Иностранные шпионы и предатели в России при Петре Первом

17.06.2015 Автор: Рубрика: Бизнес, Политология»

Иностранных шпионов или предателей в России изобличали и раньше, платных осведомителей заграничных дипло- матов-разведчиков или шведского толмача Нильсена, добывавшего по заданию своего короля о родословной московских царей. Когда у Петра I закончился крахом его первый серьезный поход против Турции, всю его неудачу ‘списали на измену в пользу турок голландского офицера на русской службе Якоба Янсена.

Также на сайте intercredit.com.ua можно узнать много интересного на тему tradingbanks отзывы. Что означает вообще тема tradingbanks отзывы о брокерской компании – про это написано на сайте intercredit.com.ua. Спасибо сайту за информацию.

Он якобы выдал туркам секретный план мобилизации русской армии, после чего бежал к ним и принял ислам. Позднее при взятии русскими войсками Азова Янсен был пленен, с позорящей его измену табличкой провезен по Москве и в итоге казнен. Он действительно был предателем, действительно сменил православие на ислам так же легко, как когда-то променял католическую веру на православную, но считают, что размах ущерба от его измены был здорово тогда преувеличен для оправдания неудачного дебюта царя Петра Алексеевича в качестве полководца.

Такое в истории России в те времена случалось не раз. Еще когда Петр за малостью лет не правил Россией, его се- стра-регентша Софья отправила крупную армию под началом своего фаворита князя Голицына отбивать у турок Крым. Поход закончился неудачей, потрепанное русское войско отошло, хотя в Москве и попытались трубить о крупной победе. Тогда, чтобы отвести подозрение в военной некомпетентности от Голицына, изменниками объявили шедших с ним на турок украинских казаков под началом их гетмана Самойловича, которого по заведенной быстро арестовали и сослали в холодные края.

Вряд ли все эти разоблачения с сомнительными сейчас доказательствами (обычный донос на Самойловича в поджоге травы в степи перед конницей Голицына доказательствами так и не подтвержден) можно считать контрразведывательной деятельностью в полном ее понимании. Тот же Петр и старшину Кочубея на Украине казнил по обвинению в измене, хотя изменником оказался как раз указавший на предательство Кочубея и ранее Самойловича новый гетман Украины Мазепа, ушедший затем со шведами за границу.

Это скорее примитивный черновик контрразведки, каким был и черновик у тайной полиции. В нем все перемешано воедино: государственная измена, шпионаж в пользу заграницы, просто недозволенные сношения с иностранцами, личная неприязнь царя и так далее. Когда в 1703 году в России умер посол Саксонии Кенигсек, у него не побрезговали обыскать карманы и нашли тайную переписку с фавориткой и любовницей царя Петра I Анной Моне.

Речь шла не о выдаче российских государственных или военных секретов, а о любовной интриге. Но первую любовь царя Петра и несколько человек из его окружения арестовали именно по обвинению в выдаче неких государственных секретов, долго допрашивая. В итоге легкомысленную придворную фаворитку все же выпустили из- под стражи, лишив всего подаренного царем богатства, сбагрив затем в жены послу Пруссии Кейзерлингу.

Это, разумеется, от контрразведки отстоит достаточно далеко. Но вот в годы работы петровской Тайной канцелярии ей арестованы несколько уже настоящих тайных агентов шведского и французского королей, главных неприятелей петровской империи в тогдашнем мире наряду с вечным врагом в лице Турции. Это еще один повод считать Тайную канцелярию спецслужбой. Да и всех вышеупомянутых особенностей достаточно, на мой взгляд, для наделения этого детища Петра таким статусом.

Ну и еще одной особенности созданной Петром I Тайной канцелярии нельзя не отметить. Ее брутальность и жестокие методы работы, сохранившиеся по наследству от ведомства Преображенского приказа, в полной мере опирались на проверенную систему «Слово и дело». Здесь все шло по заведенной цепочке: донос—арест—пытка—признание—приговор. Клубки от полученных на дыбе показаний тянули за собой все новые и новые аресты. Все российские историки, пристально занимавшиеся деятельностью петровской Тайной канцелярии (М.И. Семевский, В.И. Веретенников, Е.В. Анисимов), это отмечали, признавая в этой спецслужбе бесконечный конвейер пыток и репрессий.

Таким был ее жестокий петровский век, и такие задачи ставил перед ней немилосердный император-реформатор России. В этих конкретных делах, расследуемых тайной полицией графа Толстого, впечатляет и бесконечность таких процессов, и их размах, и проступающая через бумагу архивных документов почти нечеловеческая жестокость часто по не самым важным для государственной безопасности делам.

  •  
Метки текущей записи:
, , , , ,
Автор статьи:
написал 6019 статей.
Комментарии:

Оставьте комментарий!

Вы должны быть авторизированы чтобы оставлять комментарии.