КСР 1. Тема 3. Защита прав. Римское частное право. Ответы

01.11.2011 Автор: Рубрика: BIP-IP»

Защита прав

 

1. Способы защиты прав

 

1.1. Самозащита

Каждый, считавший, что неправомерно нарушено его право, расправлялся с обидчиком собственными силами и силами своей семьи (саморасправа). По мере развития общества такая форма борьбы с нарушением прав стала нетерпимой.

Переход от частной саморасправы к государственному суду происходил постепенно; посредствующими этапами явились: система регламентации частной расправы путем установления определенного порядка применения насилия к обидчику, система выкупов (добровольных, а затем обязательных) и передача дела защиты прав органам государства.

Самозащита, т. е. самоуправное отражение насилия, угрожающего нарушением права, являлось дозволенной: «Vim vi repellere licet», «насилие дозволяется отражать силой» и, таким образом, предупреждать нарушение права. При нарушении права запрещается применять силу для его восстановления, другими словами, самоуправно восстанавливать нарушенное право запрещалось (самопомощь допускалась за редкими исключениями, например, если непринятие немедленно необходимых мер могло привести к значительным потерям или если должник пытался сбежать от кредитора, кредитору дозволялось его догнать и силой заставить уплатить долг).

За недозволенное самоуправство применялись соответствующие санкции: по декрету Марка Аврелия кредитор, захвативший вещи должника для удовлетворения своего права требования, должен эти вещи вернуть: одновременно он утрачивает свое право требования. Другим законом (конца IV в. н. э.) устанавливалось, что лицо, насильственно захватившее свою вещь у фактического владельца, лишается права собственности на эту вещь и должно ее вернуть тому, у кого она находилась во владении, а если выяснится, что в действительности захватчик не имел на данную вещь права собственности, он должен был не только вернуть вещь, но и уплатить ее стоимость лицу, у которого вещь была захвачена.

 

1.2. Судебное осуществление прав

Судебное осуществление прав

  1. иск
  2. exceptio – возражение
  3. replicatio, duplication (возражения ответчика)
  4. начало процесса
  5. доказывание
  6. судебное решение
  7. Реституция

     

    1.3. Преторские интердикты и их значение

    Помимо предоставления исков, преторы, пользуясь принадлежавшей им властью (imperium), оказывали иногда защиту особыми средствами, своими безусловными непосредственными распоряжениями.

    Интердикты (запрещения) – распоряжения претора о немедленном прекращении каких-то действий, нарушающих общественный порядок и интересы граждан. С течением времени претор стал давать интердикты без проверки фактов в виде условного распоряжения, и тогда интердикты с процессуальной стороны стали похожи на иски.

    Эффект интердикта заключался в том, чтобы противник немедленно повиновался ему, не оспаривая фактов, указанных в интердикте, и не утверждая, что был нарушен запретительный интердикт.

    2. Гражданский процесс: особенности, формы, этапы (легисакциоиный, формулярный, экстраординарный процессы)

     

    2.1. Деление гражданского процесса на ius и iudicium.

    Порядок разрешения споров по делам о частных правах граждан получает название гражданский процесс.

    Основными признаками гражданского процесса Древнего Рима являлись:

    • обязательное личное участие сторон в судебном процессе (как истца так и ответчика);

  • обеспечение явки ответчика. Возлагалось на истца, т. к. представители государственной власти не могли принудительно воздействовать на ответчика. В связи с этим истец обладал правом задержать ответчика и силой доставить его в суд;
  • наличие двух стадий: «jus» и «indicium». В первой проходила подготовка к вынесению решения. Если на этой стадии ответчик признавал претензии истца, то дальнейшее производство прекращалось, и судья выносил окончательное решение.- Основной являлась вторая стадия процесса, т. к. именно в ней осуществлялась проверка всех обстоятельств дела и выносилось судебное решение.

    Строгий формализм процесса существовал на первоначальных стадиях его развития. В дальнейшем произошло упрощение процедуры. Разным периодам развития Древнего Рима соответствовали и разные типы гражданского процесса:

  • в период республики - легисакциоиный;
  • в эпоху принципата – формулярный;
  • в эпоху абсолютной монархии — экстраординарный.

     

    2.2. Per legis actiones – Легисакционный процесс: деление на стадии (in iure и in iudicio)

    Легисакционный процесс состоял из двух стадий.

    В первой стадии (in lure)
    стороны являлись в назначенный день к магистрату и приносили с собой вещь, составлявшую предмет возникшего спора (если шел о вещи недвижимой, то приносилась какая-либо ее часть: земля, кирпич и т. д.).

    После этого начинался сам процесс, который протекал в разных формах борьбы за спорную вещь. Например, сначала истец, а затем ответчик налагали на вещь особую палочку (виндикта от vindico -требовать, защищать), произнося при этом установленные обычаем формулы и фразы. Тот, кто сбился или ошибся, автоматически проигрывал спор (дело).

    Таким образом, налицо строгий формализм легисакционного процесса.

    Если никто из сторон не ошибался, то далее вносился денежный залог. Выигравшая сторона получала залог обратно, а проигравшая лишалась его, и он поступал в пользу казны.

    Залог служил для определения истинной воли стороны: если сторона отказывалась вносить залог, то это свидетельствовало о том, что она нарушила право и боится проиграть дело, т. к. одновременно с этим потеряет и сумму залога.

    На этом первая стадия процесса заканчивалась, и далее претор назначал судью для разбирательства дела по существу (стороны сами могли выбрать судью, но под контролем магистрата). Судьей мог быть только гражданин Рима.

    Вторая стадия (in iudicio)
    заключалась в том, что назначенный претором судья без особых формальностей рассматривал дело по существу (знакомился с письменными документами, заслушивал свидетельские показания и т. д.) и после этого выносил решение.

    Сторона автоматически проигрывала дело, если без уважительной причины не являлась в суд. Решение суда вступало в законную силу немедленно и не могло быть обжаловано.

    Если предметом спора являлась не вещь, а обязательство должника, то истец заявлял должнику о долге и «налагал на него руку». Если после этого должник немедленно не уплачивал долг, то истец имел право увести его к себе и заключить в оковы.

     

    2.3. Причины отмены per legis actiones. Эбуция. Законы Августа

    В 3-й четверти II в. до н.э. закон Эбуция (lex Aebutia)
    создал законодательную базу для нового вида процесса – per formulas (по формуле), или per concepta verba (посредством установленных слов). Закон называют Гай (4,30) и Авл Геллий (16,10,8). Наиболее раннее упоминание формулы содержит lex latina tabulae Bantinae. Требовалось немедленное реформирование судебного разбирательства в связи со спецификой процесса и новой денежной ситуации, это можно было сделать только в условиях, когда при организации процесса претор был в состоянии игнорировать форму, основанную на законе XII таблиц. Таким образом, в это время преторская форма процесса – per formulas – уже должна была иметь законное (предусмотренное посредством lex publica) основание.

    С течением времени сначала перегринский претор, а затем и городской претор стали практиковать упрощенный порядок заявления претензий истца и возражений ответчика с вручением истцу записки, адресованной судье. В записке указывались предположения или условия, при наличии которых судье предписывалось удовлетворить иск, а при отсутствии этих условий – отказать в иске. Эта записка называлась формулой. Отсюда новый процесс, установленный в конце концов законами Августа, вместо легисакционного получил название формулярного (производство per legis
    было заменено производством per formulas).

     

    2.4 Per formulas agere – формулярный процесс. Преимущества формулярного процесса перед легисакционным процессом

    Формулярный процесс характеризовался не только упрощением судебного разбирательства, но и появлением у претора возможности дополнять или изменять старое цивильное право. Решение судьи вступало в силу немедленно и не могло быть обжаловано.

     

    2.5. Формула как процессуальное выражение правоотношения

    Формула – это приказ претора судье, который призывает его вынести решение, приняв во внимание указанные принципы, и наделяет судью, который как частное лицо не обладал судебной властью (iuris dictio), необходимыми правомочиями по данному делу.

    Формула имела фиксированное содержание (concepta verba), но принципиальная обновляемость эдикта позволяла учитывать требования времени и давать защиту новым интересам и отношениям. Претор отражал в форме новых процессуальных средств требования развивающегося правосознания. В составлении формулы участвовали обе стороны, вносившие на основе преторских форм возможные возражения на факты, приводимые противником. Интересы сторон, таким образом, проецировались в план типизированных средств защиты, комбинация которых позволяла пластично выразить специфику конфликта, все время оставаясь в рамках строгого соответствия общезначимым нормам.

     

    2.5.1. Части формулы (partes formulae) – основные и дополнительные. Основные части формулы.

    Существуют следующие основные части формулы (partes formulae): demonstratio, intentio, adiudicatio, condemnatio

     

    2.5.1.1. Demonstration

    Demonstratio
    (демонстрация) – это часть формулы, в которой излагается состав дела, гипотеза (res de qua agitur). Она вводится союзом “quod” – “поскольку” и называет юридические факты и акты, которые создали право истца и обязанность ответчика.

     

    2.5.1.2. Intention

    Intentio
    (интенция) – это часть формулы, в которой излагается притязание (desiderium suum) истца. Она вводится словами “Si paret…”, “Если выяснится (будет доказано)… ” и называет право, на котором истец основывает требование.

    Следовало модельные обозначения истца и ответчика. “Oportere” указывает на юридическую обязанность, которая в данном случае имеет цивильный характер.

     

    2.5.1.3. Condemnatio

    Condemnatio (кондемнация) – часть формулы, в которой судье предоставляется власть осудить или оправдать ответчика.

    В
    процессе per formulas
    предметом присуждения может быть только обязанность ответчика уплатить победителю процесса денежную сумму. Присудить ответчика к совершению определенных действий (например, в соответствии с контрактом) или к выдаче спорной вещи в натуре нельзя, это нарушало бы автономию субъекта, на которой зиждиться гражданское право.

    Принцип исключительно денежного присуждения – condemnatio pecuniaria, который утверждается в преторской форме процесса, является неизбежным следствием формального равенства сторон в процессе и представляет собой одно из наиболее ярких проявлений правовой свободы. Денежный характер кондемнации выражает имущественный интерес истца в виде всеобщего эквивалента стоимости. Таким образом, возможное удовлетворение интереса посредством судебного процесса даже по предмету взыскания отличается от искомого блага, на получение которого рассчитывал участник гражданского оборота. Такое, первичное, предоставление невозможно без соучастия должника2.

    Кондемнация синтаксически связана с интенцией: “SI PARET – CONDEMNA. SI NON PARET -ABSOLVE” – и без нее невозможна. Напротив, интенция – вполне независимая часть формулы, и в судебных разбирательствах, нацеленных на констатацию права (praeiudicium), формула содержит только интенцию.

     

    2.5.2. Дополнительные части формулы, призванные наиболее полно отразить правоотношение в процессуальных категориях

    Помимо основных частей формулы, без которых она невозможна, существуют также дополнительные элементы, позволяющие учесть в одном процессе встречные требования сторон или обстоятельства, не предусмотренные типичной формулой иска.

     

    2.5.2.1. Praescriptio – , функции защиты интересов ответчика и истца

    Praescriptio
    (исковое предписание) предшествует основному тексту формулы. Первоначально она составлялась в интересах ответчика (reus) – praescriptio pro reo
    - и ставила возможность начать процесс в зависимости от выявления определенных фактов: судье предписывалось считать litis contestatio не состоявшейся, если факты не подтверждались.

     

    2.5.2.2. Excriptio – понятие, функция защиты интересов ответчика

    В дальнейшем место praescriptio pro reo занимает exceptio (эксцепция, исковое возражение), за которой и закрепляется функция защиты ответчика: так, чтобы указать на dolus противника, истец со времен Аквилия Галла использовал actio doli, а ответчик – exceptio doli. Praescriptio сохраняется как средство учесть интересы истца (actor) – praescriptio pro actore . Exceptio вставлялась после intentio и обусловливала condemnatio.

    В сравнении с praescriptio pro reo это средство защиты было более действенным, поскольку оправдательный приговор судьи в случае выяснения указанного факта был окончательным: litis contestatio поглощала иск истца так, что повторная попытка начать процесс была исключена.

    Возражения бывают временными и постоянными (Gai. D. 44,1,3; Ulp. D. 44,2,4) – exceptiones dilatoriae (temporales) и exceptiones peiemptoriae (perpetuae) (Gai., 4,121):

    Exceptio peremptoria является отменительным условием иска и может быть противопоставлена всегда и против любого истца. Если ответчик по ошибке не воспользовался exceptio peremptoria, он восстанавливается претором в первоначальное положение (in integrum restitutio) для правильного составления формулы (Gai., 4,125). Эта помощь обычно не оказывалась, если неиспользованной осталась exceptio dilatoria.

     

    2.6. Этапы судопроизводства per formulas – in iure и in apud.

    2.6.1. Процессуальные действия на стадии in iure.

    Роль истца заключалась в том, что он выступал инициатором по делу путем досудебного ознакомления ответчика с иском, содержавшим требования истца. Сбор доказательств и подготовка материалов дела также проводилась на досудебном этапе. После это го истец обращался с иском к претору с просьбой выдать необходимую истцу формулу для дальнейшего рассмотрения дела судьей.

    Роль ответчика заключалась в том, что он должен был явиться к претору (под угрозой применения санкций за неисполнение) и должен был защищать себя «надлежащим образом», т.е. быть активным участником процесса: заключать договоры и стипуляции, выставлять exeptio и т.д. Если же ответчик не исполнял этих обязанностей, то он считался indefensus (незащищенным), что влекло решение дела не в его пользу.

    Несмотря на активность сторон в ходе процесса, составление формулы находилось в исключительном ведении претора. Составленную формулу претор вручал истцу, а тот знакомил с ней ответчика, при этом процесс переходил в стадию litis cotestatio и производство in iure прекращалось, а иск погашался

    Litis contestatio. Представляет собой установление предмета тяжбы. Именно с моментом литисконтестации связан о погашении иска и как следствие о возможности вторичного рассмотрения иска, так как в Римском праве действовал принцип: дважды по одному делу недопустим иск. Несмотря на это истец мог обратиться к претору вторично, так как при вещных исках и при личных исках in fuctum процессуальное погашение иска не наступало. С момента литисконтестации наступает и другое последствие:, вся ответственность за причинение вреда предмету спора (даже в случае действия непреодолимой силы) ложится на ответчика. После контестации иска ответчик становился пассивным участником процесса.

     

    2.6.2. Процессуальные действия на стадии in apud.

    ПРОИЗВОДСТВО IN IUDICIO представляет собой вторую стадию судебного разбирательства в указанных формах процесса и состоит в рассмотрении дела частным судьей.

    РОЛЬ СУДЬИ. Для рассмотрения дела во второй стадии стороны определяли частного судью, утверждаемого претором или же судья назначался претором из установленного списка. На этой стадии производства судья нес полную единоличную юридическую ответственность за свои действия и свое решение, но в то же время он имел право обратиться за советом или консультацией к тому, к кому он считал нужным ( к юристам, друзьям и т.д.). Помимо этого судья оставался зависимым от власти претора, который мог

    вмешиваться в ход процесса и даже мог запретить судье выносить решение по делу, что влекло срыв процесса. Однако если решение судьей выносилось, то оно было окончательным и обжалованию не подлежало. При вынесении решения судья должен был исходить только из формулы, составленной претором, поэтому в случае некорректности первой вынесенное решение могло существенно урезать законные интересы истца.

    ДОКАЗЫВАНИЕ проходило в процессе рассмотрения дела судьей. Бремя доказывания возлагалось на обе стороны следующим образом: истец должен был доказать те факты, на которых он обосновывал свои требования, а ответчик – те, которые лежали в основе его возражения. В качестве доказательств рассматривались свидетельские показания, показания сведущих лиц, осмотр на месте, документальные данные, присяга. При этом не существовало обязанности свидетелей являться в суд для дачи показаний

     

    2.7. Процессуальное представительство (добровольное и обязательное).

    1. На стадии in iure стороны могли выставить заместителей. Известно два вида процессуальных представителей: cognitor и procurator ad litem. О назначении когнитора противнику сообщалось посредством одностороннего акта – datio cognitoris. Когнитор вел дело от своего имени, поэтому использовалась формула с перестановкой лиц: в intentio упоминалось имя представляемого (dominus litis), тогда как condemnatio обращалась на когнитора. Если когнитор выступал на стороне ответчика, то в intentio упоминалось имя dominus litis, а в condemnatio присуждению подвергался когнитор. Претор, однако, давал представляемому лицу (или против него) иск, аналогичный иску из судебного определения, – actio iudicati utilis.

    Прокуратором в процессе мог быть общий управляющий представляемого, а мог быть специально назначенный по воле dominus litis заместитель. О назначении прокуратора противнику не сообщалось, так как эта фигура обычно появляется именно в отсутствие dominus litis. Прокуратором считалось и лицо, взявшее на себя ведение процесса без специального приказа или поручения – по доброй совести (“bona fide”).

    Если прокуратор представлял ответчика, то чтобы считаться достойным заместителем в процессе он давал cautio iudicatum solvi – гарантию исполнить судебное решение. Прокуратор также вел процесс от своего имени, и претор составлял формулу с перестановкой лиц.

    2. 0т указанных случаев добровольного представительства следует отличать процессуальное представительство, устанавливаемое по необходимости в отношении лиц с ограниченной дееспособностью. Безумный (furiosus) и расточитель (prodigus) не могут выступать в суде самостоятельно: вместо них дело ведет куратор (curator), но процесс производит эффект непосредственно на стороне представляемого (активно или пассивно – управомоченным на actio iudicati лицом является сам подопечный). Сходный режим установлен для ведения дел опекуном малолетнего или женщины в отсутствие подопечных, тогда как в нормальном случае они действуют в суде сами, но при условии утверждения акта опекуном (tutore auctore).

     

    2.8. Судебное решение (iudicatium). Законная сила решения

    Решение судьи (sententia, суждение) – это частного лица, которое получало обязательную силу на основании соглашения сторон и iussum iudicandi магистрата. С вынесением sententia (осуждения или оправдания ответчика) предмет разбирательства считался решенным – res iudicata

    Судебное решение исключало повторение процесса как в негативном плане, поскольку оно становилось основанием для exceptio rei iudicatae (преклюзивный эффект), так и в позитивном, ибо отпадала необходимость в дальнейших судебных разбирательствах по вопросам, которые получили в нем решение (преюдициальный эффект).

    Судебное решение, отрицавшее существование какого-либо права, прекращало и все зависимые от него права.

     

    2.9. Оспаривание судебного решения

    Судебное определение, вынесенное в процессе per formulas, не подлежало обсуждению, однако лицо, проигравшее процесс, могло оспорить само его существование, то есть попытаться доказать его ничтожность.

    Ответчик, не согласный с судебным решением, мог вынудить победителя процесса вчинить против него actio iudicati (не позже чем через 30 дней после вынесения приговора) и противопоставить ему exceptio: “an iudicatum sit” (“не ничтожно ли судебное решение”). В случае проигрыша процесса сумма присуждения увеличивалась вдвое.

     

    2.10. Исполнительное производство в формулярном процессе.

    Если лицо, проигравшее процесс, не исполняло судебное решение, оно подвергалось расправе, направленной либо на его личность, либо на его имущество.

    Победитель процесса, в соответствии с addictio претора, отводил должника к себе домой, где он мог наложить на него оковы или заставить работать на себя. Положение addictus, видимо, не регулировалось никакими нормами, хотя, согласно одному позднему свидетельству (Ps. Quint., decl., 311), он мог быть освобожден по отработке долга (“lex dicit: addictus donee solveret serviat” – “закон говорит: пусть присужденный судебным решением служит как раб, пока не расплатится”). Личная расправа в эту эпоху подчинена прагматическим соображениям – воздействовать на родственников и друзей должника, побуждая их уплатить iudicatum.

    Преобладающим способом принудительного исполнения судебного решения стало обращение взыскания на имущество осужденного в форме bonorum venditio (конкурсная распродажа), что согласуется и с денежным характером присуждения, и с закономерностью главного последствия отказа от защиты -редукцией личного статуса нарушителя. Итогом конкурсной распродажи имущества неоплатного должника являлось его полное исключение из системы гражданско-правовых связей – гражданская смерть (своеобразная ликвидация частного лица как участника гражданского оборота) – и соответствующее замещение его роли в обороте другим лицом – правопреемником.

    Расправа начиналась с того, что претор особым декретом вводил победителя процесса во владение имуществом должника. В течение следующих 30 дней (15 – при missio по случаю смерти должника) кредитор должен был объявлять о намечающейся конкурсной распродаже. Другие кредиторы должника тоже могли вступить во владение его имуществом, даже если по их требованию не было вынесено судебного решения.

    Затем кредиторы выбирали управляющего конкурсом – magister bonorum, который готовил lex bonorum vendundorum (правила конкурса), устанавливая соотношение актива и пассива в имуществе должника и условия последующих торгов. Претор должен был одобрить lex bonorum vendundorum и объявить распродажу. Обычно продажа происходила в форме публичного аукциона. С автором лучшего предложения заключалась сделка продажи имущества должника – bonorum venditio, которая выражает факт гражданской смерти продавца.

    Если срыв процесса или исполнения судебного решения связан с отсутствием представительства на стороне недееспособного лица (infans, furiosus, prodigus), то принудительное взыскание обращалось лишь на отдельные вещи – bonorum distractio - и не сопровождалось infamia

    Bonorum distractio стала моделью для экстраординарного и постклассического исполнительного производства

     

     

    2.11. Per exstra ordinem actiones – экстраординарный процесс: происхождение и суть

    Классические юристы говорят о процессуальных средствах extra ordinem, противопоставляя судебные разбирательства с особой процедурой процессу per formulas, предусмотренному законом 17 г. до н.э. как ordo iudiciorum privatorum. Эти формы – cognitiones - в классический период разнообразны, но они имеют общие черты, которые получили известную унификацию в постклассический период, когда, с отменой производства per formulas в 342 г cognitio стала ординарным видом процесса.

    Все разбирательство разворачивается перед магистратом или чиновником: исчезает фигура частного судьи и деление на фазы in iure и apud iudicem. Решение судьи становится приказом государственного органа, и именно с ним (а не с litis contestatio) связывается преклюзивный эффект процесса. Сила такого решения зависит от иерархии судебных инстанций, высшей из которых является сам император, поскольку допускается апелляция в высшую инстанцию на решение нижестоящего суда. Ответчик не участвует в установлении процесса, который в случае его неповиновения принимает принудительный характер. Усиление административного произвола в процессе в ущерб строгости формы делает возможным предъявление со стороны ответчика встречных требований истцу в рамках одного разбирательства.

    Возникновение cognitiones относится к правлению Августа, который уже в 30 г. до н.э. получает судебную власть как высшая апелляционная инстанция. В Риме cognitiones вводились для защиты отдельных отношений, конструкция которых не вписывалась в систему процесса per formulas. В провинциях уже в эпоху Республики существовали различные формы cognitio для решения дел между Перегринами без отечества (peregrini nullius civitatis), тогда как при участии римских граждан (хотя бы с одной стороны) процесс строился по правилам провинциального эдикта. Однако уже во второй половине II в. процесс per formulas практически исчезает в провинциях, даже сенаторских, полностью уступая место cognitiones к началу III в.

     

    2.12. Порядок Per exstra ordinem actiones

    Cognitiones классической эпохи начинались с вызова ответчика в суд посредством denuntiatio -устного заявления истца, в котором он излагал дело и называл срок явки к магистрату. Иногда вызов в суд по просьбе истца осуществляет публичный орган – evocatio.

    Если ответчик не отзывался, следовала публичная evocatio edictis, и вызов в этой форме повторялся трижды. Если эти меры не имели успеха, магистрат издавал edictum peremptorium, угрожая провести процесс заочно. Contumacia первоначально вела к автоматическому проигрышу процесса.

    Ответчик, ослушавшийся приказа судящего магистрата, рассматривался как лицо, оскорбившее его авторитет – contumax. Неявка истца прекращала процесс. Появившись перед магистратом, стороны излагали ему дело в свободной форме. Ответчик должен был привести возможные возражения

    Другое новшество составляет присуждение ответчика к уплате судебных издержек (sumptus litis), имевшее штрафной характер, а также судебной пошлины государству (sportulae), которая развивается в постклассический период. При осуждении к уплате денежной суммы, уже во II в. судье дозволяется возлагать на ответчика обязанность уплатить проценты при задержке выплаты pecunia condemnationis

     

    2.13. Appellatio

    Апелляция должна была быть представлена самому судье либо в устной форме – сразу же по вынесении приговора, либо в письменной (libellus appellatorius) – в ближайшие же дни.

    Судящий магистрат, на приговор которого направлялась апелляция решал – не без злоупотреблений положением, что нередко вынуждало принцепса вмешиваться самому, – дать ли протесту ход.

    Отклонение апелляции мотивировалось пороками формы или очевидным желанием ответчика затянуть вступление судебного решения в силу. Апелляция откладывает вступление приговора в силу. Решение судьи апелляционной инстанции – если апелляция не отклонена – заменяет собой предшествующее судебное решение. Если решение было вынесено в высшей судебной инстанции (самим принцепсом), оно вступало в силу немедленно. Решение, вступившее в силу, имеет преклюзивный эффект.

    Решение, вынесенное в cognitio extra ordinem, подвержено appellatio (апелляции которая развилась из практики жалоб на несправедливые самому принцепсу. Император делегировал рассмотрение апелляций префектам города и претория соответственно тому, был ли приговор вынесен в Риме или за его пределами. В провинциях апелляции рассматривали проконсулы, тогда как апелляционной инстанцией по их приговорам был принцепс.

     

     

    2.14. Исполнительное производство в экстраординарном процессе

    Исполнительное производство отличалось от ординарного лишь в некоторых деталях. Если ответчик был присужден in ipsam rem, приведение решения в исполнение осуществлялось силой (manu militari – вооруженной рукой). Существенное новшество было введено Антонином Пием на случай принудительного взыскания, объем которого не превышал всего имущества осужденного. Магистрат захватывал – на основе его права pignore сареге – отдельные вещи осужденного и победитель процесса осуществлял их публичную продажу с торгов. Если покупателей не находилось захваченные вещи могли быть присуждены в собственность победителя процесса, но так, чтобы их стоимость не превышала сумму долга. Этот вид принудительного исполнения судебного решения примечателен тем, что взыскание не обращается на все имущество осужденного.Правовым основанием такого смягчения наказания является замена солидарности гражданского общества подчинением частного лица публично-административной власти. Уже в конце I в. принцепс принимает апелляции и на решения, вынесенные в процессе per formulas.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3. Понятие и виды исков

     

    3.1. Понятие иска (actio) в римском гражданском праве.

    Только в тех случаях, когда орган государства устанавливал возможность предъявления иска (actio) по делам известной категории, можно было говорить о праве, защищаемом государством. В этом смысле можно сказать, что римское частное право есть система исков. Иски вырабатывались в Риме исторически, и их число всегда было ограниченным. При этом в эпоху формулярного процесса actio нередко давалась там, где лицо не обладало правом по цивильной системе, и, наоборот, несмотря на наличие цивильного права на иск, преторы отказывали в предоставлении формуль для соответствующего иска.

    Общее понятие иска дается в Дигестах: Иск есть не что иное, как право лица осуществлять судебным порядком принадлежащее ему требование.

     

    3.2. Виды исков.

    По личности ответчика иски делились на actiones in rem (вещные иски) и actiones in personam (личные иски).

    По объему и цели имущественные иски делились на три группы: Actiones poenales — штрафные иски, mixtae — иски, осуществляющие и возмещение убытков Actiones rei persecutoriae — иски для восстановления нарушенного состояния.

     

    3.2.1. Actiones in rem – вещный иск.

    Вещный иск направлен на признание права в отношении определенной вещи (например, иск собственника об истребовании его вещи от лица, у которого эта вещь находится); ответчиком по такому иску может быть любое лицо, нарушающее право истца, ибо нарушителем права на вещь может оказаться

    каждое третье лицо.

     

    3.2.2. Actiones in personam – личный иск.

    Actiones in personam направлена на выполнение обязательства определенным должником (например, требование платежа долга).

    Обязательство всегда предполагает одного или нескольких определенных должников; только они могут нарушить право истца, и только против них и давался личный иск.

    Впрочем, иногда ответчик по личному иску определялся не прямо, а с помощью какого-то посредствующего признака; например, иск из сделки, совершенной под влиянием принуждения, давался не только против того лица, которое принуждало, но также и против всякого, кто получил что-либо от такой сделки. Такие иски назывались actiones in rem scriptae (подобные вещным искам).

     

    3.2.3. Actio stricti iuris – иск строгого права.

    При рассмотрении исков строгого права судья связан буквой договора, из которого вытекает иск.

     

    3.2.4. Actio bonae fidei – иск, построенный на принципе добросовестности.

    При рассмотрении исков bonae fidei положение судьи свободнее. Он имеет право принимать во внимание возражения ответчика, основанные на требованиях справедливости, хотя в формулу иска и не была включена особая эксцепция.

     

    3.2.5. Actio utilis – иск по аналогии.

    Одним из средств для осуществления правотворчества без изменения буквы закона служила actio utilis, т.е. иск по аналогии. Эту разновидность исков можно пояснить на следующем примере. Если одно лицо неправомерно уничтожает или повреждает чужое имущество, то по Аквилиеву закону (республиканского периода, приблизительно III в. до н.э.) причинитель вреда отвечает лишь при условии, если вред причинен телесным воздействием на телесную вещь. С помощью иска в форме utilis претор распространил защиту потерпевшего вред и на те случаи, когда вред причинен виновным образом, но без непосредственного телесного воздействия на вещь (например, лицо виновным образом уморило чужое животное голодом).

     

    3.2.6. Actio ficticia – иск с фикцией.

    Иск с фикцией (actio ficticia) предъявлялся в тех случаях, когда претор признавал необходимым распространить предусмотренную законом защиту на какое-то новое, не предусмотренное в законе отношение, и предлагал (в формуле) судье допустить существование некоторых фактов, которых в действительности не было, и с помощью такой фикции подвести новое отношение под один из существующих исков.

     

    3.2.7. Actio poenales – штрафной иск.

    Actiones poenales — штрафные иски, цель которых в частном наказании ответчика. Предметом их служили: а) прежде всего взыскание частного штрафа и б) иногда возмещение убытков, но, в отличие от acti rei persecutoria, посредством actio poenalis можно было истребовать не только то, что отнято или получено, но и возмещение такого ущерба, которому на стороне ответчика не соответствовало какое-либо обогащение. Например, actio doli — иск против лица, которое обманом причинило убытки, хотя и не обогатилось от этого.

     

    3.2.8. Actiones mixtae – смешанные иски (simplices и duplices).

    Actio mixtae — иски, осуществляющие и возмещение убытков и наказание ответчика, например, actio legis Aquiliae: за повреждение вещей взыскивалась не их стоимость, а высшая цена, которую они имели в течение последнего года или месяца.

     

    3.2.9. Condictione – личный иск о переносе собственности.

    Личные иски, направленные на получение вещей (денег, других заменимых вещей) или совершение действий, называются condictiones . Личное требование в римском праве рассматривается с точки зрения кредитора как требование принадлежащего ему долга (debitum) или обязанности должника что-либо дать или сделать (dare, facere, oportere).

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    4. Особые средства преторской защиты

     

    4.1. Interdictio (интердикты) – понятие, основания выдачи претором.

    Помимо предоставления исков, преторы, пользуясь принадлежавшей им властью (imperium), оказывали иногда защиту особыми средствами, своими безусловными непосредственными распоряжениями.

    Интердикты (запрещения) – распоряжения претора о немедленном прекращении каких-то действий, нарушающих общественный порядок и интересы граждан. С течением времени претор стал давать интердикты без проверки фактов в виде условного распоряжения, и тогда интердикты с процессуальной стороны стали похожи на иски.

    Если обещание дано в присутствии претора (стипуляция), то оно становится обязательным, и в случае его неисполнения возможно применение принудительных мер. Эффект интердикта заключался в том, чтобы противник немедленно повиновался ему, не оспаривая фактов, указанных в интердикте, и не утверждая, что был нарушен запретительный интердикт.

     

    4.2. Правовая природа средств преторской защиты как непосредственных распоряжений. Их отличия от исковых средств защиты.

    Интердиктное производство отличается от обычного искового порядка рассмотрения частных споров тем, что судебный магистрат здесь выступает исключительно как носитель высшей власти, издающий приказы по отношению к гражданам. Интердикты издревле издавались претором по расследовании дела. Поэтому интердикты были безусловными категорическими приказами, санкционированными штрафами и взятием залога. Интердиктное производство было проявлением административной власти преторов. В классическом праве интердикт претора стал условным приказом, которым начиналось особое интердиктное производство. Оно могло стать базой для последующего судебного разбирательства, перейти из области управления в область юрисдикции. Этот акт принимался магистратом, для скорейшего разрешения частных споров по просьбе одной из сторон.

     

    4.3. Безусловные и условные распоряжения преторов.

    Интердикты были безусловными категорическими приказами. В классическом праве (Гай. 4. 138) интердикт претора стал условным приказом, которым начиналось особое интердиктное производство. Оно могло стать базой для последующего судебного разбирательства, перейти из области управления в область юрисдикции.

     

    4.4. Владельческие интердикты.

    Природа владельческой защиты и интердиктов определялась тем, что они были продуктом административной деятельности претора. В данном случае эта деятельность не ставила себе задачи разрешения вопросов о правовом основании владения, а ограничивалась сохранением существующего фактического состояния, которое оказалось, таким образом, юридически защищенным.

     

    4.4.1. Inter dicta retinendae possessionis – интердикты об удержании владения: interdictium uti possidetis; interdictium utrubi.

    Interdicta retinendae possessionis называемые по первым словам преторского приказа: ‘uti possidetis’ (“как вы владеете”) и ‘utrubi’ (“который из вас двоих”) служили не только для удержания актуального владения, но и для восстановления владения на стороне наилучшим образом управомоченного лица.

    Так, интердикт ‘utrubi’ отдавал преимущество в споре тому, кто провладел вещью большую часть того года, когда слушалось дело, Гай указывает и на другую функцию этих интердиктов: определение ролей в виндикационном процессе. Владеющая сторона имела преимущество в распределении onus probandi. При Юстиниане режим защиты движимых вещей был приравнен к недвижимым и интердикт ‘utrubi’ утратил свою специфику.

    Исторически интердикт по uti possidetis возник раньше интердикта utrubi об охране движимых вещей. Плавт упоминает последний в комедии, относящейся к 200 г. до н.э. По-видимому, спорящие приносили спорные вещи (приводили рабов) к претору, который и объявлял сторонам своей интердикт, в котором обычно обещал признать владение за тем из них, кто провладел вещью большую часть последнего года.

    Первое слово этого интердикта — utrubi (где из двух, у кого из двух) показывает, что он охранял не наличное владение во время издания интердикта, а то владение из двух претендующих на него сторон, которое продолжалось большую часть последнего года, считая от издания интердикта. Побеждает владелец, в доме которого типичный предмет спора (раб) пробыл во владении больше времени, чем у другой стороны.

    Оба интердикта об удержании владения Гай называет еще запретительными, так как в формулах этих интердиктов содержалось преторское запрещение применять насилие. Если же имела место порочность, и владение рабом находилось в руках виновной стороны, то претор разрешал первому владельцу «отвести его к себе в дом». Interdictum utrubi осуществлял таким образом функцию возвращения утраченного владении, т.е. рекуператорную.

     

     

    4.4.2. Interdicta recuperendaepossessionis – интердикты о возврате владения: interdictium unde vi; interdictium de precario.

    Вторую группу владельческих средств защиты составляли рекуператорные интердикты. Они содержали условный приказ, обращенный только к одной стороне, как ответчику, почему Гай в противоположность двусторонним интердиктам первой группы называет их простыми, simplicia.

    Приказ содержал предписание правонарушителю, активному насильнику возвратить (restituere) потерпевшему неправомерно отнятые объекты. В эту группу входили два интердикта: de vi и de precario

    Насильственное вытеснение из владения земельным участком давало изгнанному в течение года право требовать interdictum di vi о восстановлении владения, кроме случаев, когда последнее было опорочено обыкновенным насилием самого просящего защиты.

    Преторы предоставляли защиту менее опасному для общественного спокойствия владельцу и, не обращая внимания на его обыкновенное насилие, давали интердикт против квалифицированного насильника. Ко времени Гая память об этой обстановке утратилась, и он мотивирует такой характер интердикта реакцией против дикости и крайности вооруженного насилия.

    Истцом, являлся всякий, кто утрачивал, вследствие насилия, юридическое владение земельным участком, а ответчиком, кто вытеснил истца, независимо от того, сохранялось ли владение за ним или он переставал уже владеть. Третьи лица, получавшие насильственно отнятое имение, не подлежали действию интердикта. Ответчику предписывалось возвратить владение и возместить убытки.

    В праве Юстиниана возражение о порочности владения вообще не допускалось и interdictum de vi действовал неограниченно в течение года

    Для возврата движимых и недвижимых вещей, предоставленных во временное пользование до востребования, служил интердикт de precario — о прекарном владении. Давший в прекарий вещи истец имел то преимущество, что приказ о возврате не содержал оговорки о порочном владении, а потому был действительным и при недостатках владения самого просящего защиты.Ответчик по этому интердикту отвечал и в этом случае, если он умышленно перестал владеть объектом прекария, т.е. был не действительным, а фиктивным владельцем

     

     

    4.5. Restitucio in integrum – восстановление в первоначальное положение.

    Понятие реституции. Классическое право не знало обжалования судебного решения в собственном смысле. Однако сторона, недовольная судебным решением, могла просить у претора restitutio in integrum, восстановления в первоначальное положение, т.е. просить об уничтожении наступивших юридических последствий. Это средство защиты давалось претором не только против судебного решения, но и в ряде других случаев, когда по обстоятельствам дела претор не считал возможным строгое применение общих норм права. Применение этого экстраординарного средства производилось как по просьбе сторон, так и по собственному усмотрению магистрата в целях защиты верхушки господствующих классов.

    Основания реституции. Для применения реституции требовались три условия:

  1. Наличие имущественного или неимущественного ущерба (laesio), причиненного действием или упущением.
  2. Наличие у просителя оправдывающего реституцию основания (iusta causa), как-то: a) minor aetas (менее 25 лет); б) quod metus causa;* в) error (редко); dolus malus (rause); г) временное отсутствие (в плену и т.п.).

    (3) Своевременная просьба.

    реституции. реституции заключалось в том, что она лишала силы факт, приведший юридические отношения к существующему состоянию, и восстанавливала прежнее состояние этих отношений.

    Истец, получивший реституцию, должен был вернуть ответчику выгоду, полученную от погашения юридического отношения, например, покупатель, получивший обратно уплаченную цену, обязан вернуть продавцу купленный товар.

    При применении реституции против судебного решения решение считалось несостоявшимся и начинался новый процесс.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    5. Исковая давность

     

    5.1. Понятие исковой давности.

    Состояние неопределенности, которое возникает ввиду не предъявления иска в течение продолжительного времени после того, как возник повод для его предъявления, создает, с хозяйственной точки зрения, неуверенность, неустойчивость отношений. Для предупреждения таких неблагоприятных последствий устанавливается известный максимальный (давностный) срок, в течение которого управомоченное лицо может требовать рассмотрения его иска. Такой срок называется исковой давностью.

    Исковая давность означает погашение возможности процессуальной защиты права вследствие того, что в течение известного времени такая защита не была осуществлена заинтересованным лицом.

     

    5.2. Сроки исковой давности.

    Общий срок исковой давности установлен Юстинианом в 30 лет, но были и другие сроки.

     

    5.3. Законные сроки предъявления иска и их отличие от исковой давности.

    Классическое право исковой давности не знало. Классическое право знало лишь законные сроки для некоторых исков. Их отличие от исковой давности в том, что при законном сроке само право действует лишь в течение определенного времени; например, поручительство действует только в течение двух лет, после чего автоматически погашается. А при исковой давности право, установленное в принципе бессрочно, погашается бездеятельностью управомоченного лица. При исковой давности, когда бездеятельность не могла быть поставлена в вину, допускались перерыв и приостановление этой давности, невозможные при срочных исках.

     

    5.4. Условия исковой давности.

    Условия исковой давности касались ее начала, течения и действия. Начало течения устанавливалось с момента возникновения искового притязания, в частности:

  3. При праве собственности и других правах на вещи — с момента нарушения кем-либо господства лица над вещью.
  4. При обязательствах не делать чего-либо — когда обязанный субъект совершал действие, противоположное принятой обязанности.
  5. При обязательствах что-либо сделать — когда возникала возможность немедленно требовать исполнения обязанности от обязанного.

     

    5.5. Неосуществление права на иск.

    Для того, чтобы иск считался осуществленным, недостаточно его предъявления компетентному суду или третейскому суду, но по классическому римскому праву, для этого требуется сообщение иска ответчику. Если над имуществом должника открыть конкурс, то давность прерывается.

     

    5.6. Bona fides лица, в пользу которого течет давность.

    Bona fides представляет собой добросовестное заблуждение в отношении истинного объема вещного права отчуждателя. Согласно широко одобренному мнению Сабина, добросовестность приобретателя фиксируется только на момент передачи вещи. Добросовестность не требуется от приобретателя по давности в тех случаях, когда переход к нему владения вещью не основывается на соглашении с предшественником

     

    5.7. Перерыв и приостановление исковой давности.

    Перерыв исковой давности приводил к тому, что истекшее время более не шло в счет; течение же давности начиналось снова. Приостановление исковой давности означало, что ее течение временно приостанавливается по какой-нибудь причине; например, ввиду несовершеннолетия лица, либо юридических препятствий для предъявления иска, например, до составления инвентаря наследства

     

    5.8. Последствия исковой давности.

    По иску собственника течение давности срока начинается с того момента, когда вещь собственника не правомерна удерживается другим лицом, а по обязательству из займа с того дня, когда лицо давшее взаймы получает право требовать отданной взаймы суммы.

    Новая исковая давность может начинаться, если после признания долга платежа не последовало. Если иск погашен давностью, а его тем не менее отправляют в суд, то ответственность может противопоставить возражение, отсюда следует, что судья обязан их официально принимать во внимание факта истечения давности. Последствия возражения вещных и личных прав различны.

    Вещное право после погашения иска продолжает существовать против теперешнего владельца вещи и его приемников не защищаемые иском. Но если вещь попадает во владение какого-либо третьего лица субъект вещного право может истребовать её посредством вещного иска.

  •  
Метки текущей записи:
, , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
Автор статьи:
написал 302 статьи.
Комментарии:

Оставьте комментарий!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.