Часть 5. Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. Учебное пособие

29.06.2011 Автор: Рубрика: Разное»

Облагораживающее влияние права, свободы и обязанности в сфере социально-экономической жизни оказали и на права, призванные обеспечить и защищать область проявлений личной свободы человека, его способностей и стремлений.
Ныне собственность и труд, ставшие решающим критерием социальной ценности человека, превратили эти права в высоко личные, обеспечивающие для каждого человека широкую возможность для утверждения и развития присущей ему индивидуальности. В идеале права и свободы россиян, в том числе и частной собственности, имеют своим назначением развитие личности, ее блага, удовлетворение физических и духовных потребностей человека.
В советской действительности, как обоснованно замечала Е.А. Флейщиц, личная собственность в качестве имущественного института системы гражданского права отвечала единственно той же цели развития личности гражданина, что и его субъективные права24.
В свою очередь личные права представляют собой необходимую предпосылку для успешного осуществления социально-экономических и в особенности политических прав и свобод. Их ущемление или нарушение может самым отрицательным образом сказаться на
24
См.: ФлейщицЕА Личные права в гражданском праве Союза ССР и
капиталистических стран. С. 102
170
состоянии всех других прав и свобод граждан. Право на жизнь и личная неприкосновенность человека, например, одно из непременных условий для беспрепятственного пользования всеми конституционными правами и свободами.
Итак,/система прав, свобод и обязанностей возникает, складывается и развивается вместе с формированием общества, государства и права данного исторического типа. Решающее значение в системе прав, свобод и обязанностей имеют права, свободы и обязанности, складывающиеся в сфере социально-экономической деятельности .человека. Обусловливая характер всех других прав и свобод, они сами вместе с тем испытывают на себе непосредственное их воздействие. Оно сказывается как на содержании, так и, в особенности, на их осуществлении.
Разбирая вопрос о системе конституционных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, не следует сводить его, как было уже сказано, к рассмотрению взаимоотношений лишь тех групп прав и свобод, которые сложились в решающих сферах жизни и деятельности людей.
Анализ системы конституционных прав, свобод и обязанностей требует также уяснения значительно более многообразных и сложных взаимоотношений, которые существуют между отдельными конституционными правами, свободами и обязанностями граждан. Содержание каждого записанного в Российской Конституции права (свободы), каждой обязанности, порядок, формы и средства их осу-цествления во многом зависят не только от других конституционных прав личности, но и от всех прав, записанных в текущем Законодательстве.
Выполнение российскими гражданами конституционной обязан-
ности нести военную службу в Вооруженных Силах РФ (ст. 59)
шым прямым и непосредственным образом сказывается как на
правах, так и на обязанностях. Помимо обязанности соблюдать
Сонституциго России и исполнять законы (ч. 2 ст. 15) военнослужа-
ций должен также строго выполнять требования воинских уставов.
1о иному, чем для других граждан, решается для военнослужащего
‘вопрос о личной свободе, о свободе передвижения, пребывания и
места жительства (ч. 1 ст. 27)25. Подобного рода связи имеют каж-
дое конституционное право (свобода), каждая конституционная
обязанность.
Внутри системы конституционных прав, свобод и обязанностей граждан связи между составляющими ее элементами проходят по многим направлениям.
Эти конституционные идеи развиваются Федеральным заколом “О статусе
военнослужащих”от 23января 1993г. (Российскаягазета. 1993 9 феир.)
171
1. Осуществление одних конституционных прав, свобод или обя-
занностей служит основанием для реализации других прав и свобод.
Использование гражданами своего конституционного права на труд
служит основанием для получения права на отдых и права на мате-
риальное обеспечение в старости, в случае болезни и потери трудо-
способности.
2. Исполнение одних прав, свобод или обязанностей может быть
основанием для приостановления исполнения других обязанностей
или осуществления иных прав и свобод. Временная или постоянная
потеря трудоспособности служит не только основанием для пользо-
вания конституционным правом на социальную защиту, но также
освобождает от исполнения конституционной обязанности нести во-
енную службу.
3. Нарушение прав и свобод и неисполнение гражданами своих
обязанностей убедительно влияют на все остальные конституцион-
ные права и свободы. Выражаясь официальным языком, “перечисле-
ние в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод
не должно толковаться как отрицание или умаление других обще-
признанных прав и свобод человека и гражданина” (ч. 1 ст. 55).
Говоря о единстве системы основных (конституционных) прав, свобод и обязанностей человека и гражданина Российской Федерации, нельзя не отметить, что его аналогом является системное изложение прав н основных свобод человека в таких международных актах, как Всеобщая декларация прав человека (1948) и два международных пакта о правах человека (1966).
Вместе с тем система прав и свобод человека и гражданина в РОССИЙСКОЙ Федерации напрасно не воспроизвела некоторые положения декларации и пактов. Так, если во Всеобщей декларации говорится о том, что каждый человек имеет право на труд (ст. 23), то в нашей Конституции говорится лишь о свободе труда (ст. 37). Нетрудно понять, что в первом случае придается больший приоритет труду, чем во втором.
§ 2. Классификация конституционных прав,
свобод и обязанностей
Классификация есть один из приемов аналитического и синтетического способа исследования тех или иных явлений. Разлагая целое на составные части, анализ “обнаруживает в многообразии явлений, во множестве свойств и сторон вещи то главное, существенное, что составляет их “порождающую основу”36.
Розен тал ьМ.М. Принципы диалектической логики. М., 1960. С. 404.
172
Приняв за основу найденные в результате анализа исследуемых явлений те или иные их существенные признаки и свойства, можно произвести научную классификацию этих явлений. Претендующая на научное значение классификация должна опираться не только на результаты анализа, но также и на данные синтеза. Синтез, как известно, соединяет части, составные элементы в целое. В процессе классификации исследуемых явлений, расчленяя целое на составные элементы, необходимо иметь в виду целое во всем его многообразии. В результате аналитического и синтетического способов познания изучаемое явление предстает как единство в многообразии или как многообразие в единстве. Все это следует иметь в виду при классификации основных прав, свобод и обязанностей.
Представление о всеобщем равенстве людей встречается у ряда мыслителей Древней Греция я Рима (софисты, стоики, раннее христианство). Римские юристы заявляли, что по естественному праву все люди рождаются свободными. Однако писатели древности не пошли дальше общих теоретических соображений об общносги присущих людям свойств. Выводов о предоставлении всем людям равных прав и равного положения в обществе и государстве в древнем мире никем сделано не было.
Средневековые богословы и юристы воспроизводили положения античных мыслителей относительно естественного права, в частности о естественной природе собственности и свободе людей (Исидор Севильский, Грациан, Руфинус и др.), но они не связывали с этими положениями никаких юридических последствий. Гораздо большее значение имело в соответствии с иерархической структурой феодального общества утверждение, что неравенство людей и общественная иерархия отвечают естественному закону (Псевдо-Дионисий, Бонавентура, Фома Аквинский).
Просветители XVII–XVIII вв, исходили из представления о правах человека как о средствах, ограничивающих государственную , устанавливающих известные пределы ее действиям и налагающих на нее определенные обязанности. Именно таковой была концепция голландских и английских мыслителей XVII в. (Спинозы, Мильтона, Лильберна, Локка и др.) и французских просветителей (Монтескье, Гельвеция, Гольбаха, Руссо и др.) в России – Козельского, Радищева и др.27
Права человека были зафиксированы в буржуазных декларациях прав человека и гражданина XVIII в. Первой Декларацией прав человека и гражданина был “bill of rights”, принятый штатом Вирджиния 12 июня 1776 г, Декларация независимости США была про-
27
Подробнееобэтомсм.гГамбаровЮ.С. Свобода и ее гарантии. Спи.. 1911
(гл, 1П>.
173
возглашена на три недели позднее вирджинской28. Еще позднее появились французские декларации 1789 и 1793 гг. Концепция естественных неотчуждаемых прав человека получила отныне значение определенного института в политической организации буржуазных стран29.
С момента провозглашения прав и свобод французской Декларацией 1789 г. широкое распространение получило деление их на права человека и права гражданина. Эта двучленная классификация основывалась на естественно-правовой доктрине, которая учила, что одни права и свободы существовали до государства и не зависели от его признания, другие же, напротив, провозглашались государством и поэтому не существовали до него. Первые – права человека, вторые – права гражданина. Упадок естественно-правовой школы подорвал и доверие к основанной на ней классификации прав. И если такая классификация сохранилась в буржуазной литературе позднейшего времени вплоть до наших дней, то объясняется это либо данью традиции, либо некритическим использованием старой литературы, либо, наконец, новым по сравнению с естественно-правовой доктриной истолкованием этого способа деления прав. Как бы то ни было, эта классификация в итоге разделила судьбу того учения о правах, частью которого она была.
Пришедшие на смену естественно-правовой доктрине концепции (нормативистские) утверждали, что права и свободы исходят только от государства, являются одним из его правовых установлений и в этом отношении ничем не отличаются от других государственных институтов.
За основу классификации прав личности приверженцы этих концепций брали специфику отношений индивида к государству.
Отмеченные идеи нашли наиболее последовательное выражение в теории субъективных прав Г, Еллинека30, на основе которой им и была разработана классификация прав личности. Эта классификация нашла отражение в трудах многих авторов. В основу своей классификации Г. Еллинек кладет взаимоотношения государства и личности. В его трактовке личность есть публично-правовая категория. Человек личностью не является, а становится в силу пред-
28
См,. КаленскийВ.Г. Билль о правах в конституционной исюрии США М , 1983. Гл. I.
29 , ,
Историческое развитие проблем прав и свобод в связи с политическими и правовыми учениям» рассматривается в таких фундаментальных учебниках, как История политических учений/Под ред. С.Ф.Кечекьяна, Г.Н.Федькина. М., 1955. С. 49–54; История политических и правовых учений/Под ред- В.С Нерсесянца М , 1988
30
J е М I п е k G. System der subjektiven offenillchen Rechle. 1 Aiifl, S. 77; 2 Aufl, S. 82.
174
писания государства, членом которого он состоит. Государство может придать индивиду определенную публично-правовую квали-фикацию, предоставить”ему определенный статус, поставить его в соответствующее публично-правовое состояние. Рассматривая возможные отношения, в которые государство ставит индивида, Г. Ел-линек различает четыре направления его публично-правовой квалификации, четыре состояния: пассивное, негативное, позитивное и активное.
Пассивное состояние заключается в том, что индивид находится в подчинении у государства, которое, по мнению Г. Еллинека, явля-• ется основанием всякой государственной деятельности. При этом состоянии исключено самоопределение индивида, его удел – беспрекословное подчинение. Из этого состояния для человека вытекают лишь обязанности, а не права, поэтому здесь нет личности. Индивид становится личностью лишь во втором состоянии, в рамках негативного статуса. Признав индивида личностью, государство тем самым предоставляет ему возможность самоопределяться. Это влечет за собой ограничение пределов господства государственной власти и области, свободной от ее вмешательства. В результате этого образуется область индивидуальной свободы, негативного состояния, при котором индивидуальные цели удовлетворяются свободной деятельностью самой Личности. Позитивный статус выражается уже в признании государством за индивидом правовой способности привлекать государственную власть для осуществления своих интересов и пользоваться ее учреждениями. В результате | этого индивид приобретает притязания положительного характера; государство признает за ним позитивное состояние, которое составляет основание для всей государственной деятельности, осуществляемой в интересах индивида. Наконец, под активным статусом Г. Ел-линек понимал состояние усиленной, квалифицированной, активной гражданственности, при котором государство само признает за индивидом способность действовать за него, т.е. осуществлять так называемые политические права.
Таким образом, Г. Еллинек рассматривает положение индивида в четырех состояниях: индивид или исполняет обязанности по отношению к государству, или свободен от вмешательства со стороны государства, или пользуется услугами государства, или же участвует в организации и деятельности государственных органов. Если первое состояние образует лишь обязанности, то из трех последующих для индивида вытекают соответственно три группы прав и свобод.
Сконструированная Г. Еллинеком классификация получила широкое распространение и признание в конце прошлого и нынешнем
175
столетии как в Германии31, так и в других европейских странах и, в частности, в России.
Классификации публичных прав, выдвинутые современниками Г. Еллинека Лёнингом32, Майером, Штемгелем и Флайнером, в своих основных чертах воспроизводят предложенную этим автором группировку прав.
В России классификации Г. Еллинека придерживались, в частности, Б.А. Кистяковский и А.И. Елистратов. Последний различал тройной статус гражданина: негативный, позитивный и активный. В качестве же посредствующего звена между правом личной свободы и правом публичных служб он устанавливает публичное вещное право33.
Классификация Г. Еллинека, как и другие классификации, близкие к ней, несмотря на кажущуюся убедительность, страдала многими как общеметодологическими, так и частными пороками, которые свойственны всему его учению о публичных субъективных правах. При всем признании достоинств концепции Г. Еллинека ее с большей или меньшей активностью критиковали как после выхода его книги, так и в наше столетие34.
Изменившиеся условия вызвали к жизни и новые концепции прав личности. Конструируемые ныне в современной литературе классификации, независимо от их индивидуальных особенностей, стремятся утвердить идею о том, что провозглашенные современным государством права гарантируют индивидуальную свободу отдельной личности.
Именно так распределял права граждан австрийский государст-вовед Л. Адамових. Чтобы подчеркнуть “решающее значение инди-
См.; X е с с е К. Основы конституционного права ФРГ. М.. 1981. С 148–149, Государственное право Германии. Т II. Штерн К. Ч. 6. С 178–179 М., 1994, Grunderchte Handbuch fur Theorie imd Praxis der Grundrechie Berlin, 11 vol , 1954. S. 640.
3!
Так, например, Лёнинг считал, что все субъективные публичные права состоят
“частью в полномочии осуществлять публичную власть, частью и праве быть членом государства и других публичных корпораций, частью в полномочии требовать услуг со стороны государства, частью, наконец, в признанной по отношению к государству и его органам личной свободе” (toning. Lehrbuch des deulschen Verwalttingsrechis 1884, 12–13). Отсюда он различал следующие группы субъективных публичных прав индивида, это, во-первых, право гражданства, или право на признание со стороны государства (и других корпораций) быть членом государства; во-вторых, право населения на положительную деятельность со стороны государства, в-третьих, право активного участия в государственном властвовании, в-четвертых, право личной свободы.
См.: КистяковскийБА Социальные науки и право. М, 1916 С. 527–529; Елистратов А.И. Учебник русского административного права. ВЫП.1.М-, 1911. С 85 и ел
34
См.: КечекьянКФ. Правоотношения в социалистическом обществе. М , 1958. С 71.
176
видуальной свободы”, он выделял из всей совокупности прав особую группу основных прав отдельной личности и ставил ее на передний план. Сюда им отнесены такие права и свободы, как равенство граждан перед законом и право на законного судью, свобода личности, неприкосновенность жилища, тайна переписки, свобода местожительства, свобода передвижения35.
Кроме группы основных прав отдельной личности Л. Адамових говорит также об основных правах в общественной жизни, к сфере которой он относит право на объединение и собрания, право петиции, свободу выражения мнения и свободу печати; о группе прав в области религии (свободе верования, свободе совести и праве на объединение в религиозные общества); о праве на образование и обучение как самостоятельной группе прав; о группе основных прав в области хозяйственной жизни, которая складывается из неприкосновенности собственности, права на приобретение недвижимости, свободы предпринимательства36.
Если в одних случаях в основу классификации кладут права, то в других случаях – свободы (хотя мной эти понятия не разделяются). Так, в частности, бывший член Конституционного совета Франции, ректор университета в Сорбонне Франсуа Люшер разделяет свободы на индивидуальные, публичные и свободы местных и территориальных коллективов37.
В том же русле находится классификация прав граждан США, даваемая и другими американскими юристами. Так, Д. Койл, в частности, проводил в качестве известного эталона группировку прав, данную комиссией по гражданским правам, назначенной президентом Трумэном в 1946 г.
Упомянутая комиссия выдвинула четыре группы прав: 1) право безопасности и неприкосновенности личности; 2) право на гражданство я его привилегии; 3) право свободы совести и ее свободного выражения; 4) право равных возможностей. Сам же Д.Койл считал, что право “можно классифицировать также и в зависимости от того, от чего оно предохраняет гражданина – от правительства, от частных лиц или от всеобщих бедствий, начиная с безработицы и кончая эпидемией оспы”. Такая классификация, по его мнению, чрезвычайно полезна при обсуждении политических и государственных вопросов38.
AdamovtchL. Handbuch des oslerrelchischen Verfas sungsrechts. Wlen, 1957,
S. 433–448, 460–467.
36 Там же. С. 448–473.
CM : Л ю ш е р Ф Конституционная защита прав и свобод личности. М., 1993.
С. 84 и с.ч; С а и д е в у а р П. Введение в право. М., 1994. С. 174–180.
К о и л Д. Политическая система Соединенных Штатов и как она действует.
Нью-Йорк, 1961. С. 142.
177
Можно было бы и далее приводить различные варианты классификации прав и свобод, выдвигаемых современными авторами. Однако и рассмотренные выше отдельные варианты показывают, что все они так или иначе, кроме юридико-технических целей, преследуют общую цель – показать “особую ценность” индивидуальной свободы личности и представить многообразие прав и свобод граждан демократического государства.
Целесообразность использования как в нашей стране, так и за рубежом классификации в качестве одного из важных приемов и методов исследования прав, свобод и обязанностей широко признается в науке. “По нашему мнению, – писал, например, А.ИЛе-пешкин, – научная классификация основных прав, равно как и основных обязанностей, граждан СССР не только нужна, но и совершенно необходима. Она позволяет более глубоко и всесторонне раскрыть социалистическое содержание основных прав советских граждан и более правильно определить их значение и роль в осуществлении функций государственной власти”39.
На практическую важность классификации в исследовании прав, свобод и обязанностей указывали и другие авторы (М.С.Строгович, С.Ф.Кечекьян, А.Г.Мозохина, В.А.Патюлин, ЦЛ-Ямпольская)40.
Классификация, будучи частным вопросом общего учения о правах, свободах и обязанностях, вместе с тем отчетливо отражает методологический подход ко всей проблеме в целом.
Наличие или отсутствие классификации основных прав, свобод и обязанностей в том или ином исследовании зависят не только от его автора, но и не в последнюю очередь от национальной конституции, в которой эти права, свободы и обязанности записаны. Если Основной закон государства зафиксировал в своих постановлениях лишь немногие гарантии свободы личности, то при всей изобретательности исследователя у него вряд ли появится мысль дать их классификацию. Потребность в классификации основных прав, свобод и обязанностей возникает лишь тогда, когда в Основном законе содержатся разнообразные по содержанию и в сравнительно большем числе права, свободы и обязанности.
У>
ЛепешкинАИ Куре советского государственного права. Т. 1. М., 1961. С. 488
40
См -Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. С 165–166, Кечекьян С.Ф Правоотношения в социалистическом обществе С. 73; МазохинаАГ. Свобода личности и основные права граждан в социалистических странах Европы. С 128–133; П а т ю л и н В.А. Всемерное расширение и охрана прав граждан – важнейшая задача социалистического государства //Право и коммунизм М., 1965 С. 66, Ямпольская Ц.А О субъективных правах советских граждан и их гарантиях//Вопросы советского государственного права. С 176–177.
178
Впервые классификацию прав и обязанностей граждан, записанных в Конституции СССР 1936 г., осуществила М.П.Карева.
За основу классификации она взяла материальный критерий, т.е. | реальное содержание основных прав и свобод граждан. “Отправляясь от материального критерия, а именно от реального содержания всех этих прав, легко можно, по ее словам, разделить их все на три более или менее однородные группы”41. Это, во-первых, социально-экономические права, во-вторых, гарантия равноправия граждан и, в-третьих, демократические свободы.
Как и всякая первая попытка, эта классификация была не впол-’не совершенна и нуждалась в дальнейшем уточнении. Прежде всего в ней нечетко очерчено основание классификации конституционных прав. Что такое “реальное содержание”? Реальным является как конкретное содержание отдельных постановлений конституции, в которых записаны соответствующие права и свободы, так и те общие, существенные признаки, которые присущи конституционным правам и свободам личности. Очевидно, автор имела в виду именно последнее. Однако вопрос о том, каковы эти признаки, остался открытым.
Попытка преодолеть слабые стороны классификации, предло-^женной М.П.Каревой, была предпринята в учебном пособии, вы-1едшем в 1950 г.42
За основу группировки взяты те области жизни, в которых граж-цане действовали и в которых складывались их соответствующие Рправа и свободы.
По их мнению, в рамках единой системы основных прав и свобод граждан можно различать следующие группы прав: а) основные права граждан в области хозяйственной и социально-культурной жизни; б) конституционная основа равноправия граждан; в) основные права граждан в области государственной и общественно-политической жизни; г) личные свободы граждан43.
Рассматриваемая классификация по сравнению с предшествую-|, щей обладает рядом преимуществ.
Во-первых, в ней более четко определено основание классификации. Им, как видно, является “область”, “сторона общественной жизни”, гражданина.
Во-вторых, преимущество данной классификации состоит также в в том, что в ней выделена особая группа личных свобод. Этим
41
41
Советское государственное право. М., 1948. С. 148.
Речь идет о книге “Советское государственное право”, подготовленной С.С Студеникиным, Н.П. Фарберовым, Б.П. Кравцовым, А.Е. Дунаевым, Д.С. Каревым, Н.А. Пономаревым под общей редакцией Н.Я. Куприца, (М., 1950).
Там же. С 342.
179
фактически как бы подчеркнуто то обстоятельство, что общество, государство якобы проявляет заботу как о сфере общественной жизни гражданина, так и о сфере его индивидуальной свободы, для чего наделяет его соответствующими правами и свободами.
В-третьих, благодаря сравнительно определенному основанию классификации авторы, по моему мнению, более отчетливо распределили основные права по намеченным ими группам.
Однако, несмотря на известные достоинства, в этой классификации сохраняются недостатки прежней: здесь группируются лишь права, а не взятые в единстве права и обязанности, остается неясным место равноправия в классификации; оно трактуется как особая группа прав, а не в качестве их принципа.
Указанные недостатки сохраняются в большей или меньшей степени и в вариантах классификации, выдвинутых после этого, многими другими авторами44.
В те годы, на мой взгляд, отдельные авторы проделали полезную работу по дальнейшему совершенствованию классификации, по устранению слабых ее сторон. В частности, ряд ученых равноправие граждан в соответствии с его действительным характером стали трактовать как правовой принцип45, относящийся ко всем правам, свободам и обязанностям, а не в качестве составной части политических свобод или самостоятельной категории прав.
Дальнейшее совершенствование предложенных классификаций, по моему мнению, выражается в попытках отдельных авторов осуществить группировку не только основных прав и свобод, но также и основных обязанностей46.
Одну из таких попыток предпринял А.И. Лепешкин. Все записанные в Конституции СССР 1936 г. обязанности граждан он по их содержанию предлагал разделить на две группы: а) обязанности граждан по укреплению советского общественного строя; б) обязанности граждан по укреплению и защите социалистического отечества47. Несмотря на известную полезность этой группировки, она не привела к улучшению классификации, так как обязанности по-прежнему группировались здесь в отрыве от основных прав, с
44
См Денисов А.И., Кириченко М.Г. Советское государственное право М., 1957. С. 249; У м а н с к и и Я.Н. Советское государственное право М., 1955. С. 272–273; Он же Советское государственное право М., 1960. С. 371.
См.; Крутоголов М.А. Конституционные права и свободы 1раждан // Буржуазные конституции в период общего кризиса капитализма. М., 1966-С. 131; Мицкевич А.В. Субъекты советского права. М., 1962 С 72 и ел ; М а х -н е н к о А X. Государственное право зарубежных социалистических стран. М., 1970. С. 166.
См.: Мицкевич А.В. Субъекты советского права. С. 51 и ел.
См.: Лепешкин А.И. Курс советского государственного права. Т. 1. С. 533
180
/
которыми они составляют в реальной жизни органическое единство.
Всякая классификация прав, свобод и обязанностей должна иметь своей целью раскрыть их общественную полезность, выделить, подчеркнуть, оттенить тот или иной коренной их признак, их важную особенность. Только в этом случае предложенная классификация оправдывает себя и может рассчитывать на признание48.
Классифицироваться должны не только права и свободы, но также и обязанности, так как только вместе взятые они составляют единое целое и лишь в единстве очерчивают основы правового статуса ЛИЧНОСТИ.
По моему мнению, классификация как действенный прием исследования существенно ослабляет себя, если группируются либо одни права, либо одни обязанности. И дело тут не только в том, что формально нарушается существующее в правовом регулировании их единство, а, прежде всего и главным образом, в том, что при этом утрачивается правильное представление о мере той свободы, которая закреплена в них. Одно дело, если черпать представление о свободе личности лишь из содержания конституционного права на благоприятную окружающую среду (ст. 43), другое – если принять во внимание и обязанность сохранять природу, окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (ст. 58).
Одним словом, необходимо, чтобы единство прав, свобод и обязанностей не только декларировалось, предшествовало анализу прав, свобод и обязанностей, но и было положено в основу их классификации.
Классификация, как и всякие приемы и методы изучения, носит субъективный характер, т.е. каждый ученый вправе иметь свой взгляд на эту проблему. Отсюда, естественно, допустимы несколько видов классификаций. Даже весьма совершенная классификация прав и обязанностей не исключает, а предполагает другие виды, и поэтому было бы ошибкой настаивать на универсальном характере той или иной классификации прав или прав и обязанностей и отвергать другие виды.
В литературе общепризнано, что предметом классификации яв-
43
В одной из последних своих работ Л И.Лепешкин уже давал классификацию основных прав и обязанностей в органическом единстве и делил их на группы: а) социально-экономические права советских граждан и их обязанности; б) политические права и демократические свободы советских граждан, в) равноправие граждан СССР и их общественный долг, г) личные права и свободы граждан. Их обязанность по защите социалистического отечества (см.: Лепешкин А.И Правовое положение советских граждан. М., 1966). Как видно, таким подходом он, в известкой степени, преодолевает слабые стороны той классификации, которой придерживался в работе “Курс советского государственного права”.
181
лаются не только те права, свободы и обязанности, которые записаны в конституциях, но и вообще закрепленные в них права, свободы и обязанности, как прямо ими установленные, так и вытекающие из некоторых их общих положений. Необходимо также систематизировать конституционные права, свободы и обязанности граждан с таким расчетом, чтобы их группировка возможно полнее выражала место личности в обществе и государстве.
Для каждого общества характерены определенный тип прав, свобод и обязанностей его членов, их объем, содержание и порядок распределения. Классификация прав, свобод и обязанностей, будучи одним из научных способов анализа, не может абстрагироваться от этого, ие рискуя превратиться в пустую схоластику. Отсюда не может быть какой-то универсальной классификации.
Реальный социализм и современный капитализм – две противоположные системы устройства общества. Вследствие этого в каждой из этих систем общественно-политического строя могли выдвигаться и противоположные варианты классификации, поэтому, строго следуя научным критериям, нельзя признавать одну из них истинной, другую – абсурдной.
Исходя из этого мной в свое время, опираясь на особенности социалистического общественного строя, была выдвинута и аргументирована классификация прав и обязанностей. Хочу подчеркнуть, что я отнюдь не склонен считать, будто она носит антинаучный характер. Это следствие времени44. В наши дни, когда Россия активно включается в современную мировую систему капитализма, нужна другая, отличная от разработанной мной классификация. Видимо, ее исходными устоями должны быть изменившиеся социально-экономические, политические и психологические условия.
В настоящее время я придерживаюсь мнения, что в основу классификации необходимо положить два основания: природную сущность и социальный характер человека. Распределяя содержащиеся в конституциях права, свободы и обязанности личности по группам, необходимо учитывать, как уже отмечалось, природу человеческого индивида, а также историко-социальное его развитие. Иначе говоря, человек – социально-биологическое существо. В его реальной жизни наличествуют природные инстинкты; во многих случаях они предопределяют его поступки, поведение. Однако человек суть существо социальное. Его на протяжении многих тысячелетий преобразовывал и формировал социум. Другими словами, человек не мог развиваться и формироваться как разумная личность вне и помимо
49
Подробнее см.: Воеводин Л.Д. Конституционные права и обязанности советских граждан. М-, 1972. С. 210–258; Советское государственное право- М-, I9S6. Гл, XIV. С- 173–177.
182
общества. Отсюда жить в обществе и в то же время быть независимым от него человек не может.
“Человек по самой своей природе есть животное, если и не политическое, как думал Аристотель, то во всяком случае общественное. Сущность человека, – подчеркивал К.Маркс, – не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений”50.
Хотя биологическая природа человеческого индивида в процессе социально-исторического развития серьезно изменилась, тем не менее человек не может утратить свои органические свойства.
Приведенные рассуждения с позиций современных научных знаний носят, конечно, упрощенный характер, тем не менее их целесообразно повторить, чтобы в ходе анализа основ правового статуса человека и гражданина, их прав, свобод и обязанностей не впасть в одну из обычных крайностей, т.е. объявить права и обязанности либо продуктом “природной (божественной) силы”, либо творением государства.
Дело в том, что зафиксированные как в международных документах, как и в национальных основополагающих законах страны права и свободы имеют свое генеральное стратегическое назначение. Их цель – гарантировать личность во всех ее ипостасях; частную жизнь и личную безопасность; участие в управлении общественными и государственными делами; включение ее в социально-экономическую жизнь. Права и свободы призваны охранять, обеспечивать и защищать человека и гражданина посредством наделения лица различными условиями и средствами, в том числе юридическими правами и возможностями. Таким образом, их назначение состоит в первую очередь в том, чтобы защищать личность во всех ее состояниях.
Как мне представляется, любая претендующая на научную значимость классификация, должна, по крайней мере, отвечать следующим критериям: а) единство и однородность, взятые за исходный пункт для систематизации и классификации прав, свобод и обязанностей человека и гражданина; б) чтобы каждая группа включала однородные по содержанию права (свободы), чтобы объединялись они независимо от места нахождения в конституции (не только в главе 2-й, но и в других главах); в) чтобы классификация соответствовала логике истории возникновения и развития, а не была простой схемой – деление ради деления.
К сожалению, эти требования выполняются далеко не всегда51.
50
М а р к с К., Э it г е л ь с Ф. Соч. Т. 3. С. 3.
51
В качестве примера можно сослаться на недавно вышедший учебник В.Г.Стре-хозова и ГО.Д.Казанчева “Государственное (конституционное) право Российской Федерации” (М., 1995. С. 121–124); в главе 7 (§1) не только нет обоснования классификации, но и не указываются ее критерии.
183
Человек и общество, гражданин и государство не разделимы. Отсюда человека и гражданина, их права, свободы и обязанности основываются на трех китах: индивид, государственная власть (государство), собственность. Именно названные ипостаси, будучи главными устоями конституционного строя России, должны лежать в основаниях классификационного ряда прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в Российской Федерации.
Подчеркнем еще раз однородность названных оснований. Здесь они выражаются в том, что человек и гражданин во всех сферах их жизни стоит в центре единства и дифференциации прав, свобод и обязанностей.
Руководствуясь названными критериями, можно было бы выделить права, свободы и обязанности человека и гражданина: 1) в сфере личной безопасности и частной жизни; 2) в области государственной и общественно-политической жизни; 3) в области экономической, социальной и культурной деятельности. На мой взгляд, каждая из названных сфер и областей охватывает особенности личности в отдельных ситуациях ее жизни и деятельности. Их нельзя противопоставлять друг другу. Только в органическом единстве трех этих областей можно получить обобщенную картину юридического статуса человека и гражданина.
Такая группировка конституционных прав и свобод личности соответствует не только международным пактам о правах человека, но и отечественной Конституции.
Анализируя конституционные права и свободы россиян, можно получить на основе указанной классификации не только обобщенное представление об основах правового статуса личности, но в то же время и детальную картину правового положения человека и гражданина в отдельных областях.
Эта, по моему мнению, универсальная классификация может стать начальной базой для последующей более дифференцированной систематизации.
Так, следует различать права и свободы, прямо сформулированные конституцией, и права, вытекающие из ее . К первой группе относятся прежде всего все права, записанные в гл. 2 Конституции РФ 1993 г., и права, прямо закрепленные в других ее главах; ко второй же – права, соответственно вытекающие из Основного закона нашего государства. Примером этому может служить право граждан на участие в самоуправлении (ч. 2 ст. 130), которое вытекает из содержания ст. 32.
По характеру осуществления конституционные права, свободы и обязанности также можно разделить на две группы: первую составляют те из них, которые реализуются в конкретных правоотношениях (например, право на социальное обеспечение (ст. 39), обязан-
184
ность платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57»; вторую образуют права, свободы и обязанности, реализуемые вне правоотношений, и лишь их нарушение может породить конкретные правоотношения (право на жизнь (ст. 20), право на охрану достоинства личности (ст. 21), тайна переписки, обязанность соблюдать Конституцию и законы (ст. 15). Такая классификация помогает установить особенности осуществления отдельных прав, свобод и обязанностей.
По форме осуществления права и свободы можно подразделить на индивидуальные (свобода мысли и слова (ст. 29) и коллективные (совместные), обладание и пользование которыми могут быть только коллективными (совместными) (право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования (ст. 3D).
Необходимо отметить, что такое разделение исключительно по научным соображениям ввел в конце прошлого века М.И.Свешников, отнюдь не одобряющий идеи социалистического направления. Характеризуя различные виды свободы в государстве, он писал, что “…человек для осуществления своих целей желает не только довольствоваться признанием своих прав в области личной неприкосновенности, в области экономических и духовных интересов, он желает признания его права свободно соединяться с другими людьми для достижения различных общественных целей. Этот вид свободы может быть назван общественной свободой, и в него входит понятие собраний, сходок, петиций. …Название “общественная свобода” может быть приложено к ним потому, что они осуществляются большим количеством лиц, ибо все они имеют в виду удовлетворение интересов с помощью соединения с другими людьми”52.
Видимо, золотая середина в сфере систематизации прав личности находится в органическом единстве индивидуального и коллективного. Можно согласиться с Б.С.Эбзеевым, утверждающим, что “ретроспективный анализ конституционного и текущего законодательства приводит к выводу, что для известного этапа развития нашего общества и государства в теории и общественной практике приоритет был отдан извращенно истолковывавшимся коллективным началам в ущерб личным…”53.
В перспективе автор видит установление взвешенности между индивидуализмом и коллективизмом в осуществлении реформы конституционного и текущего законодательства, которая должна,
Свешников М.И. Очерк обшей теории государственного права- Спб,. 1896. С. 147–148, 164; см. также: Кистяковски йБ.А. Государственное право (общее и русское). М., 1909. С. 132.
Э б з е е в Б.С, . Демократия. Права человека, М.-Черкесск. 1992. С. 130.
185
по его словам, утвердить народный суверенитет и привести масштаб прав и свобод личности в соответствие с уровнем общественного развития и потребностями современного этапа социального прогресса54.
По характеру обеспечения конституционных прав и свобод их можно разграничить на права, для осуществления которых требуется со стороны государства предоставление в распоряжение граждан определенных материальных и духовных благ (право на социальное обеспечение, на вознаграждение за труд не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (ст. 37), а также на защиту от безработицы) и прав, для реализации которых достаточно поддержания общественного порядка и законности (неприкосновенность личности, жилища и др.).
В предложенную классификацию не вписываются права, направленные на охрану других прав и свобод. К последним следует отнести такие права, как право на жалобу, право на судебный иск, право обвиняемого на защиту и др. Указанную группу прав можно именовать как категорию прав, выражающую правомочия граждан по защите своих прав и свобод55. Таким образом, по объекту основные права и свободы можно разделить на две группы: первую группу составляют те права, которые предусматривают пользование определенными социальными благами, вторая же группа направлена на охрану других прав и свобод личности.
Можно, конечно, привести и некоторые другие варианты классификации конституционных прав, свобод и обязанностей, основанных на более конкретных критериях и потому имеющих частный характер и ограниченные пределы применения. Все эти и другие варианты классификаций не выходят за рамки общей систематизации прав, свобод и обязанностей и так или иначе основываются на ней.
§ 3. Виды прав, свобод и обязанностей
личности (предварительные замечания)
Как известно, конституция – основной источник всех отраслевых дисциплин, включая и государственное (конституционное) право. Однако ее анализируют по-разному: комплексно – лишь в государственном (конституционном) праве; частично – отраслевыми науками. Исключением из этого правила являются лишь всякого
Там же. С. 131.
Указанная группа прав будет рассмотрена в главе VI.
186
рода комментарии к конституции или словари56, которые дают ее последовательные, постатейные разъяснения.
Вместе с тем углубленные знания отдельных положений, записанных в тех или иных статьях конституции, можно почерпнуть лишь на основе овладения правовыми нормативными актами тех отраслей законодательства, которые развивают и конкретизируют конституционные права, свободы и обязанности человека и гражданина. Они исследуются отраслевыми науками. Хотя Конституция РФ, как и записанные в ней права и свободы, имеют прямое действие, однако по преимуществу реальное их осуществление возможно посредством отраслевого законодательства57.
Оценивая в связи с правами и свободами нынешнюю Конституцию, следует поддержать высказывания многих политиков и ученых, что она сделана непрофессионально, хотя в ее разработке участвовали высококвалифицированные юристы. Объясняется это тем, что в ее апробации решающая роль принадлежала не столько специалистам, сколько политической верхушке. Они делали Основной закон РФ “под себя”, чтобы удержаться у власти.
По моему мнению, наиболее обстоятельно процесс отхода от “подлинно демократических принципов” к “авторитарному строю” проанализировал О.Г. Румянцев в монографии “Основы конституционного строя России”. Особенно для рассматриваемых нами проблем интересны выводы, сделанные автором в заключении. По словам автора этой книги, “12 декабря 1993 года состоялось голосование по Конституции РФ. Россия получила еще одну фиктивную грамоту, которая далеко не во всем отвечает требованиям справедливого конституционного строя”58.
Недостатки действующей Конституции носят не только политический, но и юридико-технический характер. Даже в главе второй Конституции 1993 г., посвященной правам и свободам человека и гражданина, разработать которую было совсем несложно, немало упущений. Трудно понять, по каким причинам создатели действующей Конституции опустили в ее содержании право человека и гражданина на труд и оплату его по количеству и качеству, а также
См.. например: Конституция Российской Федерации, Энциклопедический словарь. М., 1995.
В развернутом виде этот тезис раскрывается в кн.: Юридические гарантии конституционных прав и свобод личности в социалистическом обществе/Под ред. Л.Д.Воеводина. М., 1987; см. также: К у ц о в а Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М., 1973; Пашкевич П.Ф. Процессуальное обеспечение конституционного права гражданина на судебную защиту от преступных посягательств/ /Проблема совершенствования советского законодательства. М., 1980; Пет-рухнн И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное . М., 1985.
Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России. М., 1994. С. 214.
187
ограничение времени работы наемного персонала, в то время, когда ст. 23 Всеобщей декларации прав человека провозглашает: “Каждый человек имеет право на труд…”, и еще полнее об этом говорится в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах. В нем, в частности, сказано: “Участвовавшие в настоящем Пакте государства признают право на труд…” (ст. 6) “разумное ограничение рабочего времени…” (ст. 7). Между тем указанный документ был принят ООН в 1966 г. и ратифицирован СССР в 1973 г. Более того, еще 60 лет тому назад была принята Конвенция о сокращении рабочего времени до сорока часов в неделю {1935 г.) Она была ратифицирована СССР в 1956 г. Все это не могли не знать разработчики Конституции РФ.
В Конституциях СССР и РСФСР (1977 в 1978) и в принятых на их основе конституциях других республик были обеспечены рабочим и служащим рабочая неделя, не превышающая 41 часа, сокращенный рабочий день для ряда профессий и производств, сокращенная продолжительность работы в ночное время. Между тем в наши же дни в области трудовых отношений творится полный произвол. Порой в частном секторе рабочий день длится 10–12 часов.
В отличие от российских законодателей Верховный Совет Республики Беларусь в принятой в 1994 г. Конституции в ст. 41 записал: “Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на труд как наиболее достойный способ самоутверждения человека”. Здесь среди гарантий права на труд установлена 40-часовая неделя (ст. 43). Даже в Конституции Узбекистана (1991 г.), который всегда отличался своим восточным “консерватизмом”, в ст. 37 закреплено право на труд.
В некоторых западных странах, например в Италии, Испании и др., признается и обеспечивается право на труд и другие социально-экономические права. В частности, в итальянской Конституции 1947 г. сказано, что Италия как демократическая республика, основывающаяся на труде (ст. 1), признает право на труд (ст. 4). “Все испанцы имеют право на труд и обязаны трудиться с целью удовлетворения посредством труда своих потребностей и потребностей своей семьи”, – сказано в ст. 35 испанской Конституции. Конституция Японии в ст. 27 также провозглашает право на труд.
В ныне действующих Конституциях постсоциалистических стран право на труд конституционно закрепляется (§ 70/Б Конституции Венгерской Республики; ст. 48 Конституции Болгарии; ст. 38 Конституции Румынии). А в Конституции Монголии устанавливается даже обязанность трудиться (ст. 17ч. 2).
Спрашивается, почему российские разработчики проекта конституции проигнорировали такие обязанности человека, записанные в Конституции РСФСР 1978 г., как добросовестный труд в избранной им области общественно полезной деятельности, а также соблюде-
188
ние трудовой дисциплины (ст. 58); или, например, обязанность уважать национальное достоинство других граждан (ст. 62); обязанность уважать права и законные интересы других лиц (ст. 63)?
В чем же состоят причины отказа от прав и обязанностей, которые содержатся как в международных документах, так и в ряде национальных конституций. Здесь, видимо, дело отнюдь не в неосведомленности разработчиков нашей Конституции, ведь названные права записаны во всех бывших советских конституциях, а в неприятии нынешними правящими кругами Российской Федерации всего социалистического, которому еще недавно некоторые, принадлежащие к ним, клялись в пожизненной верности. Ну, что ж, политическая история знает и не такое. Однако в науке всегда ценились объективность, порядочность, а не ренегатство.
Долгое время в советской науке в соответствии со схемой прежних конституций отстаивался тезис о том, что приоритет в ряду прав и свобод должен отдаваться социально-экономическим правам граждан, а не их личным правам и свободам (автор тоже приложил к этому руку) и все основные права должны были рассматриваться в строгом соответствии с действовавшей тогда Конституцией СССР 1936 г. Такова была официальная политическая установка. Как известно, в этой Конституции основные права и обязанности граждан находились на одном из последних мест (гл. 10). Предпринятая попытка изменить установившуюся схему в учебнике советского государственного права 1948 г. дорого обошлась его авторам. И хотя их учебник не только по тем, но и по нынешним меркам был одним из лучших, его лишили грифа и тем самым изъяли из процесса обучения.
Если раньше о правах и обязанностях граждан располагался в конце конституции, то сейчас некоторые пустились в другую крайность, предлагая начинать систему конституции прямо с главы о правах и свободах человека и гражданина.
Напомню, что права, свободы и обязанности мной разделены на несколько классов, видов и групп. Это сделано в целях более эффективного научного анализа. Вся система прав, свобод и обязанностей человека и гражданина находится в органическом единстве. При этом одни раскрывают содержание других, гарантируют их. Так, право на жизнь нельзя рассматривать в отрыве от права на охрану здоровья и медицинскую помощь, а также обязанности, сформулированной в ст. 41: “Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом”.
Хотя нынешняя Конституция принята в конце 1993 г., она в части обсуждаемых проблем, как и Всеобщая декларация прав человека (1948), представляет собой больше намерение, чем законообя-запгельное установление. В преамбуле Декларации сказано: “Гене-
189
ральная Ассамблея провозглашает настоящую Всеобщую декларацию прав человека в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства (выделено мной. – Л.В.), чтобы каждый человек и каждый орган общества, постоянно имея в виду настоящую декларацию, стремились путем просвещения и образования содействовать уважению этих прав и свобод и обеспечению путем национальных и международных прогрессивных мероприятий, всеобщего и эффективного признания я осуществления их…”
Различие подходов очевидно. В Международных пактах о правах человека, которые ратифицированы в 1973 г. бывшим СССР, поставленные в них цели должны быть реализованы государствами, а в Декларации соответственно выдвинутые ею задачи могут выполняться государствами по возможности, сообразуясь с имеющимися у них национальными ресурсами.
Нынешняя российская действительность такова, что России далеко до международных стандартов. Так, к середине 1995 г., когда правящие круги заявляли о стабилизации, 42% населения жили ниже прожиточного минимума. За время после открытой либерализации цен 2 января 1992 г. сводный индекс потребительских цен за год (декабрь 1995 г. к декабрю 1991 г.) увеличился примерно в 1830 раз, а с учетом “разгона” инфляции в 1991 г. (т.е. к декабрю 1990 г.) цены, судя по данным Госкомстата, возросли без малого в 4800 раз59. В первом полугодии 1996 г. подписка на газеты и журналы и другую печатную продукцию составила 7% общей подписки 1990 г. Судя по последним данным, численность подписчиков периодической печати неуклонно сокращается.
Безработица на начало 1995 г. составляла 2,2%, а на начало 1996 – соответственно 3,3%, прогноз на 1997 г. – 4,3% трудоспособного населения страны. Уровень безработицы неквалифицированных и квалифицированных работников различается в 2,5 раза. Провоцирующими безработицу факторами являются плохие условия труда, низкий уровень зарплаты, нарушение регулярности ее выплат, наличие разного рода дискриминаций*0.
§ 4. Права, свободы и обязанности человека и гражданина
в сфере личной безопасности и частной жизни
Систему названных прав и свобод образуют все те из них, которые фиксируют проявления жизни и деятельности человека в сфере безопасности, индивидуальной и частной жизни. В ныне действую-
59
Известия. 1996 23 янв.
60
Независимая газета. 1996 22 марта
190
щей Конституции указанные права закрепляются в статьях от 20 до 29 (ч. 1). Это право на жизнь каждой личности, ее человеческое достоинство; свобода индивида и его личная неприкосновенность; право на неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, защита своей чести и доброго имени, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; неприкосновенность жилища; определение своей национальной принадлежности, свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества, а также право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства; сюда же относятся свобода слова и мысли и, как конкретное проявление указанного права, свобода совести и вероисповедания. К этому раду прав и свобод относятся, на мой взгляд, также право на брак, защита материнства, детства, семьи, а равно права и обязанности родителей и детей в отношении друг друга (ст. 38).
Каждое из упомянутых прав и свобод характеризует человека и гражданина как биосоциальное существо, наделенное природой разумом. Это наиболее обширная группа прав и свобод личности. С их историей возникновения, становления и развития складывается вся система прав, свобод и обязанностей личности в целом. Однако отмеченная особенность вовсе не означает, что права и свободы в сфере безопасности и индивидуальной частной жизни имеют приоритет над иными правами и свободами в других областях. Оставаясь на почве избранного нами предмета, не отвлекаясь от обсуждаемой проблематики, целесообразно привести слова известного французского юриста прошлого века А. Эсмена – представителя исторической школы права. “Источник всякого права находится в личности, так как только личность есть существо реальное, свободное и ответственное… Лучшее средство гарантировать это развитие – это позволить личности направлять его по его собственному усмотрению, самопроизвольно, на свой страх и риск, лишь бы не нарушались права других лиц. В обеспечении этого свободного развития и заключается цель различных свобод, составляющих личные права”61.
Строй конституционных прав и свобод определяется логикой их возникновения, становления и развития. В связи с дальнейшей эволюцией общечеловеческой семьи, в результате освоения не только земного, но и космического пространства, несомненно, появится еще не одна новая группа прав и основных свобод, и они займут в этом ряду свое место.
Однако закрепленные в настоящее время в Конституции права и свободы представляют наибольшую ценность для свободы, демокра-
61
EsmeinA Elements de droll consiiiulionned 1903 P 381, или см ЭсмеиА
Общие основания конституционного права Спб,1903 Т I С 301–325
7 ЛД Ввеаодин 191
тии и прогресса. Все они увязаны одним стержневым стратегическим основным правом – правом каждого человека на жизнь (ст. 20). Все остальные так или иначе объединяются вокруг него, отражают его различные стороны.
Таким образом, право на жизнь как бы образует фундамент всех других прав и свобод, складывающихся в сфере личной безопасности и частной жизни. Оно выражает наивысшую ценность человеческого бытия.
Хотя право на жизнь человека и является базой всех прав и свобод в сфере личной безопасности и индивидуальной частной жизни, тем не менее и в этой группе прав существует определенная системность, т.е. можно выделить три подгруппы. К первой относятся такие права, как право на жизнь человека, неприкосновенность личности, защита чести и достоинства; ко второй – все те права, которые обеспечивают тайну индивидуальной семейной жизни; и третий вид составляют свобода мысли, слова и совести.
Предложенная группировка, конечно, отражает субъективное видение автора. Могут быть и другие варианты классификации. Не останавливаясь специально на этой проблеме, назову лишь авторов, которые соответственно своему времени эту область прав и свобод группировали, исходя из других критериев. Так, М.Ориу различал свободу отдельного существа и свободу деятельности. Свобода личности как существа распадается на свободу моральную (свобода совести) , свободу физическую (гражданская свобода, личная свобода или безопасность, свобода передвижения и неприкосновенность частного жилища) и свободу социальную (в смысле семейных и сословных различий). Свобода деятельности в свою очередь разделяется на свободу труда, свободу преподавания, свободу печати и т.д.
Указанные сведения взяты из книги Е.Тарновского – русского юриста и статистика (1859–1936), переизданной в 1995 г.бг
I. Рассмотрим первую упомянутую нами группу прав. Ст. 20 Конституции РФ провозглашает право человека на жизнь во всех ее формах и проявлениях. Это право возникает с момента рождения человека и продолжается до его кончины. В связи с объемом содержания этого права в течение многих лет ведутся дискуссии и высказываются различные мнения на этот счет. Одни утверждают, что началом жизни человека следует считать его прибывание в утробе матери, другие же – с момента рождения.
Китайцы, например, считают годы жизни человека не с момента рождения, а с момента зачатия63. По европейскому календарю чело-
62
См.: Тар но веки й Е.Н. Четыре свободы. Спб., 1995. С. 39–40.
63 ,
См.; Воеводин Л.Д. Государственный строй Китайской Народной Респуо-
лики. М., 1956.
192
веку может быть 17 лет, а по китайскому – соответственно почти 18 лет. Весьма дискуссионным является вопрос о том, может ли женщина – будущая мать самостоятельно решить вопрос о прекращении беременности, В целом ряде католических и мусульманских стран производство абортов запрещается не только религиозными догматами, но и законодательством. В других же странах (Китай, Индия), напротив, в целях сокращения рождаемости поощряются различные формы. В Китае, например, действует так называемая программа планирования семьи, по принципу одна семья – один ребенок. Для этого используется метод стерилизации (обеспложивания). В тех же странах, где население сокращается, создаются условия для его возрастания. Для этого разрабатываются различные меры материального, организационного и психологического воздействия в целях поощрения рождаемости и охраны материнства и детства54. Недавно были утверждены Указом Президента России от 14 сентября 1995 г. “Основные направления государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года” (национальный план действий в интересах детей)6S.
Жизнь человека в современном обществе зависит от многих факторов66 и прежде всего от государства, которое посылает своих граждан на театр военных действий, где смерть рассматривается как естественный результат (ст. 59) (обычно говорят о потерях в ходе военных действий (Афганистан, Чечня)).
Смерть может также наступить в результате преступных посягательств на жизнь человека со стороны криминальных элементов. В Российской Федерации действительность такова, что убивают и рядовых людей, и представителей элитарной части общества, бизнесменов, военнослужащих, политиков, работников правоохранительных органов и других лиц. Подвергаются террору не только собственные российские граждане, но и иностранцы. В охране жизни в стране творится беспредел, и не спасают в этом отношении ни частные детективы, ни наемные охранники и пр. Наконец, прекра-
64 „
В международном плане права материнства и детства гарантируются такими
Документами, ках; Конвенция об охране материнства (28 иц>ня 1952 г.); Декларация прав ребенка (20 ноября 1959 г.). Первого июня каждого года и большинстве стран отмечается День защиты детей. В середине 1995 г. в Пекине (КНР) состоялся Международный конгресс женщин, на пленарных и секционных заседаниях которого обсуждались множество проблем, связанных с защитой материнства и детства.
65 СЗ РФ. 1995. № 38. Ст. 3669.
Наиболее общие вопросы о личной безопасности человека и гражданина см. в кн.: РудинскийФ.М. Личность и социалистическая законность. Волгоград, 1976; Теоретические вопросы личных конституционных прав советских гааждан Саратов, 1974.
7- 193
щение жизни может быть в результате самосуда (линчевания)67, смертной казни или естественной смерти.
По официальной статистике в России каждый день от рук матери погибает один младенец. Оказывается проще убить ребенка, чем отказаться от него. У нас нет ни одного государственного органа, который бы обеспечивал анонимность отказа от ребенка. Однако детские дома не пустуют. В них более 450 тыс. малышей. Вместе с тем в России 21 млн бездетных семей6*. По данным статистики, каждая четвертая семья распадается
В соответствии с Семейным кодексом в республике установлен и действует принцип единобрачия < ст 14).
До сих пор не прекратились дискуссии по вопросу о том, в какой момент наступает смерть. Он приобрел особую актуальность в связи со все расширяющейся практикой трансплантации человеческих органов и других форм воздействия на анатомию и физиологию человека, а также использование психотропных средств Для нас важно установление факта юридической ответственности На поставленные вопросы отвечает Закон Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. "О трансплантации органов и (или) тканей человека". В ст. 9 предусмотрено, что заключение о смерти (открывающее возможность пересадки органов) дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга)
Часть 2 ст. 20 Конституции РФ предусматривает, что "смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления...". По этому вопросу идут дискуссии, которые вы можете найти не только в специальной литературе, но и в массовой прессе69
Вопрос о том, быть или не быть смертной казни, в России решен на конституционном уровне. В мире же по-разному решают его. Около 100 стран в настоящий момент сохраняют и применяют смертную казнь за общеуголовные преступления. К началу 90-х годов XX столетия 35 стран отказались от применения смертной казни, исключив ее из уголовного законодательства 18 стран отменили
UT
Линчевание – суд Линча (американский расист Ч Линч) – самосуд, зверская
расправа над неграми и прогрессивными деятелями в США в XVIII в
Аргументы и факты 1995 №29
69 „
По вопросу о смертной казни в течение нескольких веков идут острые дискус
сии, начало которым положил Ч Беккариа "О преступлениях и наказаниях" (ни русском языке вышла в 1803 г t (см Юмашев ЮМ Беккариа и РоссияХ/Государ ство и право 1995 № 7, (см также КистяковскийАФ Исследования о смертной казни М , 1906, Он же Некоторые черты из истории смертной казни в России Спб,1877 Смертная казнь за и против М , 19S9, М а л ь к о АВ Смертная казнь как правовое ограничение//Государство и право 1993 №1
194
смертную казнь за общеутоловные преступления, сохранив ее только для военных преступников. 27 государств, сохранивших в уго-ловном законодательстве смертную казнь как вид наказания, на практике уже давно не лишают своих граждан жизни. Альтернатива смертной казни – пожизненное заключение.
В связи с вступлением в Совет Европы Россия должна будет отменить смертную казнь. Однако, по признанию официальных кругов нашего государства, она в настоящее время не в состоянии осуществить это требование. Новый Уголовный кодекс РФ, который вступит в силу с 1 января 1997 г., существенно сокращает количество преступлений, наказание за которые предусматривает смертную казнь. Если в отдельные годы смертная казнь предусматривалась по более чем 40 статьям УК, то теперь только по 5.
Уже отмечалось, что конституционные положения выражают лишь идею того или иного права или свободы. Это в полной мере относится к ч. 1 ст. 21, закрепляющей право на человеческое достоинство, в которой содержится следующая конституционная норма: "Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления". Содержание этого права выра-
и -1|
жается в ряде отраслей права – трудовом'", административном, гражданско-процессуальном и, в особенности, гражданском71. Достоинство как субъективное право человека включает в себя охрану чести, репутации и доброго имени человека. Это все глубокие и содержательные понятия, рассматриваемые не только в праве, но и в философии, социологии и других общественных науках. По вопросу о достоинстве существует обширная литература. Однако мы остановимся на отечественном законодательстве, определяющем формы защиты. В недавно принятом ГК РФ (часть Общая) гл. 8 посвящена "нематериальным благам личности".
Заметим, что, вопреки Конституции, названная глава вместо "права и свободы человека" (гл. 2 Конституции РФ) использует термин "гражданин", который, как отмечается в пособии, является более узким по объему понятием.
Каждый вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.
См . Б а р у М И. Охрана трудовой чести по советскому законодательству М , 1966.
См МалеинНС Гражданский закон и права личности в СССР М , 1981, ВелявскийАВ.Придворов НА Охрана чести и достоинства личности в СССР М, 1971, СергеевЛП Право на защиту репутации Л, 1989, Красавчикова ЛО Личная жизнь граждан под охраной закона М , 1983, и др.
195
По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти.
Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.
Если указанные сведения содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву.
Порядок опровержения в иных случаях устанавливается судом.
Лицо, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа и опровержения в тех же средствах массовой информации.
Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением,
Если невозможно установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, лицо, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.
Общее, как философское, так и правовое, понимание достоинства личности сформировано в ряде работ, в том числе в книгах В.Е.Гулиева и Ф.М.Рудинского "Демократия и достоинство личности", Н.А.Придворова "Достоинство личности и социалистическое право"72.
Посягательство на достоинство человека может быть как средством физического, так и психического воздействия. В связи с этим в ч. 2 ст. 21 Конституции России устанавливается, что "никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам". Эти права человека и гражданина гарантируются как отечественным законодательством, так и принципами и нормами международного права Согласно ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания {10 декабря 1984 г.) под пытками понимается: а) причинение человеку сильной боли или страданий, физических либо нравственных; б) цель – получить признание, наказать, запугать или принудить к каким-ли-
См ГулиевВЕ.РудинскийФМ Демократия и достоинство личности М , 1983, При дворов НА Достоинство личности а социалистическое право М , 1977
196
бо действиям или сообщениям; в) субъект – государственное должностное лицо или иное лицо, выступающее в официальном качестве (например, контролер ИТУ, солдат внутренних войск) или действующее по их подстрекательству или с их ведома либо с их молчаливого согласия (например, избиение обвиняемого другими арестованными с молчаливого согласия администрации ИТУ)73.
В Законе Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" от 2 июля 1992 г. каждому человеку обеспечивается соответствующая помощь и устраняются злоупотребления в целях принудительного воздействия на них под видом подобного заболевания. Злоупотребления наносят ущерб не только здоровью, достоинству и правам каждого человека, а также международному престижу государства (преамбула Закона). 8 прошлом использование принудительных средств под видом психических заболеваний широко применялось в репрессивных целях, о чем стало известно из многочисленных публикаций74.
В упомянутом законе предусматривается, что "психиатрическая помощь оказывается при добровольном обращении лица или с его согласия, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом" (п, 1 ст. 4). Прибегать к принудительным средствам законом строго воспрещается. Гражданин при оказании ему психиатрической помощи вправе пригласить по своему выбору представителя для защиты своих прав и законных интересов (ст. 7). Лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией РФ, конституциями республик в составе РФ, законодательством РФ и республик в ее составе. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами России.
Все лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на уважительное и гуманное отношение, исключающее унижение человеческого достоинства (ст. 5).
Как современно звучат слова Яна Амоса Коменского, высказанные еще более трех веков назад; "Распри этого рода я называю бесчеловечностью, ибо человек, сотворенный по образу божьему, обязан 'быть всегда и во всем приветливым, благопристойным и миролюбивым. Но ныне, когда человек чурается человека, когда человек ополчается на человека, мы видим явный упадок человеч-
Конституция Российской Федерации (комментарий) /Под ред Б Н Топорнина
М , 1994
74
См , например Ч у р к и н А Психиатрия и политикаХ/Новое время (прило-
жение к журналу) 1988 №12 С 11
197
ности; подобного не встречаем мы даже среди немых тварей, исключая разве бешеных псов, которым пристало рычать и лаять друг на друга, грызться и кусаться до омерзения"".
Наряду с обеспечением права на жизнь и достоинство Конституция РФ (ст. 22) провозглашает, что каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. Обсуждаемые здесь конституционные права и свободы личности раскрываются, в частности, в Законе РФ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" от 15 июля 1995 г.
В упомянутом Законе определяются характеристики граждан, которые могут подвергнуться задержанию и аресту. Это: подозреваемый – лицо, задержанное по подозрению е совершении преступления, а также лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения; обвиняемый – лицо, в отношении которого в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР, вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого в совершении преступления; подсудимый – лицо, обвиняемое в совершении преступления, уголовное дело в отношении которого принято к производству судом; – лицо, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, не вступивший в законную силу.
Этими понятиями надлежит руководствоваться при анализе не только ст. 22 Конституции, но и ст. 45–54.
В указанном законе содержатся нормы как материального, так и процессуального права. Говоря иначе, в нем можно найти раскрытие объема конституционных прав и свобод в сфере личной безопасности и частной жизни, а также процедуры их осуществления российскими гражданами и защиту их прав и свобод органами и должностными лицами в процессе правоприменительной деятельности. "Содержание под стражей, – говорится в ст. 4 Закона, – осуществляется в соответствии с принципами законности, равенства всех граждан перед законом, гуманизма, уважения человеческого достоинства, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, принципами и нормами международного права, а также международными договорами Российской Федерации и не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий подозреваемым в совершении преступлений, содержащимся под стражей".
7S
Коменский Я.А. Всеобщий совет об исправлении человеческих дел//Трак-
таты о вечном мире. М., 1963. С. 69.
198
П. Конституция РФ предусматривает гарантии на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а также обеспечивает право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23). Кроме этого в эту подгруппу следует включить и такие права и свободы, как: право на неприкосновенность жилища, право определять и указывать свою национальную принадгеж-ность, право пользоваться родным языком, на свободный выбор языка общения, обучения, воспитания и творчества. К числу прав и свобод в сфере личной безопасности и частной жизни относится и право на обеспечение материнства, детства и семьи (ст, 38).
Все права в этой области обеспечиваются тем, что без согласия лица не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о его частной жизни (ст. 24),
Рассматриваемые здесь права охраняются и обеспечиваются отраслевым законодательством, прежде всего уголовно-процессуальным и гражданско-процессуальным. Здесь важное значение имеют такие новые федеральные законы, как уже упоминавшийся Закон "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" и Закон "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12 августа 1995 г., а также ряд других уже принятых и ждущнх своего принятия законов.
Если в первом случае центром всех прав и свобод были право на жизнь и право на ее неприкосновенность и достоинство жизни, то в данном случае таковыми являются невмешательство в частную и семейную жизнь человека и гражданина и сохранение тайны этой жизни, доверенной как отдельному человеку, так и должностным лицам.
Право на неприкосновенность частной и семейной жизни я сохранение ее тайны означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера.
Осуществляя это право, каждый может требовать от всех лиц воздерживаться от вмешательства против его воли в частную жизнь; в случае необходимости требовать от компетентных органов ограждения личной жизни от неоправданных посягательств на нее и привлечения к ответственности лиц, допустивших грубые и незаконные вторжения в нее. В содержание названного права входит также охрана тайны всех тех сторон личной жизни, оглашение которых лицо по тем или иным причинам считает нежелательным (тайна завещания, усыновление, врачебные диагнозы, тайна денежного вклада, дневниковых записей, фотографий и пр.).
Охраняемая Конституцией России (ч. 2 ст. 23) тайна переписки,
199
телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений не только органически связана с правом на охрану индивидуально-частной жизни, но к является логическим его развитием.
Гарантированные Конституцией указанные свободы означают право лица на государственную охрану от незаконного ознакомления со всеми видами корреспонденции, телефонными переговорами, телеграфными и иными сообщениями. Эти свободы охраняются нормами различных отраслей законодательства, защищаются ими от незаконных действий со стороны как частных, так и должностных лиц.
Так, в Законе РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" (ст. 5) сказано; "Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность запрещается: ...разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами".
Одним из ограничений права на тайну всех форм сообщений и переговоров является то, что решение правоохранительных органов о его нарушении должно быть принято на основании постановления суда.
Тайну почтовой корреспонденции в нашем отечестве впервые установила императрица Екатерина Великая, хотя это ее установление постоянно нарушалось, поскольку она сама предписывала доставлять ей корреспонденцию, вскрытую секретно на почтамте. В эпоху тоталитаризма, по словам некоего Л.Авзенера, работавшего в 1946–1952 гг. в отделении Политконтроля в г.Чите, количественный рост аппарата перлюстраторов и расширение сети пунктов перлюстрации были весьма значительными. На одном только читинском почтамте на этой ниве трудилось около 70 человек. Логично предположить, что в масштабах всей страны в послевоенные десятилетия речь могла идти уже о тысячах людей (Аргументы и факты. 1995. № 38).
И ныне существует множество технических средств для подслушивания, подглядывания и иных способов вмешательства в личную и семейную жизнь человека. К сожалению, они используются и нередко в обход закона, нарушая одно из важнейших личных прав человека.
Хотя ныне цензура запрещена Конституцией РФ (ч. 5 ст. 29), тем не менее средства массовой информации довольно часто сообщают о нарушениях этого конституционного принципа.
В соответствии со ст. 25 Конституции России каждому гарантируется неприкосновенность его жилища.
200
Неприкосновенность жилища означает право личности на государственную охрану арендуемого или принадлежащего ему на правах собственности жилого и подсобного помещения от незаконных вторжений как должностных лиц, так и отдельных граждан. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения (ст. 25).
Эта юридическая возможность лица обеспечивается преимущественно нормами административного, уголовного и уголовно-процессуального отраслей права.
Согласно законодательству, правом на осмотр жилого и подсобного помещения обладают представители некоторых государственных инспекций – санитарной, страховой, налоговой полиции, пожарной службы и т.п. Они пользуются им лишь в строго очерченных законом пределах и в целях, отвечающих их прямому назначению. Право производить осмотр помещения принадлежит также работникам органов по эксплуатации жилых зданий и коммунальных услуг. Осматривать жилище граждан они должны, как правило, лишь в дневные часы и в присутствии совершеннолетних членов семьи. Согласно новому УК РФ незаконное проникновение в жилище вопреки воле проживающих в нем лиц является преступлением (ст. 139).
Конституция 1993 г. не предусматривает запись в документах о национальной принадлежности. Каждый гражданин вправе определять ее самостоятельно независимо от национальности родителей (ч. 1 ст. 26). "Каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества" (ч. 2 ст. 26)76.
Заслуживает особой поддержки положение Конституции о том, что каждому человеку и гражданину предоставляется возможность защищаться от всякого рода инсинуаций и домыслов. "Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом" (ч. 2 ст. 24), а/также, как уже упоминалось, "сбор, хранение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются" (ч. 1 ст. 24/,
Следует отметить, чтр подробный анализ этих прав и свобод здесь нецелесообразен, поскольку об этом будет идти речь в другом
7ft
Ныне во многяк республиках бывшего СССР приняты законы о языках (см.:
Закон РСФСР от 25 октября 199t г, "О языках народов РСФСР")
^
201
месте. То же самое следует сказать о праве на свободное передвижение, выбора места пребывания и жительства (ст. 27), которое рассматривалось в гл. III настоящей работы77.
III. В ч. 1 ст. 29 Конституции РФ закрепляется свобода мысли и слова. Она тесно связана со свободой совести {ст. 28>, которая носит не столько юридический, сколько нравственный характер.
Свобода совести в этическом плане – это право человека мыслить и поступать в соответствии со своими убеждениями, его независимость в моральной самооценке и самоконтроле своих поступков и мыслей. Тем не менее на протяжении многих веков значительное большинство серьезных мировоззренческих вопросов было либо прямо, либо косвенно связано с религиозным миропониманием, моралью и вращалось в рамках богословско-нравственных учений. Поэтому постепенно, в ходе эволюционного развития, свобода совести приобрела более узкое понимание – свобода в области религии. Она стала рассматриваться в плане взаимоотношения церкви и государства, а не только свободы мысли.
С течением времени свобода совести стала не только субъективным правом человека, но и самостоятельным правовым институтом. Он представляет собой систему правовых норм, регламентирующих право каждого гражданина исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, право отправления религиозных культов и право атеистической пропаганды, а также устанавливающих систему специальных гарантий, обеспечивающих эти права78.
Ст. 14 действующей Конституции объявляет, что “Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной”. В соответствии с этим в нашей стране в нынешние дни, как, впрочем, и в предшествующие годы, церковь отделена от государства79. Это
77
Гражданство и свобода передвижения. Нормативные акты и документы М-, 1994.
78
См.: Р о л ь с т Г.Р., рудинский Ф.М Свобода совести как правовой институт//Советское государство и право 1981.№9.С. 30
Относительно положения церкви в системе советского общества см.: Кириченко М.Г. Свобода совести в СССР М., 1985 (это, по моему мнению, наиболее обстоятельная монография, всесторонне рассматривающая положение церкви в советскую эпоху и эволюцию законодательства); РозенбаумЮ. Право на свободу совести/ /Новое время М , 1988; Куроедов В. А Религия и церковь в Советском государстве. М., 1982. В современных условиях вопрос о взаимоотношениях государства и церкви освещен в таких работах, как: Стрекозов В.Г., Королев Г.Н Свобода вероисповедания и статус военнослужащих: проблемы суждения//Государст-во и право. 1994. №4; Морозова Л.А. Государство и церковь: особенности взаимоотношений//Государство и право. 1995. № 3.
202
было провозглашено 23 января 1918 г. Декретом СНК РСФСР “Об отделении церкви от государства и школы от церкви”80.
В постсоветскую эпоху законодательство о свободе совести претерпело существенные изменения. Это совершенно определенно выражено в ст. 28 Конституции 1993 г. В соответствии с ней, “каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними”.
Однако Закон РСФСР “О свободе вероисповеданий” от 25 октября 1990 г. принят до обнародования нынешней Конституции, и, естественно, в нем имеются определенные несогласованности, хотя в процессе его реализации они, по возможности, преодолеваются. В частности, 9 июля 1994 г. Постановлением Правительства РФ было утверждено “Положение о Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации и ее персональном составе”. Эта комиссия была образована в целях рассмотрения вопросов, находящихся в компетенции Правительства России и возникающих в сфере взаимоотношений государства и религиозных объединений, включая вопросы передачи религиозным объединениям культовых зданий и иного имущества. Немалое значение в этом плане имеет также Постановление Правительства РФ “О порядке передачи религиозным объединениям относящегося к федеральной собственности имущества религиозного назначения” от 14 марта 1995 г. Б соответствии с упомянутым Постановлением к середине апреля 1995 г. около 15 тыс. предметов культового назначения уже возвращено церкви81. Кроме этого осуществляется передача церкви различного вида предметов культа, похищенных криминальными элементами для перепродажи их за рубеж. Это осуществляют таможенная служба и правоохранительные органы.
Можно и далее рассказывать о крупных переменах, происшедших во взаимоотношениях государства и церкви. Одни из них имеют, на мой взгляд, несомненно положительное значение, другие, напротив, негативное. Вряд/ш можно согласиться с практикой, когда государство ассигнует немалые средства для поддержки культовых сооружений и не выплачивает миллиардные суммы оплаты труда шахтерам, работникам других профессий, пенсии и социальные пособия малоимущему населению. Фактов в поддержку этого
80
История Советской Конституции 1917–1956 гг./Под ред. С.С.Студенкина М.,
1957 С.109
81
Российская газета. 1995, 15 марта
203
тезиса можно привести немало. Но и то, что отмечено, дает пищу для размышлений.
Что касается свободы вероисповедания, то здесь также имеются как положительный, так и отрицательный моменты. Достаточно указать, что действует огромное число религиозных сект, которые не только подрывают основы конституционного строя России, но и ущемляют права граждан.
Одним словом, употребляемые в ст. 28 термины “свобода совести и вероисповедания” имеют два значения: во-первых, означают принадлежность к какой-либо религии, конфессии и, во-вторых, понимается как субъективное право каждого человека индивидуально или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Последнее гарантируется прежде всего Конституцией и развивается и конкретизируется в текущем законодательстве.
Мы не будем подробно рассматривать этот вопрос, поскольку на этот счет имеется немало работ, комментирующих проблемы свободы совести и вероисповедания и, в частности, в наши дни82.
В итоге следует задаться вопросом: существует ли в России свобода совести? На это отвечает достаточно полно не только законодательство, но и жизненная практика.
§ 5. Права, свободы и обязанности граждан в сфере
государственной и общественно-политической жизни
и деятельности
Если в предыдущем параграфе права и свободы рассматривались с точки зрения безопасности человека, его телесной и духовной неприкосновенности, а также неприкосновенности его жилища и пр., то теперь речь пойдет об участии граждан в осуществлении власти в обществе и государстве83.
Власть во всех формах ее проявления связана с политико-юридической принадлежностью лица к государству – гражданством. Поэтому различные формы участия граждан (как индивидуально, так и коллективно) в осуществлении государственной власти, участие в местком самоуправлении образуют тот всеохватывающий центр, вокруг которого группируются все права, свободы и обязанности в сфере государственной и общественно-политической жизни и дея-
82
См.: Ловинюков А.С. Свобода совести (анализ, практика, выводы)//Госу-
дарство и право. 1995. № I. /
См.: Дмитриев К). А., Златопольский А.А. Гражданин и власть. M”.i
1994.
204
тельности. Только видение всех прав, свобод и обязанностей через “призму власти” поможет правильно понять и взвесить их ценность.
Поэтому необходимо рассмотреть хотя бы в общих чертах вопрос о том, что представляет собой власть.
Издано огромное количество книг, в которых либо прямо, либо косвенно затрагивается вопрос о власти, ее возникновении, становлении и содержании. При этом между государством и государственной властью, между обществом и общественной властью нередко либо не делают различий, либо, напротив, противопоставляют их друг другу84. На мой взгляд, наиболее обстоятельно вопрос о власти в различных ее проявлениях (иначе говоря, эволюционный и революционный пути ее развития) рассмотрел французский ученый Ан-ри Мишель85. Он более чем на восьмистах страницах прослеживает развитие идеи государства вплоть до конца прошлого века.
Любопытно отметить, что А.Мишель высоко оценивал труды К.Маркса, в частности “Капитал”, подчеркивая его самостоятельность и ценность. Автор упомянутой книги, критикуя, отнюдь не отвергает идеи социализма86.
В советскую эпоху обстоятельно вопрос о государственной власти подвергли анализу известные отечественные ученые В.Т.Кабышев, И.М.Степанов87, болгарский автор Киров Басил Цветанов и другие.
Киров, в частности, различает власть политическую (государственную) и общественную (неполитическую). “Неполитическая власть – это власть в объединениях людей, организациях и движениях, не связанных непосредственно с государством и не имеющих непосредственного отношения к нему, равно как и к государственному управлению общественными процессами… Политическая власть – это власть, осуществляемая через государство и в государственной системе, в системах политических партий, организаций и движений”*8.
Систему прав, свобод и обязанностей, относящихся к рассматриваемой сфере, объединяет, как уже сказано, право на участие граж-
84
См.: Б а и т и н М.И. Государство и политическая власть. Гл. 3. М., 1972. С. 102–160. -
*уг
См.: М и ш е л ь Л. Идея государства (критический опыт)/Под ред. П.Рождественского- М., 1909.
86
Там же. С. 599–611.
Я7
См.: Степанов И.М. Советская государственная власть. Гл. IV. Советская государственная власть и конституционные основы взаимоотношений личности с обществом и государством. М., 1970. С. 117–147; К а 6 ы ше в В.Т. Элементы понятия государственной власти//Проблемы конституционного права. Саратов, 1969.
Киров В.Ц. Парадоксы государственной власти в гражданском обществе. М., 1992. С. 42–43.
205
дан в осуществлении государственной власти. Оно может быть как непосредственным, так и опосредованным. Ст. 3 Конституции провозглашает: “Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.
Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.
Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы”.
Из этих конституционных принципов вытекают права, записанные в ст. 32 Конституции: 1} граждане РФ имеют право участвовать в управлении государственными и общественными делами как непосредственно (референдум), так и через своих представителей, и право на участие в местном самоуправлении; 2) граждане РФ имеют равный доступ к государственной службе; 3) граждане имеют право участвовать в отправлении правосудия.
Вокруг этих системообразующих элементов группируются такие права, как: право на создание объединений (ст. 30); право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование (ст. 31); право на обращение как индивидуально, так и коллективно в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33); и, наконец, свобода массовой информации (печати, радио, телевидения и пр.); в эту же классификационную группу включаются такие многогранные обязанности, как обязанность граждан и их объединений соблюдать Конституцию и законы (ч. 2 ст. 15); защита Отечества, которая характеризуется как долг каждого гражданина (в первую очередь мужчин определенного возраста, а также женщин, владеющих соответствующей специальностью и квалификацией). Она осуществляется как путем военной, так и альтернативной гражданской службы (ч. 2 ст. 59).
Субъектами указанных прав и свобод, а также обязанностей являются не человек вообще, а прежде всего граждане, образующие в своей совокупности многонациональный народ России. Хотя некоторые из рассматриваемых прав и свобод могут осуществляться и не гражданами (см. ч. 4 ст. 29).
Особенности обсуждаемых прав89 составляют коллективные фОр-
89
См., например Гражданин и аппарат управления в СССР М , 1984, Н о в о с е-л о в В И. Правовое положение граждан в советском государственном управлении Саратов, 1976; ОльсенТВ Свобода информации и возможности ее реализации Московская конференция “Право и экономическое сотрудничество” Тезисы советских и американских докладчиков. М., 1990, Федотов М.А Советы и пресса. М , 1987; Дмитриев Ю.А .Златопольский А.А. Гражданин и влаяъ. М , 1994, Векгеров А.Б. Право и информация в условиях автоматизации управления. М., 1978; и т д.
206
мы их обладания, пользования и осуществления. Это дает повод делить права на индивидуальные (субъективные) и коллективные (общественные). Если первые обозначаются такими терминами, как “каждый”, “никто”, то во втором случае – “гражданин”, “граждане”, “все” (см., например, ст. 31). Учитывая, что по обсуждаемым вопросам опубликована обширная литература, нет необходимости подробно рассматривать каждый из них.
Однако остановимся на тех правах, свободах и обязанностях, которые получили новую интерпретацию в принятых за последние годы законах.
Итак, права, свободы и обязанности в рассматриваемой сфере условно можно подразделить на две группы. Первую группу образуют те из них, которые функционируют в сфере государственной власти и местного самоуправления; вторую – права и свободы в сфере общественно-политической жизни и деятельности граждан. Остановимся прежде всего на первой.
1. 1. Осуществление в Российской Федерации народовластия
обеспечивает каждому гражданину фактическую и юридическую
возможность активно участвовать в решении вопросов в жизни
страны. Права и обязанности гражданина складываются в сфере
участия граждан в управлении общественно-государственной жиз-
нью и местного самоуправления, охватывают область общественной
и политической свободы. “Политическая свобода, – подчеркивал, в
частности, В.И.Ленин, – означает свободу народа распоряжаться
своими общенародными, государственными делами”90.
2. Право на участие в управлении государственными делами
обычно гарантируется подлинно демократической организацией
всей политической системы общества, Конституцией и текущим за-
конодательством, всей практикой организации федеральных форм
власти, вовлекающей каждого гражданина в активную политиче-
скую деятельность. Она обеспечивается возможностью граждан из-
бирать и быть избранными в общефедеральные органы законода-
тельной и исполнительной власти, а также в органы местного само-
управления. Эти права и свободы на нынешнем этапе Российской
Федерации развиваются и конкретизируются в отдельных законах.
Это прежде всего Федеральный закон “Об основных гарантиях из-
бирательных прав граждан Российской Федерации” от 6 декабря
1994 г. Федеральный закон РФ “О выборах Президента Российской
Федерации” от 17 мая 1995 г. В соответствии со ст. 81 Конституции
РФ избирается гражданами России на четыре года на
основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тай-
90
Ленин В.И. Поли собр. соч. Т. 7. С. 134.
207
ном голосовании. Далее следует назвать Федеральный закон “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” от 21 июня 1995 г. В этом Законе содержатся как материальные права, так и процедуры их осуществления. В частности, участие в выборах является добровольным (ст. 1) и наступает по достижении 18 лет (ст. 3).
Как уже отмечалось, право на участие в местном самоуправлении представляет собой один из важнейших элементов правового статуса гражданина. “Граждане Российской Федерации осуществляют свое право на местное самоуправление в городских, сельских поселениях и других муниципальных образованиях…” (ст. 3 Федерального закона “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации” от 19 августа 1995 г.). “Местное самоуправление в Российской Федерации – признаваемая и гарантируемая Конституцией Российской Федерации самостоятельная и под свою ответственность деятельность населения по решению непосредственно или через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения, его исторических и иных местных традиций” (ст. 2).
Право гражданина на участие в местном самоуправлении принадлежит (хотя и косвенно) к так называемым основным правам. Оно вытекает из ряда конституционных положений, но прямо не сформулировано в Конституции. В литературе же оно достаточно отчетливо просматривается в ряде научных трудов91.
3. Пожалуй, впервые в Конституции России закреплено право граждан на равный доступ к государственной службе (ч. 4 ст. 32)’2. В развитие этого конституционного положения принят Федеральный закон “Об основах государственной службы Российской Федерации” от 31 июля 1995 г. В нем (ст. 3) говорится, что “государственным служащим является гражданин Российской Федерации. …Государственная служба основана на принципах: равного доступа
91
См.: Барабашев Г-В. Муниципальные органы современного капиталистического государства М , 1971. С. 119–139, Фадеев В.И. Муниципальное право России. М , 1994. С. 37–47; ПискотинМИ. Местное самоуправление – самоуправление населения//Местное самоуправление в России’ состояние, проблемы и перспективы М , 1994 С. 65–69; Л ю ш е р Ф Конституционная защита прав и свобод личности. М., 1993. На мой взгляд, особенно интересна для поставленных здесь проблем гл VI С. 133–191, Пособие по демократии Функционирование демократического государства на примере Швейцарии. М., 1994 С. 27–30; Постовой Н.В Местное самоуправление Гл. V М , 1995. С. 107–162; А в а к ь я н С.А. Местное самоуправление в Российской Федерации: концепции и решения нового закона// Вес™. Моск. ун-та Сер. Право. 1996. № 2.
ад ™
Долгое время ведется широкая дискуссия о личных и деловых качествах вы-
борньш членов органов государственной власти и местного самоуправления, а также государственных служащих (см.1 Поп ков В.Д. Этика советской государственной службы. М, 1970).
208
граждан к государственной службе в соответствии со способностями и профессиональной подготовкой” (ст. 5).
4. В заключение надо сказать, что в эту группу, как уже отмеча-1 лось, входят две обязанности: обязанность граждан и их объединений соблюдать Конституцию и законы, которая носит универсальный характер (поскольку ее должны исполнять как российские граждане, так и нероссийские граждане (ч. 3 ст. 62)); менее универсальна – обязанность военной службы. Эта обязанность подкрепляется Законом Российской Федерации “О статусе военнослужа-|* щих” от 22 января 1993 г. В ч. 1 ст. 1 этого Закона сказано: “Статус военнослужащих есть совокупность прав, свобод, обязанностей и ответственности военнослужащих, установленных законодательством и гарантированных государством. Особенности правового статуса военнослужащих в обществе определяются возложенными на них обязанностями по вооруженной защите государства…”.
Часть 3 ст. 59 Конституции предусматривает так называемую альтернативную службу для российских граждан. “Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой”. Пока закон об альтернативной службе не принят. Однако определенные мероприятия для ее несения предприняты. Так “министром обороны принято решение: удовлетворять просьбы тех, кто не хочет служить в строевых частях. Помимо Вооруженных Сил имеется 13 других воинских формирований. Например, Федеральное дорожно-строительное управление, Минстрой, Минатом, ФАПСИ, МЧС и т.д. Во многих служба проходит без оружия, без принятия присяги, занятий по боевой подготовке”93.
С 1 октября 1995 г. вступил в силу нормативный акт, в соответствии с которым все, кто находится на военной срочной службе и призывается на нее, будут служить два года94. Конечно, меру популярной не назовешь, но она необходима. Российской военной реформой предусматривается переход к контрактной системе формирования вооруженных сил. Однако это мероприятие не срабатывает. Денег в казне нет, поэтому каждый четвертый контракт расторгается либо из-за того, что молодые люди не хотят посвятить себя военной службе (престиж воинской обязанности упал), либо потому, что контрактуются далеко не самые лучшие. Сейчас контракт-
93
Хочешь быть красивым – послужи России//Российская газета 1995 7 окт.
Том же.
209
ник обходится государству в четыре раза дороже, чем солдат срочной службы.
II. Права, свободы и обязанности в сфере общественно-политической жизни и деятельности образуют вторую группу прав и свобод в этой области. Она обозначена в Конституции РФ менее обстоятельно в численном отношении.
В частности, в ч. 3 ст. 13, посвященной основам конституционного строя, записано: “В Российской Федерации признаются политическое многообразие и многопартийность”. Между тем в гл. 2 Конституции эта идея не закреплена и нет соответствующего закона. Известно, что в настоящее время политическое многообразие и многопартийность стали действительностью. На прошедших выборах <17 декабря 1995 г.) в Государственную Думу были зарегистрированы 43 избирательных блока. Однако только 4 из них преодолели 5%-й заградительный барьер.
1. К названной группе прав относится прежде всего право граждан на объединение95 (ст. 30 Конституции), развитое в Федеральном законе “Об общественных объединениях” от 19 мая 1995 г. Наибольший интерес для нашей темы представляет определение права на объединение, перечень объединений и их видов%.
“Право граждан на объединение включает в себя право создавать на добровольной основе общественные объединения для защиты общих интересов и достижения общих целей, право вступать в существующие общественные объединения либо воздерживаться от вступления в них, а также право беспрепятственно выходить из р общественных объединений” (ст. 3). В ст. 7 этого Закона сказано, что “общественные объединения могут создаваться в одной из следующих организационно-правовых форм: общественная организация; общественное движение; общественный фонд; общественное учреждение; орган общественной самодеятельности”. Конечно, указанный перечень не является исчерпывающим. Его нормы не регулируют создание и деятельность политических партий и религиоз-
95
В свое время проблемы общественньц; организаций (объединений) активно обсуждались в научной литературе. Это объяснялось тем, что программа КПСС предусматривала перерастание социалистической государственности в общественное социалистическое самоуправление (см.: Лукьянов А.И., ЛазаревБМ. Советское государство и общественные организации. М , 1960, Творческие союзы/Под ред Ц А.Ямпольской. М., 1970, Ямпольская Ц.А. Общественные организации в СССР М., 1972; Общественные организации, право и личность/Под ред Ц А Ям-польской, А.И.Щиглика М , 1981; Общественные организации в условиях развитого социализма/Под ред А И Щиглика. М., 1982, Конституционный статус общественных организаций в СССР/Под ред. А И Щиглика М , 1983; идр )
См.: А в а к ь я н С.А. Политический плюрализм и общественные объединения в Российской Федерации1 конституционно-правовые основы м, 1996
210
ных объединений. Как уже сказано, на этот счет разрабатываются соответствующие федеральные законы97.
2. Конституционное право граждан на свободу массовой информации предусматривает уже не раз упоминавшаяся ст. 29 (кроме ч. 5). Свобода массовой информации (СМИ) в настоящее время конкретизируется Законом “О средствах массовой информации” от 27 декабря 1991 г. с последующими изменениями и дополнениями. К этим средствам относятся телевидение, радио, газетные и журнальные публикации и многие другие средства, которые созданы нынешней научно-технической мыслью. Положения названного Закона развиваются в ряде нормативных актов. Это, в частности, Федеральный закон “О государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания в Российской Федерации” от 1 декабря 1995 г., а также Федеральный Закон “Об экономической поддержке районных (городских) газет” от 24 ноября 1995 г.м
Однако раскрытие этого права есть дело трудное и требует много времени, поэтому ограничимся лишь некоторыми замечаниями: а) цензура в Конституции отменена; б) большинство газет, особенно оппозиционных, не пользуется государственной поддержкой. Этой поддержкой пользуются лишь правительственные газеты и журналы (например, “Российская газета”, “Российские вести” и др.)99; в) нас уверяют, будто “никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной”.
Пределы свободы информации, согласно ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, определяются законодательством о сохранении государственной тайны. Этот вопрос регулируется Законом РФ от 21 июля 1993 г. “О государственной тайне”, а также подзаконными актами: указами Президента РФ от 20 января 1996 г. “Вопросы Межведомственной комиссии по защите государственной тайны”100, от 9 марта 1996 г. “О государственной программе обеспечения защиты государственной тайны в Российской Федерации на 1996–1997 годы”101; Поста-
97
Уже приняты Федеральный закон “О некоммерческих организациях” и Федеральный Закон “О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности” (СЗРФ. 1996. №3. Ст. 145, 148
№’ СЗ РФ. 1995. № 49. Ст. 4698. № 4В Ст. 4559.
99
В октябре 1995 г Президент Ельцин подписал указ, выделяющий дополнительные государственные средства крупнейшим теле- и радиокомпаниям России. Статус национальных компаний и повышенное финансирование предоставляются трем телевизионным и трем радиостанциям. Кроме того. Петербургский телеканал и две радиостанции будут наполовину приватизированы для укрепления их независимости (Указ Президента РФ от б октября 1995 г. “О совершенствовании телерадиовещания в Российской Федерации” <СЗ РФ 1995. №41. Ст 3978).
100СЗРФ. 1996 №4 Ст. 268
101
СЗРФ. 1996 № 12 Ст. 1057.
211
нетлением Правительства РФ от 4 сентября 1995 г. “Об утверждении правил отнесения сведений, составляющих государственную тайну, к различным степеням секретности”’02.
Много внимания вопросам свободы прессы и ее ограничениям в законодательстве уделял К. Маркс в связи с дискуссией о новой
и о 1П1
рейнской газете ,
В заключение хотелось бы отметить работу “Советы и пресса” М.А. Федотова104.
3. В соответствии со ст. 31 Конституции, граждане Российской Федерации имеют права собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования. Однако эти вопросы лучше всего изучить по материалам специальной литературы105.
§ 6. Права, свободы и обязанности человека
и гражданина в сфере экономической,
социальной и культурной жизни106
Ранее уже говорилось (гл. I), что социальный статус личности (как и правовой) опирается на две изначальные категории: труд и собственность. Именно они обусловливают место человека и гражданина в обществе и государстве. Напоминается это для того, чтобы правильно понять права, свободы и обязанности в сфере экономической, социальной и культурной жизни. Этого можно достичь лишь тогда, когда твердо усвоены соотношение и взаимная обусловлен-
102
СЗРФ.1995 №37. Ст.3619.
103.
И в частности, см.: М а р к с К. Дебаты о свободе печати и об опубликовании протоколов сословного со6рания//Соч Т. 1; О н же. О свободе печати и слова в Германии//Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т 17.
104 105
См.. ФедотовМА. Советы и пресса.
См.: Дмитриев Ю-А .Златопольский А. А. Гражданин и власть Интересная интерпретация различных форм манифестаций дана в книге “Конституционное (государственное) право зарубежных стран” под ред. Б. А. Страшу на (М., 1993. С. 99–102), см. также1 Скуратов Ю.И. Свобода собраний, митингов и демонстраций: теория и практик а//Советское государство и право. 1989. № 7.
Наименование этого параграфа навеяно названием Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (1966). Как сказано в ч. 4 ст 16 Конституции РФ “Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора”. Кстати, если сравнить закрепленные в Конституции РФ положения о правах и свободах человека в сфере экономической, социальной и культурной жизни с содержанием упомянутого пакта, то это сравнение отнюдь не в пользу нашей Конституции. Содержание названного пакта численно и качественно превосходит Конституцию России 1993 г.
2J2
ность экономических, социальных и культурных категорий и соответствующих правовых институтов.
Как известно, назначение права – регулировать отношения в упомянутых сферах. В качестве примера можно обратиться к собственности, рассмотрев ее как экономическую категорию и юридический институт – право собственности. Собственность существует в обществе независимо от юридических норм. Однако отношения собственности регулируются и закрепляются правовыми нормами.
В экономическом плане существуют два основных типа собственности: общественная и частная. Каждая из них на протяжении всей истории цивилизации имела и имеет различного рода модификации (модели). В этом отношения Конституция 1936 г. была одним из самых точных и последовательных документов. В ней закреплялась общественная собственность в двух формах ее проявления: государственная, колхозно-кооперативная. Нынешняя же Конституция Российской Федерации страдает эклектическим пороком, т.е. соединением разнородных элементов (что-то от “государственного социализма”, что-то от так называемого либерального капитализма и т.д. и т.п.). Именно это присуще положению ч. 2 ст. 8 Конституции РФ. В ней говорится, что “в Российской Федерации признаются (признаются ли? – Л.В.) и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности”107. Мягко говоря, это неправда. Более правдиво сказано в ст. 35 Конституции, содержание которой мы еще будем обсуждать: “Право частной собственности охраняется законом”. Поэтому когда рассуждают о гражданском обществе и говорят о нем как о современном идеале, то надо иметь в виду, что гражданское общество в подлинном смысле – это общество частных собственников, а не общество благоденствия. Как утверждал великий поэт России: “В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань”.
К.Маркс в одной из своих ранних работ108 вслед за Гегелем различал гражданское общество и политическое общество (государство) , поэтому государственная собственность отнюдь не всегда является формой общественного типа собственности. Как раз в условиях гражданского общества государство выступает в качестве частного собственника. На Руси государственная собственность именовалась казенной собственностью.
В главе второй наряду с термином “собственность” используется
107
Определение этих понятий содержится в новом ПС РФ. Часть общая.
Ст. 213–215.
ina
См.. МарксК. К еврейскому вопросу//Маркс К, Энгельс Ф. Соч Т. 1.
213
другой близкий, хотя и неидентичный, термин “имущество” (ст. 34, 35). В данном случае речь идет о праве лица на имущество как совокупность прав и обязанностей, как возможность владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащей ему собственностью (вещами). Издавна в науке гражданского права различались вещное право и обязательственное право (см. ст. 209 ГК РФ). Все сказанное так или иначе надо иметь в виду для глубокого понимания конституционных прав и свобод, складывающихся в данной области. Подлежащие рассмотрению в этом параграфе права, свободы и обязанности человека и гражданина представлены довольно широко с точки зрения сторонников гражданского общества. Они закрепляются в Конституции преимущественно начиная со ст. ЗА по ст. 44. Все содержащиеся в этих статьях права, свободы и обязанности можно разделить примерно на три группы: 1) права и свободы в сфере экономической жизни и деятельности; 2) в социальной области; 3) наконец, в культурной сфере.
Первую группу образуют такие права, свободы и обязанности, как: право частной собственности (ст. 35); право на предпринимательскую и иную не запрещенную законом экономическую деятельность (ст. 34); право на землю (ст. 36); право на жилище (ч. 1 ст. 40), обязанность платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57). Вторую группу составляют такие права, как: право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч. 1 ст. 37); право на защиту от безработицы (ч. 3 ст. 37); право на отдых (ч. 5 ст. 37); право на социальное обеспечение (ст. 39); право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41); право на благоприятную окружающую среду (ст. 42); обязанность сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам {ст. 58). В третью группу включаются следующие права, свободы и обязанности: право на образование (ст. 43); свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества и преподавания (ч. 1 ст. 44); право на участие в культурной жизни (ч. 2 ст. 44); обязанность заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры (ч. Зет. 44).
В итоге рассматриваемых трех групп отметим, что системообразующим каждой из них соответственно являются; право частной собственности, вокруг которого объединяются все другие близкие по содержанию права, свободы и обязанности; право на свободный выбор труда, рода занятий и профессии, составляющий центр подобных ему прав, свобод и обязанностей, и, наконец, право на участие в культурной жизни и свобода творчества.
214
В дальнейшем остановимся хотя бы кратко109 на их анализе. Кратко потому, что в соответствующих отраслевых дисциплинах они рассматриваются подробно и обстоятельно, поэтому нам, нет нужды занимать время ненужным повтором.
Конституция РФ закрепляет частную собственность на землю <ч. 2 ст. 9 и ч. 1 ст. 36). Правовой механизм реализации этого права, включающий условия и порядок пользования землей, согласно ч. 3 ст. 36 Конституции, “определяется на основе федерального закона”. Однако, вопреки этому конституционному предписанию, обосновывая свои действия отсутствием закона и необходимостью выполнять функцию гаранта прав граждан, Президент РФ 7 марта 1996 г. издал Указ “О реализации конституционных прав граждан на землю” ш. В соответствии с ним собственник земельной доли вправе передавать ее по наследству, использовать для ведения крестьянского (фермерского) и личного подсобного хозяйства, продавать, дарить, обменивать, передавать в аренду и т.д.
Если в прежние времена гражданскому жилищному строительству уделялось пристальное внимание, то с середины 80-х годов это внимание год от года ослаблялось, хотя Конституция провозглашает в ст. 40, что каждый гражданин имеет право на жилище, однако стоимость жилья непрерывно растет и ныне достигает размеров, доступных лишь очень богатым людям. Согласно Конституции, только малоимущим и иным гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов. Чтобы ослабить напряженность в области обеспечения граждан жильем, была разработана жилищная программа “Свой дом” и приняты Президентом указы: “О государственной поддержке граждан в строительстве и приобретении жилья”111, а также “Основные направления нового этапа реализации Государственной целевой программы “Жилище” от 29 марта 1996 г.”ш.
Не будем много рассуждать о всех тех правах и свободах, которые записаны в упомянутых статьях Конституции. В самом деле, ну что можно говорить о субъективном праве, которое записано в Кон-
1W,,
Можно принести множество литературных источников по каждому из записанных в Конституции прав, свобод и обязанностей. Отметим только, что по вопросам права собственности написано немало трудов (см.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность М.; Л., 1948; КорнеевСМ Право государственной социалистической собственности в СССР М , 1964′, Он же. Основные проблемы права государственной собственности в СССР. М., 1971; Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 1991).
10СЗРФ. 1996 №11 Ст. 1026
111СЗ РФ. 1996. № 14. Ст. 1430.
112
Там же. Ст. 1431.
215
ституции <ст. 34): будто “каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности”. Кроме того, принят Указ Президента РФ “О первоочередных мерах государственной поддержки малого предпринимательства в Российской Федерации” от 4 апреля 1996 г.113
В средствах массовой информации уже немало было сказано о формах осуществления обязанности платить законно установленные налоги и сборы. Российские чиновники Минфина всячески раздумывают о том, что бы еще можно обложить налогами. Притчей во языцах стал налог на так называемую добавленную стоимость, от которого стонут не только мелкие предприниматели, но и крупные финансовые воротилы – “новые русские”. Этот налог съедает значительную часть законно добываемой прибыли. А что уж тут говорить об основателе “пирамидостроительства” С.Мавроди, который присвоил многие миллиарды рублей далеко небогатых вкладчиков.
Но, пожалуй, обскакали российский чиновный люд казахстанские финансовые деятели. По сообщению “Казахстанской правды” от 17 августа 1995 г., в одном из городов республики, якобы, установлен налог на дым. Он взимается в зависимости от качества топлива. Нечто подобное было и у нас в конце XVII – начале XVIII в.
Надежда на упорядочение налогооблажения возлагается ныне на Налоговый кодекс, который сейчас разрабатывается. На данный момент законодательство по налогооблажению распылено более чем по 900 нормативным документам, ни один федеральный закон не устанавливает четкого порядка исчисления налога в различных случаях, сроков его внесения и проч. Поэтому налоговые отношения на практике регулируются не столько законами, сколько инструкциями, письмами и разъяснениями Госналогслужбы РФ.
Принятие Налогового кодекса приобретает сегодня особую значимость не только как создание инструмента реализации основных задач либерализационной концепции, но и как рождение систематизированного свода общепринятых правил, обеспечивающих комплексный подход к решению поставленных задач, в том числе уменьшение числа налогов со снижением налогового бремени на законопослушных налогоплательщиков, разграничение налоговых источников бюджетов различных уровней, разработка единой налоговой
113
СЗ РФ. 1996. № 15. Ст. 1583.). Подробный анализ права на предприниматель-
ство содержится в книге судьи Конституционного Суда РФ Г.А.Гаджиева “Защита
основных экономических прав и свобод предпринимателей за рубежом и в Российской /
Федерации” (М., 1995). /
216
правовой базы с четким определением самой процедуры взимания налогов и мер ответственности за налоговые правонарушения. Поэтому проект Налогового кодекса состоит из четырех частей, которые детально регулируют основы налоговой системы и конкретный порядок взимания федеральных, региональных и местных налогов114.
В ст. 37 Конституции, как уже отмечалось, говорится не о праве на труд, а о свободе труда. Почему бы нашим разработчикам Конституции не записать такое право, как право “каждого человека на свободу от голода” (ст. 11 Пакта). Ведь Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах является, согласно ч. 4 ст. 15 Конституции, составной частью правовой системы России. По сообщению печати, голода пока еще нет, но нередки случаи голодных обмороков. Даже в российской армии, по сообщению прессы, продуктовое довольствие из месяца в месяц сокращается.
Основной закон государства (ч. 3 ст. 37) провозглашает: “Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены…” Однако, вопреки этим высоким конституционным предписаниям, дело обстоит далеко не так гладко. 10 октября 1995 г. на парламентских слушаниях можно было услышать, что, начиная с 1990 г. на российских предприятиях в результате несчастных случаев погибло около 50 тыс. человек, 200 тыс. стали инвалидами и свыше 3 млн пострадали от тех или иных производственных травм115.
В соответствии с предписанием указанной статьи каждый имеет право на защиту от безработицы. Постановлением Правительства РФ принята Федеральная программа содействия занятости населения в Российской Федерации на 1995 год от 31 мая 1995 г. Сколько уж этих программ по разным вопросам принималось (утверждают, что более тридцати), а воз и ныне там. Однако безработица в текущем году на месте не топталась. В конце июня 1995 г. в ее рядах официально зарегистрировали 2 млн человек, реально же их раза в три больше – около 8% экономически активного населения. Для сравнения: год назад безработных было 4,6 млн, или 6,1%. Прогнозы на 1996 год крайне не утешительны: уровень безработицы в ходе экономических реформ будет возрастать и в дальнейшем.
Коснемся еще одного права, записанного в ст. 39 Конституции, реализация которого в наши дни вызывает острое недовольство и
ш
Подробнее об этом см.: К а ш л е в С. Фискальная игра убивает бюджет
(Независимая газета. 1996.16 апр.)
Российская газета. 1995. 13 окт. Официальные власти содействуют выполнению требовании Конституции (см., например: Постановление Правительства РФ от 26 августа 1995 г. “О мерах по улучшению условий и охраны труда”).
217
обусловливает социальную напряженность. Каждому, сказано в этой статье, гарантируется социальное обеспечение, в том числе право на государственные пенсии и пособия. Между тем федеральные власти не следуют требованиям закона. Ведь не секрет, что установленные методы исчисления и размер пенсий не гарантируют даже самого основополагающего права; права на жизнь. Об этом свидетельствует, в частности, волюнтаристский “уровень прожиточного минимума”, который назван в народе “уровнем вымирания”.
В 1990 г. минимальная пенсия (70 руб.) позволяла приобрести 35 кг мяса (против 7 кг в июле 1995 г.), или 190 литров молока (против 29), или 88 кг сахара (против 24), или 400 кг хлеба (против 50), или 350 кг картофеля (против 75 кг) и так далее (Аргументы и факты. 1995. №36).
Социальное законодательство России представлено радом законов и указов Президента РФ. К ним, в частности, относятся федеральные законы, повышающие размер минимальной пенсии, Федеральный закон “О социальной защите инвалидов в Российской Федерации” от 24 ноября 1995 г.116, Федеральный закон “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе государственного пенсионного страхования” от 1 апреля 1996 г.117
Думаю, что приведенные данные не нуждаются в комментарии”8.
Согласно конституционным постановлениям (ст. 42, 58), каждый обладает правом на благоприятную окружающую среду и несет обязанность по ее охране. В соответствии с этими правами и обязанностями еще 19 декабря 1991 г. были приняты закон “Об охране окружающей среды” и множество других нормативно-правовых актов, призванных обеспечить это достояние российского общества119. Между тем общественная организация “Гринпис” на своих международных и региональных форумах неоднократно относила многие регионы России к наиболее неблагополучным местам планеты.
Многие функции по охране природы возлагаются законодатель-
Ш СЗ РФ. 1995. NS 48. Ст. 4563.
ШСЗ РФ. 1996. № 14. Ст.1401.
В качестве антипода записанных в нынешней Конституции прав и свобод4 и в особенности их претворения в жизнь можно сослаться на книгу Н.С.Бондаря, в которой анализируются соответствующие права и свободы, записанные в тогдашних советских конституциях (см.: Бондарь Н.С. Самоуправление народа и социально-экономические права граждан СССР. Ростов, 1988 С. 65–115)
Рассмотрению и оценке экологического законодательства России посвящена статья М.М.Бринчука, С.А.Боголюбова и др. “Проблемы развития системы российского экологического законодательства” (Государство и право 1995 №2) /
/
218 1
ством на Правительство РФ (см., например, Постановление Правительства РФ “О плане действий Правительства Российской Федерации в области охраны окружающей среды и природопользования на 1996–1997 годы” от 19 февраля 1996 г.)ш.
Остановимся на таком фундаментальном праве в сфере культуры, как образование. “Каждый имеет право на образование” (ст. 43). В Конституции РФ предусматривается, что “гарантируется общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях. Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии. Основное общее образование обязательно. Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования. Российская Федерация устанавливает федеральные государственные образовательные стандарты, поддерживает различные формы образования и са-|мообразования”. Все это хорошо, если бы конституционные положе-|ния отвечали действительности. Между тем в реальной жизни наша страна движется от бесплатного образования к платному, и примеров тому очень много.
Бесспорно, что одним из достижений нашей действительности является свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания (ст. 44). Естественно, что предусмотренная Конституцией свобода наличествует в жизни. Однако, как и в других случаях, одной свободой сыт не будешь. Поэтому, видимо, не случайно из страны выехало за границу более трехсот тысяч дипломированных специалистов, в том числе крупных ученых. Между тем советская наука еще недавно процветала. Вот наглядные данные: 34% всех открытий в СССР было сделано в 50-е годы, 40 – в 60-е, 18 – в 70-е и 2% – в 80-е. Были, видимо, какие-то внутренние пороки во всей системе производства знания, которые из года в год вели к деградации. Быть может, причина в том, что финансирование социальной сферы, науки и культуры по-прежнему осуществляется по “остаточному принципу”.
13 января 1996 г. Федеральным Собранием был принят Федеральный закон “О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “Об образовании”121. В главе первой новой редакции Закона содержатся принципы, отвечающие идеалам совре-
120
121
СЗРФ. 1996 № 10 Ст 935
СЗ РФ. 1996. № 3. Ст 150
219
менного государства. Далее дается характеристика системы образования, установленной ст. 43 Конституции РФ. В последующих главах определяются управление и экономика системы образования, устанавливаются социальные гарантии реализации прав граждан на образование, а также регулируется международная деятельность в области образования. В Законе предусматривается существование наряду с государственными и негосударственных образовательных организаций и учреждений. Негосударственная система образования (коммерческие средние и высшие учебные заведения) содержатся за счет учащихся, их родителей, а также за счет предприятий различных форм собственности. Обеспечивается единство образовательных требований путем установления государственных образовательных стандартов, включающих федеральный и национальный компоненты. В связи с вхождением России в международные организации по сотрудничеству в области образования Правительство приняло три важных постановления: “О межведомственной комиссии по международному партнерству в области образования” от 12 окт. 1995 г.122, “О развитии сотрудничества с зарубежными странами в области образования” от 28 октября 1995 г.123, “Об участии Российской Федерации в конвенциях Совета Европы в области образования” от 4 декабря 1995 г.124
122
123
СЗ РФ. 1995. № 43. Ст. 4064. СЗРФ. 1995. №45. Ст. 4317. СЗ РФ. 1995 № 50. Ст. 4926.
124
ГЛАВА ШЕСТАЯ
РЕАЛИЗАЦИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ
ПРАВ, СВОБОД И ОБЯЗАННОСТЕЙ
ЛИЧНОСТИ
§ 1. Место гарантий в механизме реализации
прав и свобод
Как и во всякой системе, в правовом положении личности все составляющие ее элементы не только тесно связаны между собой, взаимно дополняют друг друга, но вместе с тем каждый из них имеет свое назначение, выполняет определенную функцию. Это в полной мере относится и к гарантиям как одному из элементов основ правового статуса человека и гражданина. В рамках целого – системы – назначение гарантий состоит в том, что они призваны обеспечить такую возможно более благоприятную обстановку, в атмосфере которой записанные в конституциях и законах юридический статус личности и, особенно, ее права и свободы становились бы фактическим положением каждого отдельного человека и гражданина.
Гарантии, таким образом, служат тем надежным мостиком, который обеспечивает необходимый в основах правового статуса личности переход от общего к частному, от прокламируемой в законе возможности к действительности. Во всех предшествующих гарантиям элементах основ правового статуса личности последняя предстает как идеальная модель, в соответствии с которой должно формироваться юридическое и фактическое положение конкретного лица. Но для этого процесса нужны благоприятные условия, необходимы эффективные средства, и все это объединяется весьма емким понятием “гарантия”1.
Бесспорно, что гарантии необходимы для правового статуса в целом и для каждого его элемента. Однако прежде всего в них нуждаются права, свободы и обязанности. Более того, без соответствующих гарантий провозглашенные в конституции, в законах права и свободы – пустой звук.
Гарантия (фр. garantie) – ручательство; условие, обеспечивающее что-либо В этом смысле термин “гарантия” употребляется во всех областях как техники, науки, так и социальной жизни
“На бумаге, – замечает К. Маркс, – легко можно прокламировать конституции, право каждого гражданина на образование, на труд и прежде всего на известный минимум средств существования. Но тем, что все эти великодушные желания написаны на бумаге, сделано еще не все; остается еще задача оплодотворения этих либеральных идей материальными и разумными социальными учреждениями”2.
Наибольшую необходимость в гарантиях права и свободы испытывают потому, что именно они составляют самый подвижный, динамичный элемент основ правового статуса личности. Их реализация требует не только благоприятных условий, но и подкрепленной эффективными средствами активной деятельности как государства, его органов, общественных объединений, так и самих граждан. Напомним, что права и свободы вместе с обязанностями образуют центральное звено основ правового статуса. Все другие его элементы, хотя и являются самостоятельными, группируются вокруг них; практическое претворение правового статуса в жизнь в последнем случае осуществляется в виде конкретных прав, свобод и обязанностей, принадлежащих отдельным индивидам и их объединениям Вследствие всего этого именно в правах и свободах с наибольшей полнотой сфокусированы сущность и особенности основ правового статуса личности. Можно с полным основанием утверждать, что гарантированность прав и свобод означает в то же время и гаранти-рованность основ правового статуса в целом. Поэтому в нашей литературе охрана правового статуса граждан обоснованно рассматривается в первую очередь как проблема гарантий прав и свобод.
Не следует, однако, упускать из виду, что правовой статус претворяется в жизнь не только посредством прав и свобод, но также и юридических обязанностей. При этом они распространяются как на отдельных индивидов, их объединения, так и на государство, его органы и должностные лица. Отсюда, видимо, вполне уместно поставить вопрос: необходимы ли для обязанностей и, в частности, конституционных, гарантии? На первый взгляд может показаться, будто физическое и юридическое лица при выполнении своих обязанностей не нуждаются в гарантиях. От них в данном случае требуется строго следовать тем велениям, которые предусматриваются содержанием обязанности. Поскольку общество и государство заинтересованы в строгом исполнении гражданами их обязанностей, а их невыполнение или ненадлежащее выполнение влечет за собой ответственность, постольку проблема гарантий здесь как бы “утрачивает” свое значение. Видимо, кажущейся простотой механизма реа-
МарксК.ЭнгельсФ Соч Т 3 С 687–688
222
лиэации правовых обязанностей объясняется тем, что большинство авторов редко ставили проблему гарантий применительно к обязанностям. Лишь немногие ученые говорили о гарантиях не только прав и свобод, но и обязанностей3.
Представляется, что гарантии требуются не только для реализации прав и свобод, но и обязанностей. Особенно в них нуждаются конституционные: например, обязанность платить налоги (ст. 57), сохранять природу (ст. 58). Эти обязанности таковы, что заключенное в них предписание неоднозначно: оно в рамках строгой необходимости содержит возможность избирать такой вариант поведения, который наиболее полно отвечает интересам народа, общества и государства и представлениям человека о гражданском долге (например, выполнение воинской обязанности может осуществляться в виде военной службы либо альтернативной гражданской (ст 59)).
Гарантии для обязанностей имеют значение в первую очередь тогда, когда их осуществление непосредственно связано с реализацией прав и свобод.
Конституционные обязанности, как известно, неотделимы от конституционных прав и свобод, и даже содержание некоторых из них во многом совпадает. Вследствие этого осуществление указанных обязанностей есть вместе с тем реализация основных прав. “Забота о детях, их воспитании, – сказано в ч. 2 ст. 38 Конституции, – равное право и обязанность родителей” Однако было бы неверно необходимость гарантий для конституционных обязанностей граждан исключительно обосновывать их органическим единством с конституционными правами и свободами. Независимо от этого потребность в гарантиях обязанностей непосредственно вытекает из их природы, из того назначения, которое они выполняют в закреплении положения граждан в государстве.
Следовательно, гарантии нужны как для реализации конституционных прав и свобод граждан, так и для их конституционных ! обязанностей. Гарантии, как бы они ни были важны для правового статуса личности, для прав, свобод и обязанностей, тем не менее не являются только их внутренней проблемой. Вопрос о гарантиях возникает всякий раз, когда осуществляется переход от должного к : сущему: Гарантии во всех случаях есть проблема реальности правового явления4. Известно, что гарантии – один из главных вопросов
См Правовые гарантии законности в СССР/Под ред М С Строговича М , 1962 С 49, АлександровНГ Право и законность ч период развернутого строительства коммунизма М , 1961 С 229, Бер езовскпяСГ Охрана прав граждан советской прокуратурой М , 1964 С 93, С к о 6 е л к и н В Н Юридические гарантии трудовых прав рабочих и служащих М , 1969 С 31
См КеримовДА Категории действительности и возможности в праве/ /Советское государство и право 1968 №8
1 Л Д Воеводин
223
проблемы правильного применения правовых норм3, законности6 и многих других процессов правовой деятельности.
Реализация основных прав, свобод и обязанностей граждан по существу лишь часть более общей проблемы – применения норм права и соблюдения законности. Ведь права, свободы и обязанности записаны в правовых нормах – значит, правильное применение норм, неуклонное соблюдение законности включают в себя осуществление прав, свобод и обязанностей. Отсюда проблемы гарантий применения правовых норм, соблюдения законности и реализации прав, свобод и обязанностей имеют между собой много общего. Оно прежде всего проявляется в общности тех обстоятельств, которые обусловливают во всех указанных случаях необходимость гарантий, в единстве их целей, и методике научного исследования. Поэтому многое из того, что в литературе говорится о гарантиях правильного применения правовых норм, о соблюдении законности, может быть отнесено и к гарантиям реализации конституционных прав, свобод и обязанностей личности7.
Вместе с тем, как и в каждом из упомянутых случаев, гарантии конституционных прав, свобод и обязанностей имеют немало особенностей, обусловленных спецификой реализации этих прав, свобод и обязанностей. Говоря о претворении в жизнь конституционных прав и свобод граждан, обычно этот процесс обозначают такими терминами, как “обладание”, “пользование”, “осуществление”, “реализация”. Видимо, в общем и целом каждый из упомянутых терминов выражает суть этого процесса, и поэтому они могут употребляться как равнозначащие.
Однако, чтобы глубже проникнуть в механизм реализации конституционных прав и свобод, целесообразно различать в нем отдельные формы их осуществления, каждая из которых требует отвечающих ее специфике гарантий. Реализация прав и свобод может выражаться в форме фактического правообладания, пользования,
См.: Недбайло П.Е. О юридических гарантиях правильного осуществления советски правовых норм//Советское государство и право. 1957. № 6 С. 20; Он же. Применение советских правовых норм. М., I960. С. 472 и ел.
См.’. Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. М., 1966. С. 65 и ел.
См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М., 1966; Лазарев В.В. Эффективность правоприменительных актов. Казань, 1975; Он же. Применение советского права. Казань, 1972. Д го ря г и н И.Я. Применение норм советского права. Свердловск, 1973; Пиголкин А.С. Понятие правоприменения и его место в механизме социального регулирования// Правоприменение в советском государстве. М.. 1985; А ва к ь я н С.А. Реализация норм советского государственного права//Советское государство и правд. М., I984NN9 1; Ко п ей ч и-к о в В.В. Реализация субъективных прав граждан /Советское государство и право-1984. № 3.
224
распоряжения ими или в защите, восстановлении прав в случае их нарушения6. Обладание, пользование и распоряжение, а в случае нарушения и восстановление конституционных прав и свобод составляют содержание юридического процесса претворения их в жизнь. Наиболее полно оно выражается в пользовании теми социальными благами, которые предусмотрены соответствующими конституционными правами и свободами. Чтобы пользоваться правами, необходимо не только по закону, но и фактически обладать ими. Фактическое обладание основными правами и свободами всегда предшествует пользованию ими, ибо нельзя пользоваться тем, чем не обладаешь.
Любое записанное в Конституции право содержит не один, а несколько вариантов возможного поведения, и каждым из них гражданин может воспользоваться. В соответствии с Основным законом он всегда обладает большими правовыми возможностями, чем в данный момент пользуется. В этом смысле обладание как форма претворения субъективного права в жизнь выступает самостоятельно. Вычленить эту форму реализации прав и свобод можно и тогда, когда лицо, обладая тем или иным субъективным правом, по каким-либо причинам еще не воспользовалось им. Обладая, например, правами избирать и быть избранным, гражданин не осуществил их. Или хотя все граждане имеют право исповедовать любую религию, тем не менее многие из них не пользуются этим правом.
Если рассматривать содержание прав и свобод российских граждан во всем их объеме, т.е. как совокупность всех предусмотренных данными нормативными актами возможностей, то обладание ими по общему правилу сопровождается пользованием. В ряде случаев обладание записанными в Конституции РФ правами и свободами вообще трудно отделить от пользования ими. Именно так обстоит дело в сфере личной безопасности и частной жизни. Обладая конституционными правами на неприкосновенность личности, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, неприкосновенность жилища, граждане повседневно пользуются ими. Во всех тех случаях, когда для реализации прав и свобод граждан нет необходимости вступать в конкретные правоотношения, обладание правами и свободами трудно отделить от пользования ими.
По общему правилу права и свободы выступают “как реализующиеся возможности, и эта их реализация есть не что иное, как способ их существования”9.
См.: Алексеев С.С. Указ, работа. С. 93–94.
М п т у з о в Н.И, Личность. Права. Демократия. Саратов, 1992. С. 125.
225
Само собой разумеется, что восстановление нарушенных прав в свобод не является и не может являться непременной формой реализации основных прав и свобод граждан. Напротив, оно составляет отступление от общего правила.
В наши дни особенно велико место различного рода коллизий. В своей книге “Юридическая коллизия” Ю.А.Тихомиров выделяет наиболее типичные коллизии. Среди них нас более всего интересуют следующие: а) правомерность издания тех или иных законов и подзаконных актов, оценки их соотношения между собой и в особенности с Конституцией. …в) соотношение прав, обязанностей и ответственности участников спора. … Далее автор перечисляет и другие обстоятельства, в результате которых возникают различного рода споры, конфликты, недоразумения и наглядно показывается роль коллизионных норм в их устранении10.
Осуществление гражданами своих конституционных обязанностей, как и реализация прав и свобод, представляет собой процесс, в котором проявляются с большей или меньшей отчетливостью несколько состояний и стадий. Это, во-первых, способность фактически нести возложенные Основным законом обязанности (по состоянию здоровья, например), во-вторых, добровольно соблюдать содержащиеся в правовых нормах запреты (например, “никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц…” (ст. 25)); в-третьих, своими активными действиями добросовестно исполнять обязанности (например, обязанность заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры (ч. 3 ст. 44)).
Назначение гарантий. Гарантии нужны не сами по себе, а для возможно полного претворения в жизнь прав, свобод и обязанностей. Отсюда их характер, система и виды должны возможно полнее соответствовать определенным формам реализации прав и свобод и осуществления обязанностей.
Функциональное значение гарантий в литературе обычно усматривают в охране прав граждан. И это правильно, если под словом “охрана” понимать не только их защиту от возможных посягательств и нарушений, но и обеспечение обладания и пользования этими правами. Видимо, будет точнее говорить, что назначение гарантий состоит как в обеспечении, так и в охране прав и свобод.
Назначение ‘гарантий основных обязанностей также определяется содержанием процесса их осуществления. Здесь гарантии выражаются в создании возможно более благоприятных условий для
10
См.: ТихомировЮ.А. Юридическаяеоллиэия. М , 1994 С 12.
226
несения н активного исполнения обязанностей, а также в установлении ответственности и применении вытекающих из нее мер к лицам, не выполняющим своих обязанностей11.
Еще до принятия ныне действующей Конституции Институт социально-политических исследований Российской Академии наук выдвинул заслуживающую внимания концепцию стратегических мероприятий по обустройству Российской Федерации в области социально-экономической, политической и духовно-нравственной жизни. Все они так или иначе связаны с совершенствованием общественных и государственных структур, с охраной обеспечения и реализации демократии, прав и свобод человека и гражданина, укреплением их гарантий.
В числе намеченных программой мероприятий, в частности, в области экономической предлагается: определение социального содержания и целей экономических реформ; опора в экономической стратегии на концепцию смешанной социально ориентированной экономики; выявление и поддержка государством приоритетных направлений в области новых технологий и фундаментальных наук; введение государственного контроля за ценами на товары повседневного спроса (хлеб, молоко, масло, картофель и т.д.) с возможными временными дотациями со стороны государства; принятие согласованной системы мер по закреплению в аграрном секторе экономики многообразия форм собственности; предоставление преимущественных прав предпринимательской деятельности, связанной в первую очередь с развитием производства; концентрация усилий правительства на программах “малой приватизации”, дающих быструю социальную отдачу, прекращение непродуманной приватизации; нормализация экономических отношений между городом и селом; правовое обеспечение государством гарантий инвестиций крупного зарубежного капитала в экономику страны, строгое выполнение обязательств перед зарубежными фирмами, поставляющими в государство жизненно необходимые средства потребления (медикаменты, медицинское оборудование и т.д.).
Далее в сфере социальной они направлены на: регулирование посредством налогов, нацеленное на ограничение чрезмерной имущественной дифференциации по доходам; индивидуализацию социальной политики государства, придание ей той степени эффективности, когда она становится реальной для каждого человека; укрепление социальной базы реформ в лице “среднего класса”, созданного в дореформенный период, перенос социального центра тяжести реформ прежде всего на высококвалифицированную часть
См БоброваНА Гарантия реализации государственно-правовых норм
Воронеж, 1984.
227
рабочих промышленности, аграрного сектора, экономики, интеллигенцию и работников управления; создание системы высокой социальной мотивации труда и образования для молодежи, которая в настоящее время все больше втягивается в “дикий” рынок и сбрасывается на нижние уровни социальной структуры; принятие государственной программы охраны материнства и детства; улучшение демографической ситуации (повышение рождаемости, уменьшение смертности); разработку и принятие комплекса политических и экономических мер и решений, позволяющих защитить русских в ближнем зарубежье; принятие государственной программы социальных гарантий в области здравоохранения, образования и фундаментальной науки.
В сфере политической; строгое соблюдение принципов и положений Конституции Российской Федерации, действующей или вновь принятой; развитие в политике принципов демократии соучастия и самоуправления; прекращение конфронтационных политических действий, подрывающих возможность достижения компромисса между исполнительной и законодательной ветвями власти; отказ в политической практике от идеологии создания “врагов”, завоевание и привлечение на свою сторону союзников; формирование в массовом сознании позитивных ориентации на интеграционную модель реформируемого общества; укрепление конституционного строя, использование традиций отечественной политической культуры; сокращение и удешевление государственного аппарата власти.
В области духовно-нравственной жизни: проведение государством политики духовного обновления развития общества и человека в его индивидуальности на основе многовековой культуры народов России и сохранение культурной преемственности всех периодов развития общества; создание обстановки уважительного отношения к народным демократическим культурным традициям; проведение государственной политики, способствующей стабилизации российских межконфсссиональных отношений; демонополизация системы средств массовой информации.
К сожалению, представленная программа в своей основе так и осталась на бумаге. Более того, последующие события октября 1993 г. привели не только к отказу от нее, но и к их фальсификации в ряде положений. ,
Понятие и виды гарантий-СБолее полное претворение в жизнь прав и свобод граждан зависит от множества самых разнообразных по характеру факторов, каждый из которых выступает в качестве гарантий прав и свобод.
В широком плане понятием “гарантии” охватывается вся совокупность объективных и субъективных факторов, которые направлены на подлинную реализацию прав и свобод российских граждан,
228
на устранение возможных причин и препятствий их неполного или ненадлежащего осуществления и защиту прав от далеко нередких в наши дни нарушений. Хотя эти факторы и весьма разнообразны, но по отношению к процессу реализации прав и свобод они выступают в качестве условий, средств, способов, приемов и методов правильного его осуществления. Поэтому следует под гарантиями понимать условия и средства, обеспечивающие фактическую реализацию и всестороннюю охрану прав и свобод всех и каждого11.^
Углубленный анализ конституционных прав и свобод россий-
ских граждан требует того, чтобы в арсенале гарантий более стро-
го различались условия и средства их реализации. Чтобы успеш-
но претворить в жизнь записанные в Конституции РФ права и
| свободы, нужна прежде всего благоприятная обстановка, которая
1 складывается из множества объективных и субъективных факто-
| ров. Обсуждаемые факторы имеют между собой то общее, что они
должны обеспечивать благоприятный режим, среду для реализа-
ции этих прав и свобод. Можно сожалеть, что в настоящее время
обстановка в стране не располагает к активному осуществлению
как прав, так и свобод, в особенности в сфере социально-эконо-
шческой жизни.
С учетом указанной особенности одну группу гарантий целесооб-азно именовать “условиями” реализации конституционных прав и свобод, а другую – “средствами”. В последнем случае речь идет о Гарантиях, выступающих в качестве способов, приемов и методов охраны и обеспечения крав и свобод личности- Следовательно, первая группа гарантий направлена на создание благоприятной обстановки для пользования основными правами и свободами и исполнения обязанностей, вторая же группа вооружает органы государства, органы местного самоуправления, общественные объединения, самих граждан эффективным инструментом в борьбе за надлежащее осуществление основных прав и свобод.
Выделение в системе гарантий конституционных прав и свобод
двух групп – условий и средств – имеет и теоретическую, и прак-
|тическую значимость.
В теоретическом плане оно дает возможность глубже познать (механизм охраны, обеспечения и защиты прав и свобод и осуществления обязанностей граждан. В практическом – указанное деление шолезно в том смысле, что оно гарантирует поиск конкретных путей
См.: Мицкевич А.В. О гарантиях прав и свобод советских граждан в
^ общенародном социалистическом государстве//Советекое государство и право. 1963.
№ S. С. 24; В и т р у к Н.В. О юридических средствах обеспечения реализации и
охраны прав советских граждан //Правоведение. 1964. № 4. С. 29; Советское государ-
ственное право/ Под ред. А.И.Лепешкина. М., 1971. С. 216.
229
повышения эффективности их реализации. Механизм гарантий прав и свобод гаков, что его эффективное функционирование будет нарушено, если утратится слаженное взаимодействие обеих групп гарантий.
Вместе с тем, в каждом конкретном случае указанное различие не следует абсолютизировать. Один и тот же фактор в одном случае может выступать как условие, а в другом – в качестве средства реализации прав и свобод. Такое разграничение имеет смысл лишь в общем плане, когда речь идет о гарантиях прав и свобод в целом, а не в каждом отдельном случае.
В старом обществе борьбу трудящихся В.И.Ленин рассматривал в качестве условия, гарантирующего признание прав народа. “В чем гарантия действительного признания этих прав?” – спрашивал он в отвечал: ” В силе тех классов народа, которые осознали эти права и сумели добиться их”13.
Множественность и разнообразие факторов, выступающих в качестве гарантий прав и свобод, обусловливают потребность проведения систематизации и классификации гарантий. В научной и учебной литературе с некоторыми модификациями стало общепризнанным деление гарантий прав и свобод граждан на экономические (материальные), политические, идеологические и правовые14. Однако такое деление было признано в прошлом.
В настоящее время, когда наша страна находится в переходном периоде, материальные гарантии как условия претворения прав и свобод в жизнь остались ностальгическим воспоминанием о минувшем. Исходя из ныне действующей Конституции, все гарантии выражаются в юридических средствах и способах защиты прав и свобод человека и гражданина и, прежде всего, в судебном обеспечении. Начиная со ст.45 Конституции РФ 1993 г, и практически до конца второй главы, закреплены постановления, фиксирующие принципы и нормы защиты различных категорий людей (см. ст. 46, 47 и др.).
Юридические гарантии и предъявляемые к ним требования15. Как уже было отмечено, в системе условий и средств охраны, обеспечения и защиты конституционных ппав, свобод и обязанностей
13 Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 12. С. 54.
14
См., например: Керимов Д.А. Обеспечение законности в СССР. М., 1956. С. 27; Д е и и с о в А.И., Кириченко М.Г. Советское государственное право. С. 250; Лепешки н А.И. Курс советского государственного права. Т. I. С. 524; Александров Н.Г. Право и законность в период развернутого строительства коммунизма. С. 229; Мазок н на А.Г. Свобода личности и основные права граждан в социалистических странах Европы. С. 89; С т р о г о в и ч М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. С. 65–66; и т.д.
Об этом подробнее см.: Н е д б а и л О П.Е. Применение советских правовых норм. С. 18–!25, 472 и ел. /
230 /’
граждан России важное место принадлежит юридическим гарантиям. Юридические гарантии не следует ни отрывать, ни тем более противопоставлять другим видам гарантий. Роль и значение указанных гарантий можно правильно понять и оценить, анализируя их в единстве с другими гарантиями, рассматривая их как часть единого целого. Системный подход к юридическим гарантиям позволяет правильно определить их место. С одной стороны, не следует преувеличивать (как делается сегодня) роль юридических гарантий в охране, обеспечении и защите конституционных прав и свобод, выдвигая их на решающее место16; с другой же стороны, было бы в равной мере ошибкой рассматривать юридические гарантии в качестве некоего “довеска” к другим гарантиям (как это изображали ранее).
Научный подход к проблеме гарантий основных и всех других прав и свобод исключает всякую односторонность, недооценку или переоценку различных групп гарантий. Каждый из отмеченных видов гарантий, на мой взгляд, по-своему важен, и лишь все вместе они могут обеспечить полную и всестороннюю реализацию прав и свобод человека и гражданина. Отсюда значение юридических гарантий конституционных прав и свобод российских граждан так же велико, как и других их гарантий. Более того, чем прочнее становятся основы конституционного строя, тем сильнее возрастает роль юридических, а равно и других гарантий прав и свобод.
Юридические гарантии конституционных прав, свобод и обязанностей граждан можно определить, указав лишь на сферу их формирования. В литературе довольно единодушно под юридическими гарантиями понимаются те правовые средства и способы, с помощью которых в обществе обеспечивается гражданам реализация их прав и свобод17.
Юридические гарантии конституционных прав и свобод многочисленны и весьма многообразны. Но их объединяет одно присущее всем им общее свойство. Все они выражены, закреплены в законодательстве.
Юридические гарантии конституционных прав и свобод граждан России выражаются прежде всего в нормах федерального законодательства, которые раскрывают и конкретизируют указанные права
На мой взгляд, именно так обстоит дело в концепции правовой реформы в России, предусмотренной Указом Президента РФ “О разработке концепции правовой реформы в Российской Федерации” от 6 июля 1995 г. (Российская газета. 1995. 12 июля).
См., например: Лукашеаа Е.А. Социалистическая законность в современный период И Советское государство и право. !%8. № 3. С. 12; М и ц к Е в и ч А.В. О гарантиях прав и свобод советских [раждан в общенародном социалистическом государстве//Советское государство и право. 1963. N° 8. С. 28.
231
и свободы и в, особенности, устанавливают порядок их осуществления. Однако отнюдь не все без исключения правовые нормы являются юридическими гарантиями прав и свобод граждан, а лишь те из них, которые содержат определенные средства и способы, при помощи которых достигаются беспрепятственное пользование правами и исполнение обязанностей, защита прав и свобод и восстановление в случае их нарушения.
Как уже отмечалось, поскольку все отрасли права имеют нормы, закрепляющие те или иные средства и способы охраны, обеспечения и защиты прав и свобод, постольку можно говорить о конституционно-правовых, административно-правовых, гражданско-правовых, уголовно-правовых и процессуальных гарантиях18.
Юридические гарантии прав и свобод непосредственно связаны с применением правовых норм и выражаются в правовой деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, общественных объединений, самих граждан. Это достаточно отчетливо выражено в ст. 18 “Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Однако надо иметь в виду, что в качестве правовых гарантий выступает не любая их деятельность, а только та, с которой закон связывает наступление определенных юридических последствий19. Хотя деятельность государственных органов и общественных объединений, в результате которой обеспечивается пользование гражданами правами и свободами, складывается из отдельных конкретных их действий, тем не менее каждое такое действие, по моему мнению, не может квалифицироваться в качест-
18
В качестве примера первого вида можно привести законодательные предписания, содержащиеся в Федеральном Законе РФ “Об основных гарантиях избирательных прав граждан” от 6 декабря 1994 г. Уголовно-правовые гарантии основных прав граждан подробно исследуются в книге В.Н.Иванова “Уголовно-правовая охрана прав граждан”. (М., 1967); См. также: Л а р и и A.M. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве; Л е д я х И.А. Защита прав человека как функция конституционного правосудия- В кн.: Конституция Российской Федерации и совершенствование механизмов защиты прав человека/Под ред. Е.А.Лукашевой. М., 1994.
В литературе довольно единодушно практика деятельности государственных органов рассматривалась в качестве одной из разновидностей юридических гарантий. Однако отдельные правоведы стоят на иных позициях. Так, Э.Ф. Куцова считает “необоснованным отождествление уголовно-процессуальных гарантий прав и законных интересов личности с деятельностью” соответствующих органов и должностных лиц. (Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М., 1972. С. 12). Представляется, что приведенные автором доводы не подтверждают сделанный вывод, а свидетельствуют лишь о соотношении двух разновидностей гарантий, подчеркивая определяющее значение содержащихся в уголовно-процессуальных нормах гарантий по отношению к правоохранительной деятельности.
232
ве юридических гарантий конституционных прав и свобод. Конституционные права и свободы эффективно могут быть гарантированы лишь устойчивой, стабильной практикой работы государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц, а также общественных объединений, которая в целом обеспечивает гражданам пользование правами и свободами, предотвращает их от возможных нарушений. Уже не раз отмечалось, что конституционные права и свободы – это субъективные права, т.е. неотчуждаемые и неотъемлемые (ч. 2 ст. 17). Они реализуются при наличии юридических фактов, но, вопреки утверждениям некоторых ученых, юридические факты, на мой взгляд, не являются гарантиями этих прав20. Как известно, в качестве юридических фактов могут выступать как правомерные, так и неправомерные действия. Между тем гарантией конституционных прав, свобод и обязанностей граждан служит лишь такая деятельность государственных органов и должностных лиц, которая отвечает строго закону и направлена на возможно полное их осуществление.
В качестве гарантии конституционных прав и свобод граждан выступает не только сам результат деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и общественных объединений, но и механизм, определенный законом порядок осуществления этой деятельности.
Абсолютное большинство гарантий в виде условий обеспечивает благоприятную обстановку, в атмосфере которой гражданин может эффективно пользоваться своими конституционными правами и свободами и исполнять возложенные на него Конституцией обязанности. Такие условия образуют внешнюю среду деятельности каждого человека и гражданина и не зависят от его воли и желаний, ибо они коренятся в общественном и государственном строе. Гарантии в виде средств и способов обеспечения и охраны конституционных прав и свобод также создаются не каждым отдельным гражданином, а обществом, государством, коллективом и используются ими для претворения указанных прав и свобод в жизнь. Однако вместе с этим существуют и такие условия и средства обеспечения и охраны конституционных прав и свобод граждан, формирование и пользование которыми во многом зависит от них самих, от их воли и желания. Основываясь на упомянутых различиях в литературе, гарантии делят на объективные и субъективные, и надо сказать, что
20
В.В. Мальков, например, утверждал; “Административно-правовые гарантии прав граждан реализуются не только в нормативных актах, но и в индивидуальных актах различных органов советского государственного управления” (Мальков В.В. Административное законодательство о правах и обязанностях советских граждан. М-, 1968. С. 42; См. также: В и т р у к Н.В. О юридических средствах обеспечения реализации и охраны прав советских граждан //Правоведение. 1964. № 4. С. 34.
233
такое разграничение целесообразно как в теоретическом, так и в практическом плане.
В теоретическом аспекте это деление содействует более глубокому изучению природы гарантий конституционных прав и свобод. Что касается практической значимости, то она заключается в правильном распределении участия в охране прав как государства, общественных объединений, так и самих граждан.
Конечно, деление гарантий прав на объективные и субъективные имеет условный (относительный) характер. В литературе на этот счет нет четких критериев. Представляется, что к разряду объективных гарантий следует отнести те условия и средства осуществления прав и свобод, которые создаются, и в особенности используются, в охранительной деятельности общества, государства, его органов и должностных лиц.
Те же средства, которые применяет гражданин для защиты прав по собственному усмотрению, видимо, можно отнести к субъективным гарантиям.
Поскольку главное бремя охраны, обеспечения и защиты конституционных и других прав граждан лежит на обществе, государстве, объединениях граждан, постольку абсолютное большинство гарантий носит объективный характер. Естественно, такая характеристика в первую очередь относится к гарантиям, выступающим в качестве условий (социально-экономических, политико-правовых и духовно-нравственных). В объективности гарантий прав и свобод, естественно, заключается один из важных источников прочности и устойчивости правового статуса каждого отдельного человека в нашем обществе. Однако, увы, об этом сейчас можно лишь мечтать.
В немалой степени успешное осуществление прав и свобод, их защита зависит от личных качеств гражданина, от степени его социальной активности, образования, профессиональной подготовленности и вообще всего нравственного облика. При всех прочих равных возможностях правом граждан РФ на участие в управлении делами государства, т.е. избирать, выдвигать кандидатов в государственные органы и органы местного самоуправления, например, полнее и разностороннее могут пользоваться те граждане, которые лучше подготовлены к этой деятельности. Воспользоваться гарантированной конституцией свободой печати может тот, кто обладает известным минимумом образования (неграмотный человек стоит вне политики). Хотя отмеченные качества не даются человеку от рождения, а приобретаются им в результате личных усилий и, следовательно, в конечном счете зависят от него самого и от сущности общества, они, по моему мнению, квалифицируются как субъективные гарантии конституционных прав и свобод граждан. Особенно велика роль субъективных гарантий в осуществлении гражданами
234
конституционных обязанностей. Добровольное и добросовестное исполнение конституционных и других гражданских обязанностей абсолютным большинством людей обеспечивается в значительной степени воздействием субъективных факторов.
В числе юридических гарантий в качестве субъективных, на мой взгляд, следует квалифицировать предоставленные гражданам законами права на охрану их конституционных прав и свобод. Субъективными эти гарантии являются по тем же основаниям, что и права, выражающие их.
Кроме уже отмеченных в системе гарантий конституционных прав и свобод отчетливо просматриваются две разновидности гарантий. Одни из них служат условиями и средствами охраны, обеспечение в защиты всех или значительной части прав ы свобод, другие же – строго определенных. Первые носят общий, вторые – специальный характер. К числу первых относится такое положение Конституции, как: “Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется” (ч. 1 ст. 45), Ко вторым – “никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем” (ч. 2 ст. 30). Читая Конституцию РФ и сопоставляя численность как первых, так и вторых гарантий, легко убеждаешься, что конкретные гарантии многократно превышают общие21. Практический смысл такого разделения гарантий состоит в том, чтобы четко видеть соотношение между ними, не забывать за общими гарантиями о специальных и не преувеличивать значение одних в ущерб другим. Поиск такого оптимального соотношения особенно важен при разработке конституционных и других законов, содержащих права и свободы граждан и условия и средства их охраны, обеспечения и защиты.
Принципы гарантий прав и свобод личности. Как бы ни было велико значение отдельных видов гарантий в деле охраны, обеспечения и защиты прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, их общий правоохранительный эффект многократно возрастает, когда так или иначе гарантия действует в комплексе и с необходи-
На наш взгляд, общие и специальные гарантии имеются во всех основных подразделениях гарантий, в том числе и в юридических. Поэтому нельзя согласиться с теми, кто лишь юридические гарантии квалифицирует как специальные. Ими в той или иной степени могут быть и другие. Так, В.В.Мальков утверждает, что “экономи-ч&кие и политические гарантии нвляются общими, правовые – специальными гарантиями прав человека” (Мальков В.В. Административное законодательство о правах и обязанностях советских граждан. С. 39; См. также: Недбайло П.Е. О юридических гарантиях правильного осуществления советских правовых норм//Со-ветское государство и право- 1956. № 6. С 20; В и т р у к Н.В. О юридических средствах обеспечения реализации и охраны прав советских граждан//Правоведение. 1964 №4. С. 30).
235
мой полнотой22. Комплексность и полнота гарантий – непременное требование (принцип), которое лежит в основе и которым должны руководствоваться в своей правоохранительной деятельности все структуры общества и государства.
Оно означает, что при анализе процесса реализации основных прав и свобод нужно с максимально возможной полнотой учитывать роль каждого из отмеченных видов гарантий и помнить, что в реальной жизни они действуют совместно (системно), подкрепляя и взаимно усиливая друг друга. Юридические гарантии прав и свобод могут быть оценены по достоинству лишь вкупе с социально-экономическими, политике-правовыми и культурно-нравственными гарантиями. Здесь уместно остановиться на последней. Уровень культуры, морали, нравственности как отдельного члена общества, так и всех их в целом обуславливает степень эффективности реализации прав и свобод. Особенное значение имеет общественное мнение, настрой членов общества.
Другим непременным требованием (принципом), предъявляемым к гарантиям, является их действенность, эффективность. Его суть состоит, в частности, в том, что гарантии во всех случаях в конечном счете должны обеспечить человеку и гражданину реальное пользование предоставленными Конституцией и законом благами. Названный принцип особенно важен при оценке правовых гарантий. В данном случае эффективность в первую очередь зависит от того, насколько указанные средства приравнены к реализации именно этой категории прав и свобод, насколько они отвечают целям защиты прав и свобод от возможных нарушений и восстановления их, когда они уже нарушены. Разработка таких средств – первоочередная задача правовой науки и прежде всего процессуальных ее отраслей.
Однако эффективность гарантий конституционных прав, свобод и обязанностей в конечном счете определяется существующими в стране экономической обстановкой, социальными условиями жизни и политическим режимом. Она в немалой степени зависит также от состояния международной обстановки, от влияния как ООН, так и отдельных государств на практику соблюдения прав и свобод.
Согласно ст. 7 Российской Конституции, Россия провозглашается социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, на развитие социальных служб, устанавливающих гарантии социальной защиты. Конкретизацией этого конституционного положе-
22
Несколько другую интерпретацию дает Н.А.Боброва (Боброва Н.А. Указ,
работа. С. 56–91)._____
236
ния является принятый 10 декабря 1995 г. Федеральный закон “Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации”23. В соответствии с этим законом “социальное обслуживание представляет собой деятельность социальных служб по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, социально-медицинских, психолого-педагогических, социально-правовых услуг и материальной помощи, проведению социальной адаптации и реабилитации граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации”. Под социальными службами Закон имеет в виду предприятия и учреждения независимо от форм собственности, предоставляющие социальные услуги, а также граждан, занимающихся предпринимательской деятельностью по социальному обслуживанию населения без образования юридического лица. Под трудной жизненной ситуацией Закон разумеет такую ситуацию, объективно нарушающую жизнедеятельность гражданина, которую он не может преодолеть самостоятельно. 8 28 статьях Закона устанавливаются юридически обязательные правила для структур социальных служб, которыми они должны руководствоваться в процессе своей деятельности.
§2. Пределы реализации прав и свобод
Пределы осуществления прав и свобод в свете свободы и ответственности. Как в научной литературе, так, хотя и реже, в законодательстве раскрывается содержание процесса реализации правовых норм. С.А.Авакьян абсолютно прав, утверждая, что “реализация норм права имеет много аспектов, но все они так или иначе связаны с качеством, механизмом их действия, материальной обеспеченностью, уровнем общественного сознания, наконец, с подготовленностью тех, кто осуществляет правоприменение”24. Он же справедливо подчеркивает, что каждая отрасль имеет свои особенности реализации правовых предписаний и формы и методы ее обеспечения. Однако вместе с тем существует и общее представление о характере реализации, применении правовых норм. В частности, А.С.Пигол-кин формулирует общее представление о реализации норм права. По его мнению, “реализация норм права есть процесс превращения юридических идеальных моделей, отражающих нужные для господствующего класса или народа… состояния в практическую реальность, в действующую систему общественных отношений”25.
/ В СЗ РФ. 1995. №50. Ст. 4872.
/ 24
А в а к ь я н С.А. Реализация норм советского государственного права//Советское государства и право. 1984. № 1.С. 15.
Пиголкин А.С. Понятие правоприменения и его место в механизме социального регулирования//Правоприменение в советском государстве. М., 1985. С. 9.
237
Принятие Конституции 1993 г. существенно меняет наше представление о многих правовых институтах и, в особенности, институтах конституционного права Российской Федерации, Еще недавно применительно к реализации прав и свобод преимущественно говорилось о пределах их осуществления. Теперь, видимо, на эту проблему надо взглянуть шире: рассуждать не только о пределах реализации прав я свобод, но и об ограничениях их осуществления. Дело в том, что реализация прав и свобод происходит в процессе совместной деятельности как граждан, так и государства, его органов, должностных лиц и общественных объединений. Несколько лет назад было общепризнано, что граждане не применяют норм, а лишь соблюдают, руководствуются ими в процессе своего поведения, действия или бездействия. Применение правовых норм относилось исключительно лишь к функциям государственных органов, их должностных лиц. Новая же Конституция дает иную трактовку правоприменительной деятельности. Легализация института референдума является прямым доказательством того, что граждане не только соблюдают законы, но и применяют их. Относительно гарантий в общем плане в ч. 3 ст. 3 Конституции сказано: “Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы”, а народ – это и есть совокупность граждан – “субъект” высшей власти. В развитие этого положения в ст. 33 Федерального конституционного закона “О референдуме” от 10 октября 1995 г. фиксируется: “Каждый гражданин, имеющий право на участие в референдуме Российской Федерации, голосует лично”. “Решение, принятое на референдуме Российской Федерации, является общеобязательным и не нуждается в дополнительном утверждении”, – провозглашено в ст. 40 названного Закона.
Подводя итог сказанному, можно вполне утверждать, что претворение в жизнь записанных в Конституции и законодательстве прав и свобод, а также обязанностей реализуется в результате совместных усилий как самих граждан, так и государства, его органов, органов местного самоуправления, должностных лиц и общественных объединений.
Можно безусловно согласиться с сутью определения реализации прав и свобод, сформулированного Н.В.Витруком и В.В.Копейчико-вым: “Реализация прав граждан – это регламентированный нормами права демократический по своему содержанию и формам осуществления процесс, обеспечивающий каждому гражданину те материальные и духовные блага, которые лежат в основе принадлежащих ему субъективных прав, а также защиту этих прав от любых
посягательств
“2*
26
ВитрукНВ,КопейчиковВВ Реализация прав и свобод личности как
процесс//Реализация прав граждан в условиях развитого социализма М,1983 С 50
238
Вопрос о пределах осуществленвв прав и свобод возник не сегодня. Эта проблема дискутировалась еще в период абсолютизма. А.Эс-мен так ставит эту дилемму: “Верховная власть, по-видимому, уже по самому существу своему неограниченна, и, следовательно, право государства не имеет пределов. Таково, несомненно, и было представление о нем в древнегреческом и древнеримском мире. Наиболее значительные усилия, которые делались в интересах свободы в древних республиках, были направлены, с одной стороны, к допущению всех свободных граждан в народное собрание, в котором сосредоточивалась верховная власть, а с яругой – к ограничению я сокращению власти должностных лиц… Напротив того, в новое время твердо укоренилась и оказалась весьма плодотворной идея о том,
что личность имеетдарства, – права
высшие и предшествующие правам госу-
которые поэтому государство должно уважать”27
В этом направлении в конце XVIII – начале XIX в. сложились две тенденции правоприменительной деятельности, в том числе и в механизме реализации прав и свобод. Одна доктрина – нормативи-стскаа школа – утверждала принцип незыблемости и беспробель-ности правовой системы; другая же – школа свободного права, напротив, пропагандировала идеи пробельности права и отсюда доктрину усмотрения правоприменителя – администратора, судьи и пр. Один из наиболее известных представителей школы свободного права Эрлих писал: “Никакая теория права не может упразднить действительного факта, что всякая система твердо установленных правовых правил по собственной своей природе всегда имеет пробел, что, по сути дела, она устаревает в тот самый момент, когда она установлена, так что она едва ли способна овладеть настоящим, ни s коем случае – будущим”28.
Так называемая школа свободного права развязывала руки чиновничеству в применении законодательства в реализации прав и свобод обывателей. По существу, чиновник, решая то или иное конкретное дело, руководствовался не столько предписаниями закона, сколько своими убеждениями, усмотрениями. Все это оправдывалось, по словам Эрлиха, либо пробельяостыо правовой системы, даже в момент принятия законодательства, либо невозможностью предсказания характера будущих общественных отношений. Понятно, что все это было направлено на обоснование произвола чиновничества, на оправдание его бюрократических посягательств.
Как в советскую эпоху, так и в постсоветский период не прекра-
1′Щался спор между сторонниками твердого соблюдения законода-
B*J_____
ЭсменА Общие основания конституционного права Спб , 1903 С 18–19.
ErJieh FreieSechafmdtngundfreieKechtswtesenschaft, I9Q5 С 22
I ЛД Воеводин
239
тельства и свободного обращения с ним, т.е. допущения чиновничьего усмотрения в процессе правоприменительной деятельности. “Усмотрение, – по словам М.С. Студеникиной, – может быть охарактеризовано как определенная рамками законодательства известная степень оперативной самостоятельности при разрешении дела, используемая им для наиболее оптимального исполнения предписаний закона или иного нормативного акта”29. В наши дни усмотрение в деятельности государственного аппарата весьма велико и нередко принятые законы и иные нормативные правовые акты либо вовсе не исполняются, либо подвергаются таким искажениям, что не достигают предусмотренных ими целей. Причиной тому во многом служит нестабильность российского законодательства. “Сегодня оно не является системным и хаотично. Действуют акты и СССР, и Российской Федерации, причем акты разного уровня – законы, указы Президента, постановления и распоряжения Правительства, ведомств… Все это ведет к нарушению внутренней логики отраслей законодательства. Одно из главных негативных свойств законодательства – его нестабильность”30. Хаос в законодательстве составляет питательную среду для попрания прав и законных интересов граждан.
Осуществление или реализация прав и свобод граждан – это сложный и многосторонний процесс. В нем участвуют помимо граждан государственные органы, органы местного самоуправления, должностные лица и общественные объединения. Пользование конституционными правами и свободами хотя и не охватывает всего механизма их осуществления, тем не менее составляет главный компонент его содержания. Одним словом, фактическое, реальное пользование, степень его полноты есть исходное и конечное мерило ценностей основных, как и всех других, прав и свобод человека и гражданина.
Пользование основными правами и свободами гарантировано всей совокупностью существующих в обществе экономических, политических и социально-культурных условий всеми установленными законом средствами. Гарантии в современном обществе выполняют две взаимосвязанные задачи: с одной стороны, они обеспечивают гражданам фактическое пользование конституционными правами е свободами; с другой – они направляют процесс осуществления этих прав и свобод по правильному пути, т.е. по пути, отвечающему интересам российского общества, нашего народа. Одним из условий
29
СтуденикинаМС Содержание и границы усмотрения в деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих правоприменение в сфере управлениа//Правопримбнение н Советском государстве. М., 1985 С. 41.
Российская газета. 1995 1 нояб
240 ‘ “~~
и средств, выполняющих вторую из упомянутых задач, выступают существующие в обществе социально-политические и установленные государством правовые пределы осуществления основных прав и свобод.

  •  
Метки текущей записи:
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Автор статьи:
написал 5894 статьи.
Комментарии:

Оставьте комментарий!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.