклада всего имущества (1-й вид) или определенной его части (другие виды). Вклады не всегда должны были быть материальными. Ими могли быть некоторые права, даже трудовые способности отдельных товарищей. Вклады могли быть неравными. При отсутствии в договоре ссылки на размер вкладов они предполагались равными.

Другой обязанностью являлось участие в доходах и расходах. Если в договоре отсутствовало соглашение об этом, то они распределялись в равных долях. Могло быть предусмотрено за товарищем участие в прибыли в большей доле, а в убытках – в меньшей, но недопустимо было, чтобы один нес убытки без участия в прибылях, а другой – получал только доходы.

Риск случайной гибели вещей – вкладов ложился на всех участников договора: в отношении индивидуальных вещей – с момента заключения договора, в отношении родовых вещей – с момента их передачи.

Обязанность участия в управлении и хозяйственной деятельности товарищества. Эту обязанность товарищи должны были выполнять добросовестно, так как они несли ответственность за каждое упущение по culpa in concreto – применительно к конкретному человеку; к заботливости, проявляемой им в собственных делах (не нес ответственнсти, если относился к делу так же заботливо, как к своему собственному). Перед товарищами нес ответственность за любую степень вины.

Товарищи несли обязанность предоставлять в распоряжение других товарищей весь доход, распределяемый среди всех членов.

Права товарищей соответствовали их обязанностям. Для осуществления своих прав каждый товарищ мог применять actio pro socio – иск одного товарища к другим. Он влек infamia.

Основания прекращения договора

Срочные и обусловленные прекращались по истечении срока или по выполнении условий.

Все договоры товарищества прекращались:

со смертью одного из товарищей, а также при наступлении capitis deminutio;

в результате гибели всего имущества товарищества;

по соглашению всех членов товарищества;

при отказе от договора одним из товарищей;

вследствие выявившейся несостоятельности товарища;

утраты цели;

утраты капитала.

5. Безымянные договора.

Основное отличие безыменных контрактов от других в наличии двух взаимообусловленных и взаимосвязанных действий (юридических фактов), что приводит к возникновению обязательства между сторонами. Они возникали тогда, когда одно лицо передавало в собственность другому какую-либо вещь или совершало действие с тем, чтобы другое лицо предоставило другую вещь или совершило какое-либо действие.

Безыменный контракт приобретал юридическую силу с того момента, как только одна сторона выполнила действие или передала вещь. Отношения между контрагентами защищались общими исками.

Первоначально стороне, исполнившей обязательство, давался кондикционный иск о незаконном обогащении для истребования переданной другой стороне вещи. Однако удовлетворение этого иска не всегда могло отвечать требованиям справедливости (в случае причинения убытков). Поэтому исполнившей обязательство стороне стали давать преторский иск – actio in factum для возмещения убытков, возникших в связи с лишением собственной вещи. И только когда подобного рода соглашения стали рассматриваться как договоры, стал предоставляться цивильный иск о возмещении убытков и об исполнении обязательства другой стороной. В праве Юстиниана это actio praescriptis verbis.

Юрист Павел сводил безыменные контракты с точки зрения содержания к четырем типам:

do ut des – я передаю тебе право собственности на вещь, с тем чтобы ты передал мне право собственности на другую вещь;

do ut facias – я передаю тебе право собственности на вещь, с тем чтобы ты совершил известное действие (оказал какие-то услуги и т.п.);

facio ut des – я совершаю для тебя известное действие, с тем чтобы ты передал мне право собственности на известную вещь;

facio ut facias – совершаю для тебя известное действие, с тем чтобы и ты совершил для меня какое-нибудь действие.

Некоторые безыменные контракты имели свои названия.

Permutatio, или мена, – безыменный реальный договор, по которому одна сторона передает какую-либо вещь в собственность другой стороне, которая, со своей стороны, обязывалась передать ей в собственность какую-то другую вещь. Каждая из сторон в этом договоре являлась и продавцом, и покупателем. Предметом договора не могли быть деньги.

Precarium – договор, по которому одна сторона по просьбе получала во временное пользование земельный участок и обязывалась добросовестно пользоваться им до востребования стороной, предоставившей этот участок.

Transactio (мировая сделка). Это договор между кредитором и должником о прекращении судебного спора путем взаимных уступок.

sub modo (дарение с условием). Договор устанавливался передачей дара лицу, которое, принимая его, брало на себя обязательство выполнить поставленные условия.

Aestimatum (договор комиссионной продажи) – это договор, по которому одна сторона передавала какую-либо вещь другой стороне – комиссионеру, который обязывался ее продать и выплатить собственнику договорную стоимость. Если он в установленный срок не выполнял взятого обязательства, он должен был вернуть вещь в целости (Павел, D.19.3.2)*(97).

  •  
Метки текущей записи:
, , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Автор статьи:
написал 302 статьи.
Комментарии:

Оставьте комментарий!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.