Наследник престола в России после Павла

03.09.2015 Автор: Рубрика: Бизнес, Политология»

Вызванный к матери для беседы наследник престола Павел в этом тоже покаялся и назвал поименно всех, кто собирался менять государственный курс вместе с ним после прихода его на трон, также повторив маневр царевича Алексея.

Этот список совпал с написанным в Тайной канцелярии по допросу Бакунина, императрица сына простила, список сожгла, а всех в нем названных амнистировала. Иначе ей пришлось бы по этому делу репрессировать половину тогдашней российской дворянской элиты (Никиту и Петра Паниных, княгиню Дашкову, Разумовского, Бибикова, Куракина, Плещеева и т. д.). Но запуганный Павел и его ближайшее окружение до смерти Екатерины в 1796 году уже ни разу не попробовали играть в заговоры. А многие из этих деятелей «павловского кружка» после этого доноса Бакунина потихоньку оттерты от трона, как ранее ближайшая подруга императрицы Дашкова.

Остальные поставлены под особый негласный надзор Тайной канцелярии как неблагонадежные. Когда спустя несколько лет Тайная канцелярия перехватила письмо Бибикова к другому участнику этой группы Куракину, где императрицу российскую называли «старой стервой», а ее любовника Потемкина «князем тьмы», оба лишены всех постов в империи и отправлены в ссылку.
Сам Павел был этой историей запуган окончательно, он обрел затем навязчивую идею, что мать все равно не даст ему править, отравив его тайно или ликвидировав каким-то другим образом, а престол передаст его сыну и своему внуку Александру Павловичу. Он прямо не раз говорил об этом французскому послу в России Сегюру и своим немногочисленным сторонникам при дворе. Последние годы до смерти матери он провел почти изгоем в своем владении в Гатчине, опасаясь тайной ликвидации. И когда к нему в 1796 году приедет сюда граф Зубов с известием, что императрица кончается и ему нужно брать власть в стране, первой его мыслью будет, что Зубов прибыл его убивать (он и будет его убивать, но уже в статусе императора в 1801 году).
Раздавив сразу в зародыше этот неоформившийся и не слишком опасный заговор «павловской группы», Екатерина могла спокойно обойтись без массовых арестов и в своем стиле демонстрировать благородство, бросив список заговорщиков в огонь. Позднее в гвардии раскроют тайный кружок офицеров, по старой российской традиции XVIII века готовивших очередной переворот для приведения на трон опять же Павла и решения тем своих карьерных задач, сам Павел к этой затее будет уже не причастен. Дело об этой офицерской группе, начавшееся с доноса на них в Тайную канцелярию некоей вдовы Анны Постниковой в 1769 году, закончится арестом и осуждением лидеров этого заговора: Жилина, Озерова, Афанасьева и Попова. Все они были молодыми офицерами небольших чинов из Преображенского полка гвардии, ими двигали примерно те же мотивы, что и Мировичем за несколько лет до того: желание стать при новом царе его «кланом Орловых». Все четверо отправлены на камчатскую каторгу. Спустя три года в том же полку арестованы новые заговорщики, видимо просто не выявленные следствием в 1769 году, во главе с поручиком Селеховым и капралом Оловянниковым. Их поначалу приговорили к смертной казни, затем замененной той же каторгой в Нерчинске. После этих дел против очередных «сторонников Павла» Екатерина требовала от Шешковского выкорчевать из гвардии все шайки сторонников переворота в пользу ее сына.

  •  
Автор статьи:
написал 5385 статей.
Комментарии:

Оставьте комментарий!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.